Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » Двадцать лет спустя: вспоминая деда

Двадцать лет спустя: вспоминая деда

  • Закладки: 
  • Просмотров: 727
  •  
    • 0

Двадцать лет спустя: вспоминая деда 


Ровно 20 лет назад, в такой же погожий июньский день ушел из жизни мой дед Василий Федорович Кудрявцев. С бабушкой Верой Алексеевной они жили в Калинине (ныне – Тверь), хотя оба были родом из Подмосковья. В самом центре города,  в нескольких шагах от Горисполкома, секретарем которого когда-то работал дед. Это была единственная привилегия по его руководящей должности.  


А так – скромная двухкомнатная квартирка в неказистом четырехэтажном кирпичном домике. Дед просто не просил больше. Не в его правилах было просить. За исключением одного раза. Он написал письмо ректору МГУ И.Петровскому с просьбой перевести туда своего сына, моего отца из Казахского госуниверситета, в который, в свою очередь, отец перевелся из Калининского пединститута. Все искал себя. А дед очень дорожил образованием детей, потом страшно гордился тем, что отец стал известным ученым-психологом, доктором наук, профессором. Возможно, памятуя, что, спасаясь от голода в 20-е гг., сам бежал из  Москвы в деревню, из дипломатического института, который нынче носит название престижное имя МГИМО, куда его послал учиться комсомол.


В его жизни была и комсомольская, и партийная, и советская работа, и непродолжительная отсидка в тюрьме перед войной по «политической» статье, и сама война, уже позднее, начиная с 70-х – активнейшая деятельность в Совете ветеранов, которую он не оставлял практически до конца жизни. Все вполне типично.


Летом, а иногда в другие сезоны, мы наведывались в гости в Калинин. Дед не просто любил меня – обожал. Его обожание выражалось не в том, что он трясся надо мной, сюсюкал, умилялся, нет. Напротив, он всячески поощрял самостоятельность, ответственность и решительность, даже призывал к этому в письмах, которые писал мне, уже молодому человеку. Обожание светилось в его глазах всякий раз, когда у меня что-то получалось. А т.к., по его мнению, у меня «получалось» всегда, уже сам мой приезд – это «получилось», другого выражения его глаз я не помню.  


Не помню я и того, чтобы дед хотя бы раз повысил голос, обронил грубое слово, более того – просто о ком-то нелицеприятно отозвался. Это так контрастировало с остротой языка бабушки. И с теми историческими коллизиями, с которыми совпали превратности его судьбы. О грязи и крови тюрьмы и войны  предпочитал не рассказывать. Щадил ближних, да, видимо, и «не знал» таких слов. Говорят, что и на работе он был точно таким же. И это касалось не только языка, но и поступков. Когда его не стало, местный сантехник, проезжая на велосипеде мимо дома, произнес: «Святой человек ушел…». Точно – из того, кого в обиходе принято называть «святыми»,  я знал только двух человек: деда и одного из моих учителей в науке – Андрея Владимировича Брушлинского. И все. Даже  те остальные, кого я так любил и по сей день люблю, «святыми» не были. 


Он и служил «свято», без всякого шума и пафоса, естественно – стране, людям, семье, детям, внукам. …Утром 10 июня 1991 г. восьмидесятисемилетний дед отправился в булочную за свежей булочкой – как же, пожаловала правнучка! Оттуда он уже не вернулся…


Воспроизведу один из рассказов деда в своем изложении и со своими комментариями (однажды я уже пересказывал его здесь). В 20-е гг. дед тесно контактировал с одним из первых поэтов "революционной формации" А.Жаровым. Однажды к Василию Федоровичу пришла мысль: пригласить для выступления в подмосковную деревню, где он с романтическим энтузиазмом строил "новый мир" (это было еще до коллективизации), самого Сергея Есенина. Дед обратился за помощью к Жарову, и тот дал ход на Есенина.


Надо сказать, что тогда Есенин имел бешеную популярность и в больших городах, и в отдаленных весях, был, так сказать, "культовой" фигурой в статусе "суперзвезды". Простите за нынешний язык, но он позволяет усилить понимание реалий тех лет. А теперь представьте себе деревенского парнишку-комсомольца, который "врывается к богу" и так запросто предлагает отправиться на телеге по бездорожью в сельское захолустье. Чтобы почитать безграмотным крестьянам свои стихи. Что бы вы думали? Сергей Александрович, не колеблясь, принял предложение. А ведь мог не принять - и по статусу, и по складу своего независимого духа, и по ситуации (за отказ не расстреляли бы)  .Всю дорогу Есенин внимательнейшим образом выспрашивал деда о ситуации в деревне. Как будто накапливал материал для тех противоречивых чувств, которые потом  выльются в стихотворение "Русь советская". А дед охарактеризовал Есенина так: удивительно светлый, открытый, добрый, общительный, понимающий, трезвый. Словом - так не похожий на образ, захлебывающегося в алкогольных парах драматического хулигана, который бесшабашно балансирует на лезвии роковой черты. . . 


Черта, конечно, была. Просто она пролегала по другим территориям - любви и поэзии. . .    


 Владимир Кудрявцев  




  • Опубликовал: vtkud
  • Календарь
  • Архив
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сентябрь 2018 (31)
Август 2018 (55)
Июль 2018 (50)
Июнь 2018 (41)
Май 2018 (31)
Апрель 2018 (60)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх