Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » Павел Брюн. В Легенде нет остановок

Павел Брюн. В Легенде нет остановок

  • Закладки: 
  • Просмотров: 1 476
  • печатать
  •  
    • 0


"Я не хочу верить в то, что длинная, восхитительная Жизнь Майи Плисецкой завершилась “остановкой сердца” или вообще - “остановкой” чего бы то ни было..." Ничего не завершилось. Просто включилась память... Прекрасное слово режиссера, хореографа, музыканта Павла Брюна.

Я не хочу верить в то, что длинная, восхитительная Жизнь Майи Плисецкой завершилась “остановкой сердца” или вообще - “остановкой” чего бы то ни было.

Она заврершилась не остановкой, а напротив - каким-то непонятным никому из нас Движением, Арабеском, Аттитюдом, который, словно поворот ключа, открыл для Великой Артистки новое Пространство - Пространство Легенды...

В Легенде нет Остановок.

Легенда начинается с Молвы. Молва - с Поступка. Поступок - с Желания. Ленивой душе желания не свойственны, наверное.

...Молва от Театре Гедрюса Мацкявичюса ощутимыми волнами гуляла по Москве середины 70-х.

Про нас говорили в курилках НИИ, за кулисами московских театров, на Стриту и на богемных кухнях, в мастерских художников и в Универе. Говорили много.

А мы тем временем работали.

Днем - кто-где, дабы снискать хлеб насущный.

Вечером - бесплато вовсе - в любимом и единственном ДК Курчатова.

Мы обживали тот "ковчег", который сами для себя и строили, дабы не потонуть в зыбком,
холодным своими глубинами Повседневном Немилом.

Мы учились друг у друга, и все то, что по крупице нарабатывалось, несли в те, редко игравшиеся, и потому - всегда становившиеся событиями как для нас, так и для зрителя, спектакли.

Нас видели многие. Мы же, в силу разных причин, не видели почти никого, кроме собственных отражений в зеркалах репетиционного зала. Да и то - изредка: по-другому устроена была наша тогдашняя работа.

Да и смотреть в то время было, в общем-то, нечего.

Пластического театра, как такового, в СССР тогда практически не существовало.

Классический балет прочно ассоциировался с официозом, что отбивало к нему всякий интерес. Пожалуй, до того момента, когда Григорович рзродился своим бессмертным “СПАРТАКОМ” с Васильевым, Лиепой, Максимовой и Тимофеевой.

Зарубежные же балетные труппы нечасто появлялись в нашей стране. Мы вырывались "в самоволку", дабы примерно раз в год увидеть Хосе Лимона, Элвина Эйли, или Ролана Пети. И посещения спектаклей этих титанов так же становились событиями и в нашей жизни.

В моей, тогда еще двадцатилетней башке, по необразованности и нахальству, мирно соседствовали образы, увиденные в спектаклях великих хореографов и режиссеров ХХ века и мои собственные Шут из "Преодоления" или Хоакин Мурьета из "Звезды и Смерти...”

Я "милостиво" пускал в свою каюту на нашем "ковчеге" тех, кого теперь мы знаем, как классиков прошлого столетия.

"Они, конечно, молодцы, - думал я. "Но и мы - тоже ничего себе! Они делают иную хореографию. А мы - иную пантомиму..."

Внутри зарождалось и росло ощущение взаимопричастности с Великими...

Ковчег дал течь в конце 1976 года.

Началось это с того, что в нашу бухту зашла эскадра из Большого театра.

То были Майя Плисецкая с Родионом Щедриным, Екатерина Максимова и Владимир Васильев, Михаил Лавровский, Людмила Семеняка, Александр Годунов... В общем - весь тогдашний пантеон Большого.

В тот вечер мы играли "Преодоление".

Два поцелуя запечтлели для меня этот вечер навсегда: воздушный поцелуй от Майи Михайловны, посланый продольным жестом изящной кисти - прямиком от ее известного всему Миру, волевого подбордка.

И поцелуй... в плечо от Народнорго Артиста СССР Владимира Васильева. Он, со товарищи, ворвался к нам за кулисы и кинулся обнимать и целовать всех так обрадовавших его своим спектаклем молодых и ретивых любителей. Видимо, я как-то неловко подставился под восторженный поцелуй. Ну - в плечо, так в плечо! А чо?!

В любом случае: Гусары! - МОЛЧАТЬ!!!

Посмотрев спектакль, Звезды Большого остались с нами в подвале "Курчатника", долго, очень долго выражали свои восторги по поводу увиденного.

Известно, что на следующий день, В.Васильев на заседании президиума ВТО сказал, что "...вчера мы, солисты Большого театра, видели молодой любительский коллектив, у которого нам всем есть, чему поучиться. У этого театра - большое будущее". Это его выступление сыграло в нашей дальнейшей жизни важную роль. Впрочем, как и вечер, который мы провели в "августейшей "компании. И - в особенности! - последовавшие за ним несколько дней.

Майя Михайловна, щедрая в тот вечер на комплименты, прощаясь, пригласила нас всех посмотреть Звездный Класс в Большом, который вел её дядя, мэтр классического балета, Асаф Михайлович Мессерер.

Надо ли говорить, что мы с великой благодарностью приняли её приглашение, и были на служебном входе в Большой точно в указанное нам время...

Нас провели в репетиционный зал и усадили на лавку, стоящую вдоль зеркала.

И мы вдруг увидели тех, кто казался нам небожителями, в обстановке, которая была нам так хорошо знакома. Мы вновь увидели весь пантеон.

Но не в свете софитов и прожекторов, не в пачках и белоснежных трико, а в пусть аккуратных, но слегка поношенных майках, шерстяных гетрах, поношенных тапочках и разбитых пуантах, с полотенцами на шеях, и без грима. Мы увидели Звезд в репетиционном зале. Мы увидели пот и кровь, стоящую за высокой классикой.

Нас допустили в "святая святых".

Мы увидели титанов незащищенными.

Мы приблизились к тому, что видеть дано было далеко не каждому.

После полутора часов этого незабываемого, изнурительно, сверхчеловеческого класса, мы вышли на зимнюю Петровку, к ЦУМу, если не подавленными, то уж точно - озадаченными.

Мы вдруг поняли, что за образами Спатрака, Красса, Жизели, Корсара, Одетты и Одилии, живут Люди, с совершенно иным устройством тела, с совершенно иными взаимоотношениями с законами гравитации, с совершенно иными "формулами" организации пространства вокруг самих себя и между собой.

Кто-то из них был постарше нас. А кто-то - и не очень. Они были рядом, и рады были нашему присутствию в их пространстве и времени.

И мы, как нам показалось, вдохновились. И мы решили кинуться в бездну постижения того, что увидели в этих людях, не особенно озадачиваясь многими объективными фактами. Например тем, что классический танцор, помимо того, что рождается с особой анатомией, еще и формирует её с шестилетнего возраста - до самого конца карьеры.

Мы захотели стать такими же, или даже лучше.

Так в нашу жизнь вошел балетный класс. Так мы стали заботиться о “законченности формы”, и еще о многом, что головою могли понять и оценить, но чего в полной мере воспроизвести не могли хотя бы физически.

Так наш ковчег уперся в скалу, проплыть мимо которой мы сами не захотели.

Мы искусились, и не устояли перед искушением.

Узнав о том мире, который приоткрылся нам в классе Мессерера, мы стали чуть-чуть искоса поглядывать на то, чем обладали до того памятного времени. Именно искоса, а не здраво-критически.

Закрыть глаза на увиденное и вернуться к старому мы по горячности и гордости не хотели. Новое же оказалось недоступным для нас в той мере, чтобы стать своим, выстраданным и рожденным по естеству.

Бессилие рождало сомнения.

Сомнения перерастали в напряжение

Напряжение давало трещины.

Трещины превращались в пропасти между нами, прежде едиными в своем порыве и в свей наивности. Той самой наивности, или даже - невинности. Своей невинности, которую мы стремительно теряли в погоне за чужим и недосягаемым совершенством.

...А тем временем, в Ленинграде, великолепный мим-виртуоз, тонкач и умница, Слава Полунин, отрыл в себе Асисяя...

...А чуть позже, в том же Ленинграде, Антон Адасинский, нашел в себе то самое семечко, из которого и поныне растет его Дерево...

Fb Павла Брюна


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Чайка русского балета. Прервался "души исполненный полет"
02-05-2015
Чайка русского

Умерла Майя Плисецкая. Она была не просто
Битлы без охраны: Павел Брюн и его гости
25-05-2014
Битлы без охраны:

Чудотворства вокруг возможны тогда, когда ты сам
Михаил Яншин. К 110-летию
02-11-2012
Михаил Яншин. К

Френд-лента: Ольга Меркулова. Космос - далекий и близкий
13-04-2011
Френд-лента: Ольга

Волны семейной памяти Павла Брюна
19-04-2010
Волны семейной

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2017 (32)
Ноябрь 2017 (48)
Октябрь 2017 (54)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх