Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » В учебниках столько ошибок, что двоечникам и не снилось (интервью с вице-президентом РАН академиком В.Козловым)

В учебниках столько ошибок, что двоечникам и не снилось (интервью с вице-президентом РАН академиком В.Козловым)

  • Закладки: 
  • Просмотров: 849
  • печатать
  •  
    • 0

Какие учебники появятся на полках школьных библиотек в будущем учебном году, станет известно в среду. Министерство образования и науки Российской Федерации опубликует Федеральный перечень литературы, рекомендованной для использования в средней школе.

Все эти новые учебники проштудировали 500 человек — члены экспертной комиссии, сотрудники Российской академии наук и Российской академии образования. Первые отвечали за экспертизу научного содержания, а вторые — за соответствие методикам. За полгода своей работы комиссия оценила 437 учебников. Почему каждый пятый из них был забракован, обозревателю «Известий» Ларисе Каллиоме рассказал председатель экспертной комиссии, вице-президент РАН академик Валерий Козлов.

вопрос: Вы и ваши коллеги читаете все новые школьные учебники от корки до корки. И как оцениваете их уровень?

ответ: Очень средний. Качественных учебников крайне мало. Основная масса — некачественная вариация тех самых качественных оригиналов.

в: Как учебники попадают к вам на экспертизу?

о: Да, это стоит пояснить. Заказчиком экспертизы, как это ни странно, является не Министерство образования и науки, а издательства. Скажу откровенно, нас такое положение дел не вполне устраивает.

в: Чем?

о: Своей противоестественностью. Министерство по сути отстранилось от принятия решений и только констатирует факт: если обе академии дают положительное решение по учебнику, он принимается, а если отрицательное — он не включается в перечень.

в: Каких решений в этом году было больше?

о: Только каждый пятый учебник из 437, представленных на экспертизу, отвечает современным научным представлениям. И соответственно в четырех из пяти были ошибки.

в: Вы даете авторам время на их исправление?

о: Да, если считаем, что это вообще возможно. В этом году половину учебников мы отправляли на доработку. Нашим ученым пришлось выступить в роли научных редакторов, которые сегодня есть даже не в каждом издательстве. Многие экономят на этой работе. Доходит до потрясающих курьезов — текст одного из принесенных нам оригинал-макетов был исполнен непонятными символами и знаками, его вообще невозможно было прочитать.

в: То есть его вывели из компьютера — и даже не просмотрели?

о: Получается, что нет.

Бабушка как эксперт

в: В каких учебниках больше ошибок?

о: Во всех. И по математике, и по гуманитарным дисциплинам, и по иностранному языку. Некоторые авторы сотрудничают с несколькими издательствами. В итоге в одно сдадут более качественную работу, в другое — халтуру. Задача нашей комиссии — отсеять учебники, которые содержат недопустимые неточности. Мы это выполнили. А следовало бы после этого отобрать из каждой группы учебников лучший по предмету. И только их рекомендовать для изучения в средней школе. Но если бы вы знали, как не заинтересованы в этом издательства!

в: Еще бы, они игроки на рынке!

о: Правильно. Они конкурируют между собой и очень хотят расширить свой сегмент рынка. Каждый год появляются новые учебники и их как-то надо вводить в оборот. А Министерство образования и науки, к сожалению, не поддерживает нашу идею о рейтинге учебников.

в: Некоторые считают, что в нашей школе должны быть только учебники отечественных авторов. Кстати, к вам на экспертизу переводные книги тоже попадают?

о: А как же! Это учебники по иностранным языкам. Правда, все они адаптированы для российской школы. Но, по мнению наших ведущих экспертов, все равно сильно уступают учебникам отечественных авторов. Школьника резко погружают в незнакомую среду и культуру, да еще и на иностранном языке. Переводные учебники нужно использовать скорее как учебные пособия, а не как канонические учебники.

в: Сейчас активно обсуждается вопрос о привлечении в качестве общественных экспертов учебников учителей, родителей, бабушек и дедушек.

о: Предложение это интересное. Думаю, что мнение учителей, особенно творческих, которые реально определяют качество учебной литературы, важно. К мнению родителей, бабушек и дедушек мы тоже с уважением относимся. Собственно, многие из нас — экспертов — сами таковыми и являются. Свои дети в школе учились, теперь внуки…

в: Готовясь к интервью, опрашивала коллег и знакомых — родителей школьников. Все жалуются на сложность школьной программы. Многие считают: побольше бы нам так называемых решебников, чтобы хоть как-то можно было разобраться и помочь своему ребенку.

о: Я разделяю такую точку зрения: в средней школе должны быть учебники двух-трех уровней сложности. Для школ с углубленным изучением предмета, к примеру, математики, учебники должны быть сложные и продвинутые. А вот для школ гуманитарного профиля математические учебники высокой сложности вовсе не нужны.

Декабристы были жесткими людьми

в: Учебники по новейшей истории и обществознанию — наверное, самые неоднозначные?

о: Мы признали некачественными абсолютно все представленные учебники по обществознанию для старших классов. Но нельзя остановить учебный процесс и оставить школу вообще без учебников. Пришлось вместе с издательствами дорабатывать эти книги.

Очень трудно написать учебник по новейшей истории. За последние 15-20 лет историческая наука в нашей стране изменилась. Сняты идеологические догмы. Что хорошо. Но многие историки-педагоги оказались к этому не готовы. Я помню дискуссии, которые на нашей комиссии возникали по поводу декабристов. Вот в чем их роль?

в: В том, что они разбудили Герцена, понятное дело…

о: Вот-вот, это все знают. Учебная, художественная литература и кинематограф показывали декабристов романтично — такие чистые, в чем-то наивные люди, которые захотели изменить жизнь к лучшему. Однако документы говорят совсем другое. Некоторые из руководителей декабристов были далеки от романтики и стремились реализовать программу жестких мер. Если бы это случилось, от романтики мало бы что осталось. И как теперь излагать этот вопрос в истории? Я уж не говорю про революцию и гражданскую войну, про 30-е годы и послевоенное время.

в: А были ли замечания к хрестоматиям по литературе?

о: Да, и издательства очень обижались на нас. Мол, к чему вы придираетесь, мы же даем тексты классиков. Но ведь в хрестоматиях есть еще и комментарии, которые грешат неточностями и ошибками. Зачастую есть замечания и к подбору авторов.

Надо учить математике, а не фантазиям на ее тему

в: Учебники для всех классов попадают к экспертам?

о: Нет, только с пятого. Но сейчас Министерство образования и науки готовит новый регламент, и учебники для начальных классов мы тоже будем оценивать. Недавно я видел пассажи из учебников математики: а именно задачи, которые следовало решить.

в: И как, удалось?

о: Они меня изумили своей абсурдностью. Но мне сказали, что именно эти учебники пользуются большой популярностью в школе и признаются новаторскими. Как человек, профессионально занимающийся этой наукой 40 лет, скажу одно: надо учить математике, а не фантазиям на ее тему.

в: Вообще-то очень часто звучат жалобы именно на околонаучность учебников. Так может, Минобразу стоит в приказном порядке очистить полки школьных библиотек и оставить только те учебники, которые не вызывают никаких сомнений?

о: Лично я — за. Как вы поняли, я придерживаюсь радикальных взглядов. Уж если академики занимаются школьными учебниками, то должен быть какой-то видимый результат. Зачем издавать учебник, в котором скомпилированы тексты из других? Еще и утверждать, что создали оригинальное произведение. Можно ли написать радикально новый учебник? Зачем заполнять поле учебной литературы сорняками?

в: А может, нужен госзаказ как один из способов борьбы с некомпетентностью?

о: Поддерживаю всячески эту идею!

в: А у вас есть сторонники?

о: Есть, и даже в Минобразе, в адрес которого я высказал уже немало критических замечаний. Объективно говоря, им сейчас очень трудно. Говорить о том, что определенные учебники плохие и надо сузить их линейку, нелегко. Ведь кого-то придется отбросить. Но Минобраз делает шаги в этом направлении, наводит порядок. И введение экспертизы учебников — это попытка упорядочить хаос, доставшийся нам от 90-х годов. И уж если начали непопулярные действия, то надо быть последовательными и довести дело до конца. Количество учебников не должно расти. В данном случае количество никогда не перерастет в качество. 

«Пиратская» алгебра

Каждый год милиция изымает из оборота сотни тысяч поддельных учебников. Объем «серого» рынка этой продукции в России достигает 10% и оценивается в $12 млн. Контрафактные издания на 10-30 рублей дешевле. «Пираты» используют газетную бумагу вместо офсетной. Изображения и фотографии в таких учебниках нечеткие, краска пачкает руки, а буквы плохо пропечатаны. Книги соответствуют программе, но специалисты не советуют экономить. Низкий уровень полиграфии делает текст размытым или бледным — при чтении детям придется напрягать глаза, что ухудшает зрение.

«Жеребцы идут на запах кобыл». И ужас что творят!

Учебную литературу надо выбирать с осторожностью сапера

Килограммов в портфеле четвероклассника Севы столько же, сколько мальчишке лет, — десять. Каждое утро мама Лена пытается избавиться от лишних учебников. Удается не всегда. Вот сегодня у Севы английский, и поэтому обязательно потребуются: сам учебник, «Книга для чтения» и две специальные брошюры — «Рабочая тетрадь» и «Тетрадь для чтения».

На всех есть надписи «допущено» и «рекомендовано», и мама Лена уже не путается в этих грифах Минобраза. Если первое — значит, учебник совсем свежий, его недавно «допустили» в школу, а если второе — значит, он из «бывалых» и, отслужив отпущенные 5 лет, был переиздан. Маршрут движения этих книг из типографии до Севиного портфеля обкатан годами.

Запутать учителя может каждый

В январе во все регионы из Министерства образования и науки отправляется Федеральный перечень учебной литературы (в несколько сотен единиц!) для следующего года. В нем — на выбор для каждого предмета и класса «допущенные» и «рекомендованные» учебники. Учитель-предметник выбирает из этого списка нужные ему книги, заполняет бланк заказа и отдает его библиотекарю. Тот отправляет заявку от школы наверх — в местное управление образования. А в середине августа тамошние чиновники рапортуют в Москву: учебники в нужном количестве в школы поступили.

О том, что не все из них были заказаны учителями, вслух говорить не принято. Потому что большая часть учебников, как правило, навязывается школам местными чиновниками от образования, а тем, в свою очередь, издательствами. Со стороны кажется: учитель сам сделал выбор из большого количества предложенной литературы — этой вариативностью министерские чиновники гордятся как одной из составляющих нынешних реформ. А по правде учителя выпутываются из этой ситуации каждый по-своему.

Одни используют то, что дают, обильно сдабривая уроки собственными лекциями. Другие тайком от дирекции школы объясняют родителям: надо купить вот такой-то учебник, правда, его нет среди рекомендованных Минобрнауки, но он очень хороший… А третьи, не оглядываясь на строжайшие запреты не использовать учебники, изданные до 2000 года (считается, что они могут навредить здоровью школьника), учат и спрашивают детей по ним, а в журналах пройденные темы записывают, ориентируясь по новым, рекомендованным.

— Толку от того, что выпускается так много учебников, никакого. А вот вред есть: учителю легко запутаться, а их каждый год рекомендуют все новые и новые, — поделилась с «Известиями» учитель немецкого языка из села Александровка Тамбовской области Людмила Струкова. — И напротив, из года в год переиздаются совершенно одинаковые — буква в букву учебники, но учить разрешают только по свежеизданным. Вот и выкладывают родители каждый сентябрь по 150-200 рублей за одну книжку, а надо не меньше 5, а то и все 10.

Папа у Васи бессилен в математике

Накануне очередного урока английского 10-летний Сева с мамой Леной обложились учебниками. Причем каждый своими. «Ну не знаю я, как сделать это упражнение», — заныл сын. «Я тоже», — честно призналась мать и открыла «решебник». В этой книге — подсказке для родителей изложенный в таблицах материал логичен и доступен, если, конечно, английский сам родитель когда-то изучал хотя бы в школе.

— Весь прошлый год мы промучились с географией. Сначала я два-три раза читал параграф, пытаясь понять, о чем он, потом сыну-шестикласснику объяснял на пальцах, — негодует один из учителей обществознания из Москвы. — У меня два высших образования, я дураком себя не считаю. Но неужели там, наверху, не видят, что не всем под силу такая школьная программа?

Да и как ее осилишь, если, собственно, на объяснение нового материала в школьной программе сейчас отводится минимум времени. Исследователи посчитали — прослезились: на это в условиях повального тестирования учитель выкраивает не больше 10 минут урока. Остальное время занимает подготовка к тестам и их анализ.

— Вот, к примеру, учебники по истории для 9-го класса перегружены сложными, непонятными для ребенка этого возраста терминами, которые в тексте не объясняются, — рассказывает преподаватель Рязанского института развития образования Людмила Мастяева. — И как быть тем детям, чьи родители не в силах объяснить, что такое либерализм, консерватизм и прочие?

«Мне 14 лет, я живу с сирийцем»

Как показывает практика, работать с некоторыми учебниками надо с осторожностью сапера. Поскольку можно легко наткнуться на мину — ошибку или неточность. Сомнительные трактовки и однобокость изложения встречаются в некоторых книгах по истории.

К примеру, в одной из них после параграфа о событиях Гражданской войны представлен полный портретный ряд генералов Белой Гвардии и всего два портрета военачальников Красной Армии. Портрета Чапаева среди них нет.

Неверные цитаты, неправильные имена писателей и поэтов — не редкость в учебниках по литературе. К примеру, Лермонтов назван не Михаилом Юрьевичем, а Юрием Михайловичем, как столичный мэр Лужков. В хрестоматии по литературе для пятого класса детям предлагается по ролям пересказать сказку. Вот отрывок из нее: «… и приходят жеребцы из морских коней на запах этих кобыл и выходят на сушу… вскакивают на кобыл и удовлетворяют свою нужду и хотят увести их с собой…».

В одной из книг по географии Индию определили материком. В учебнике биологии в параграфе про деревья использовано 40 терминов, из которых 15 не предусмотрены школьной программой.

В учебнике «Русский язык» для 6-го класса ученику дается задание выучить значки, которые употребляются при филологическом редактировании текста. А в учебнике по немецкому языку для 7-го класса ученику предлагается перевести следующую фразу от лица девушки: «Мне 14 лет, с родителями поссорилась, ушла жить к сирийцу». В предисловии одного из учебников, выпущенного в помощь родителям, изучающим вместе с детьми английский, можно прочитать: «Если ваш ребенок идет в школу не в Англии и не в США, а в российскую школу, то по этому поводу не стоит переживать».

http://news.mail.ru/politics/1540387/
<!-- 4175 -->


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Развивающие учебники выдавили из российского образования
02-04-2014
Развивающие

Монополия и плоды просвещения
19-09-2013
Монополия и плоды

Школьника ударили «линейкой». Федеральный перечень учебников увеличился вдвое
26-03-2012
Школьника ударили

Минобрнауки РФ впервые допустило использование изданий в электронной форме с текущего года
10-01-2012
Минобрнауки РФ

Информация к разным размышлениям. К осени школьные учебники могут подорожать в два раза
27-07-2009
Информация к разным

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2017 (25)
Ноябрь 2017 (47)
Октябрь 2017 (54)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх