Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
{speedbar}

Т.Э.Сизикова, В.Т.Кудрявцев. Природа свободного действия и рефлексия

  • Закладки: 
  • Просмотров: 635
  •  
    • 0



ПРИРОДА СВОБОДНОГО ДЕЙСТВИЯ И РЕФЛЕКСИЯ


Сизикова Татьяна Эдуардовна,
канд. психол. наук, доц. кафедры коррекционной педагогики и психологии,
Новосибирский государственный педагогический университет, Новосибирск, Россия,
tat@ccru.ru
Кудрявцев Владимир Товиевич,
д-р психол. наук, проф. кафедры ЮНЕСКО
«Культурно-историческая психология детства»,
Московский государственный психолого-педагогический университет,
Москва, Россия,
vtkud@mail.ru


Источник: Л. С. Выготский и А. Р. Лурия: культурно-историческая психология и вопросы цифровизации в социальных практиках : материалы международного конгресса по культурно-исторической психологии, посвященного памяти Ж. М. Глозман (г. Новосибирск, 15–17 ноября 2022 г.) / под редакцией Т. Э. Сизиковой, Г. С. Чесноковой ; Министерство просвещения Российской Федерации, Новосибирский государственный педагогический университет. – Новосибирск : Изд-во НГПУ, 2022. С. 275-289.

Аннотация. В статье обсуждается один из тезисов гипотезы В. Т. Кудрявцева о сущности свободного действия как «единицы анализа целого». Представление о «единице анализа целого» введено Л. С. Выготским. По его мнению, «единица анализа целого» сохраняет свойства целого, единицей которого она является. В статье обсуждается тезис: если свободное действие, являющееся произвольным, совершается личностью, а личность представляет собой целое и является «единицей анализа» психики, то свободное действие представляет собой целое и может рассматриваться как «единица анализа личности» или шире – как «единица анализа психики». Свободное действие порождается взаимодействием двух своих единиц анализа: единство «рефлексия – мотив – воля» и единство «слово – образ». В нейропсихологическом исследовании свободного действия было выявлено, что волновая активность головного мозга при выполнении заданий, активизирующих свободное действие, находится в особом состоянии – напряжение без напряжения.

Ключевые слова: личность, единица анализа целого, мотив, рефлексия, воля, ЭЭГ активность головного мозга.

THE NATURE OF FREE ACTION AND REFLECTION


Tatyana E. Sizikova,
Сand. Sci. (Psychology), Assoc. Prof. of the Department of Correctional
Pedagogy and Psychology,
Novosibirsk State Pedagogical University, Novosibirsk, Russia
e-mail: tat@ccru.ru
Vladimir T. Kudryavtsev,
Dr. Sci. (Psychology), Prof. of the Department of UNESCO
Cultural-Historical Psychology of Childhood,
Moscow State Psychological and Pedagogical University,
Moscow, Russia,
e-mail: vtkud@mail.ru

Abstract. This article discusses one of the theses of V. T. Kudryavtsev’s hypothesis about the essence of free action as a “unit of analysis of the whole”. The idea of a “unit of analysis of the wholeˮ was introduced by L. S. Vygotsky. In his opinion, the “unit of analysis of the whole" preserves the properties of the whole, of which it is a unit. The article discusses the thesis: if a free action, which is arbitrary, is performed by a person, and a person is a whole and is a “unit of analysis” of the psyche, then a free action is a whole and can be considered as a “unit of personality analysis” or, more broadly, as a “unit of analysis psyche”. Free action is generated by the interaction of its two units of analysis: the unity “reflection – motive – willˮ and the unity “word – imageˮ. In a neuropsychological study of free action, it was revealed that the wave activity of the brain when performing tasks that activate free action is in a special state – tension without tension.

Keywords: personality, unit of analysis of the whole, motive, reflection, will, EEG activity of the brain.

В данной статье обсуждается вопрос о сущности свободного действия как «единицы анализа целого».

Логика рассуждения разворачивается от анализа сущности свободного действия к обоснованию его единиц анализа «рефлексия – мотив – воля» и «слово – образ», далее к экспериментальному изучению нейропсихологических особенностей свободного действия.

Методологической основой является культурно-историческая психология, взгляды Л. С. Выготского.

Применяемые методы: метод логического сравнительного анализа, экспериментальный метод двух групп (контрольной и экспериментальной), метод ЭЭГ зон сенсорной коры головного мозга при открытых или закрытых глазах в состоянии покоя, матстатистический анализ с применением критерия Манна-Уитни.

Сущность свободного действия. Вопрос о сущности свободного действия не однозначный. Л. С. Выготский в своей работе «Проблемы воли и ее развитие в детском возрасте» выделяет такие характеристики свободного действия: осуществляется личностью, произвольное, имеет мотив. Мы добавляем, исходя из наших исследований рефлексии, в качестве характеристики свободного действия рефлексию, не оставляем незамеченными слово и образ.

Рассмотрим эти характеристики и их взаимодействие. Л. С. Выготский писал: «Типичным развернутым волевым актом в той же ситуации являются следующие три момента: 1) надо встать (мотив), 2) не хочется (мотив), 3) счет самому себе: раз, два, три (вспомогательный мотив) и 4) на «три» подъем. Это и есть введение вспомогательного мотива, создание ситуации извне, которая заставляет меня встать. Это совершенно похоже на то, как мы говорим ребенку: «Ну, раз, два, три – выпей лекарство». Это и есть воля в истинном смысле слова. В примере с вставанием я поднялся из-за сигнала «три» (условный рефлекс), но я сам заранее через сигнал и связь с ним поднял себя, т. е. я овладел своим поведением через дополнительный стимул или вспомогательный мотив» [4]. Л. С. Выготский рассматривает волевой акт как основу действия. Воля в действии не рассматривается без мотива и борьбы мотивов. Закономерно встает вопрос о различении естественного произвольного действия и свободного действия, являющегося произвольным.

Следует разобраться какая произвольность у свободного и естественного произвольного действия? Л. С. Выготский относительно свободного действия выделяет, что эта произвольность в овладении человеком своим поведением. Личность, по Выготскому Л. С., это тоже овладение человеком самим собой. Высшие психические функции – это функции человека «над» самим человеком. Что в психике выделяется как процесс или механизм, или свойство с присущей ему характеристикой «над»? Это рефлексия. Значит в свободном действии, личности и других высших психических функция неизбежно есть рефлексия. В психологии данное заключение получило достаточное обоснование и не вызывает сомнения [9; 18]. В этом контексте рассуждения произвольность приравнивается к высшим психическим функциям. В самом овладении скрыта взаимосвязь, частично, по нашему мнению, раскрытая Л. С. Выготским с помощью введения конструктов: интерес, борьба мотивов и психологическая система. Мы предлагаем рассмотреть единый механизм «рефлексия – мотив – воля», действующий, по нашему мнению, в как в произвольном действии, так и в свободном действии, но в каждом из них имеющий свои отличительные признаки. Соблюдая введенное различение низшего и высшего, Л. С. Выготский в работе «Проблемы воли и ее развитие в детском возрасте» пытается дать различение произвольного, несвободного действия и свободного независимого действия. Он пишет: «основная трудность, основная загадка в том, чтобы, с одной стороны, объяснить детерминированный, каузальный, обусловленный, так сказать, естественный ход волевого процесса, дать научное понятие этого процесса, не прибегая к религиозному объяснению, а с другой - применяя такой научный подход к объяснению волевого процесса, сохранить в воле то, что ей присуще, именно то, что принято называть произвольностью волевого акта, т.е. то, что делает детерминированное, каузальное, обусловленное действие человека в известных обстоятельствах свободным действием» [6, с. 461] Воля выступает в двух своих видах, естественном и культурном. В естественном она основа произвольного действия, в культурном – основа свободного действия. Развивая идею Л. С. Выготского в этом вопросе, мы немного углубимся в различия, исходя из утверждения, что в каждом виде действия работает единый механизм «рефлексия – мотив – воля».

Человек – это многомерный объект для изучения его психологией. Какие же психологические измерения человека задействованы в этих действиях? Смеем утверждать о принципиальном различии: свободное действие совершается личностью, а произвольное субъектом (субъектом деятельности (ее видов), субъектом общения, субъектом творчества и т.п.). Субъект – это то или иное проявление личности в каком - либо действии. Действие совершается и личностью, и субъектом. Понятие субъект меньше по объему понятия личность. Другой критерий различения в рамках указанного механизма: произвольному действию и свободному действию свойственна рефлексия, задающая, в конечном итоге, при своем снятии, интенциональность чего-либо. (действия, развития и т.п.). Различие действий заключается в самой рефлексии, включенной в эти действия, ее интенциональности. В произвольном действии рефлексии характерна более узкая направленность на «частное», конкретное. В свободном действии рефлексия охватывает более широкий контекст, направлена на «общее» и творческое, личность стремится преодолеть ограничения своего развития, по Л. С. Выготскому «овладеть своим поведением».

Произвольное действие узко направленно на конкретную ситуацию, свободное действие более широко, например, на несколько ситуаций, выделение закономерностей, ценностей, убеждений, смысла, множества контекстов и т.д.


Двум видам действия характерен мотив, без него они не осуществляются. Мотив и мотивация произвольного действия, также как и рефлексия, ограничена рамками субъектности. В свободном действии личностью формируется мотив, активизируется в целом мотивационная сфера. Л. С. Выготский не пишет о едином механизме «рефлексия – мотив – воля», но выстраивает связи между волей и мотивом, объясняя необходимость волевого решения благодаря «борьбе мотивов» [5].

Таким образом, с помощью введения механизма «рефлексия – мотив – воля» в действие, мы выделили различия между свободным и произвольным действием. Личность не есть совокупность проявлений в виде ее субъектов. Это утверждение - ключевой водораздел между произвольным действием и свободным действием.

Коснемся разногласий по поводу сущности рефлексии, правомерным ли является наше утверждение ее включенности в свободное действие, ведь Л. С. Выготский, введший понятие свободного действия, не пишет в связи с ним о рефлексии. Первым в научной методологической мысли о субъектности рефлексии сказал В. Лефевр. А. Е. Левинтов в работе «Рефлексия. Памяти Владимира Лефевра» вспоминал: «В начале 60-х в кружок вошел В. Лефевр, когда-то учившийся в 9-й школе у преподавателя психологии Г. Щедровицкого, боровшегося и отстаивавшего свою, принципиально безсубъектную, теорию деятельности. Лефевр же со своими идеями рефлексии и рефлексивного управления, устанавливал права рефлексии на самостоятельное изучение, по - сути опровергал безсубъектную деятельность, поскольку рефлексия по принципу субъектна. Поддержанный лишь О. Генисаретским, Лефевр в условиях дефицита, а правильнее, полного отсутствия оргресурсов, покинул кружок и в дальнейшем двигался самостоятельно. Уже в 1965-ом году он опубликовал первые статьи по рефлексии, рефлексивной системе и рефлексивному управлению…» [11].

В дальнейшем мысль о субъектности рефлексии развивалась в концепциях В. П. Зинченко, В. И. Слободчикова и др., более опирающихся и развивающих основы культурно-исторической психологии Л. С. Выготского. Субъектность была выведена в широкий контекст. Связь с деятельностью была оставлена не только сущностно, но, возможно потому, что деятельностный подход являлся доминирующим в психологии того времени. Пытаясь определить деятельность, исследование которой в большей степени стремилось к объективности, безличности, некоторые психологи сохранили ориентирование на культурно-историческую психологию и пытались ввести личность в системное представление о деятельности, что позволило пройти по границе между деятельностным и культурно-историческим подходами в психологии. Основы субъектного подхода были заложены С. Л. Рубинштейном. В работе «Основы психологии» С. Л. Рубинштейн [12] связывает личностное развитие человека с его субъектностью и определяет субъектность как самостоятельную активность, самодвижение, осознанную саморегуляцию. Вслед за С. Л. Рубинштейном А. В. Брушлинский определяет субъектность – как системную целостность всех сложнейших и противоречивых качеств человека, которая формируется в ходе исторического и индивидуального развития. Индивид не рождается, а становится субъектом в процессе общения, деятельности и других видов своей активности. В качестве основных характеристик выделяется: способность индивида превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования, способность человека управлять своими действиями, реально-практически преобразовывать действительность, планировать способы действий, реализовывать намеченные программы, контролировать ход и оценивать результаты своих действий [1]. По мнению В. И. Слободчикова субъектность - это та категория в психологии, которая выражает сущность внутреннего мира человека [18].

Таким образом, с одной стороны, была внесена путаница в четкое различение, данное Л. С. Выготским между естественным произвольным действием и свободным действием, с другой стороны, в определенных исторических условиях психология деятельности не оказалась обезличенной. Свободное действие, соответственно рефлексия, мотив и воля стали субъектными. Следовательно, можно определить субъектность в узком смысле, как включенность человека в деятельность, человек – субъект деятельности. В широком смысле - приравнивание субъектности к личности. Можно, играя понятиями, пользоваться различением: субъект, это тот, кто осуществляет деятельность на основе своего естественного развития; субъектность – осуществление деятельности личностью и в тоже самое время развитие личности в деятельности, тогда, когда личность – есть высшее развитие, имеющее свои проявления во всей психике, не только в деятельности при несводимости к друг другу деятельности и психики как психической деятельности.

Экскурс в изучение субъектности позволил заострить вводимое нами различение между произвольным действием и свободным действием. Продолжая дальше наш анализ сущности свободного действия, мы переходим к понятию свобода.

Свободное действие, творимое личностью, является воплощением ее свободы. Л. С. Выготский придерживается взглядов Б. Спинозы на свободу, как познанную необходимость. В связи с этим, введем определение, что подлинная свобода – это произвольное состояние, в котором воля, мотив и рефлексия сопряжены в своем единстве, работают согласовано в качестве механизма свободы человека. Как это проявляется?

В. Т. Кудрявцев описывал: «Это превращение совпадает с процессом «опрозволивания» действия, его выделения из массива непроизвольной активности, сдерживая который оно обретает свободу. Можно сказать, что свободное действие не столько преодолевает давление внешнего мира, сколько обнаруживает человеческую способность «плыть против потока» импульсов изнутри. Свободное действие как «артеакт» представляет собой наиболее естественную форму жизнедеятельности человека, в которой складывается субъектная, а затем и «авторская» инстанция. На эту мысль наводят и работы А. Р. Лурии» [13].

Встречаясь с различными видами «разрывов», «рассогласований», противоречий» личность находит решение на основе рефлексии, с одной стороны, свободно выстраивающей ментальные миры, с другой стороны, ограничивая степени свободы личности. Удивительное противоречие строит сама рефлексия – расширяет степени свободы и сворачивает их одновременно. Такое ее функционирование определяется ее произвольностью. Акт рефлексии – это и естественный, природный акт человека, и окультуренный произвольный, вызванный наличием противоречий и необходимостью для достижения чего-либо, обусловленный мотивацией личности. Сама по себе рефлексия в ее естественном состоянии имеет две направленности (интенциональности): конструктивную, позитивную и деструктивную, регрессивную [17], в свободном действии доминирует одна, конструктивная, направленная на развитие, творчество, решение нестандартной задачи, риск, подвиг и др. В свободном действии, осуществляемом на основе механизма «рефлексия – мотив – воля» результатом являются ценности и убеждения личности, определяющие направленность свободного действия и являющиеся овладением человеком самим собой. Человек сам в свободном действии сформировал ценности и убеждения, сам же им стал подчиняться в своем поведении. И именно в этом месте наших рассуждений мы подошли к необходимости исследования что представляет собой единство рефлексии – мотива – воли.

Единство «рефлексия – мотив – воля». Смеем утверждать на основании положения постнеклассического типа научной рациональности [19], что целое не есть сумма его частей и целое только тогда целое, когда каждая его единица отражает в себе свойства целого.

Единство «рефлексия – мотив – воля» и есть свободное действие. Оставаясь в логике различения естественного произвольного действия и свободного действия, выделив выше различия в проявлении рефлексии, мотиве и воли, мы переходим к обоснованию кардинального различия. В свободном действии рефлексия – механизм – воля выступают в своем единстве, в естественном действии данное единство не является основополагающим условием, достаточно взаимодействия. «Единство (др.-греч. ενότητα, лат. Unitas) - это взаимосвязь определённых предметов, процессов, которая образует целостную систему взаимодействия, внутренне устойчивую в изменениях и в то же время включающуюся в более широкую систему, в конечном счете, — в составе бесконечного во времени и пространстве мира» [2].

Поставим вопрос: «Достаточно ли для утверждения того, что есть свободное действие, рассматривать единство «рефлексия – мотив – воля»? Ответ есть у Л. С. Выготского в интерпретации В. П. Зинченко. Свободное действие, выделяемое Л. С. Выготским, в отличие от действия (по А. Н. Леонтьеву), совокупного действия обладает свойствами целого и это, по нашему мнению, главное. Из этого следует, что «рефлексия – мотив – воля» в своем единстве являются целым, обладают свойствами свободного действия как целого, т.е. являются «единицами анализа» свободного действия. В. П. Зинченко приводит и другие единицы, выделяемые Л. С. Выготским: «Резюмируя характеристику взаимоотношений слова и дела, Л. С. Выготский пишет: "Если в начале развития стоит дело, независимое от слова, то в конце его стоит слово, становящееся делом. Слово, делающее действие человека свободным" [8, с. 90]. А свободное действие — это уже поступок, т. е. действие личности, а не индивида. (В дальнейшем мы вспомним в этой связи учение о поступке М. М. Бахтина). Перед современной психологией стоит задача понять слово и образ как внутренние формы свободного действия и понять социальное и предметное действие как внутреннюю форму слова, источник его смысла, который, согласно Г. Г. Шпету, по происхождению предмет и бытие» [9, С. 61]. Ограничение позиции А.Н. Леонтьева выделил сам Л. С Выготский «“NB! А.Н.” Выготский пишет о Леонтьеве (пункт отмечен знаком “!!!!!!”), что он “смотрит назад, не делает шага решительного вперед к новой ступени работы – к семическому анализу. – Что значит значение действия?” [3]. Как только мы касаемся этого вопроса, то неизбежно погружаемся в историю, культуру, личность, те категории, которые, которые не связаны с жесткой казуальной детерминацией и имеют в себе большое количество степеней свободы. Поэтому Л. С. Выготский говорит о «свободном действии» и рассматривает его внутреннюю сторону – слово и образ, что является по его мнению «единицами анализа» психики, следовательно, и единицами каждой ее другой целостности. Получается, что в свободном действии одни целостности связаны с другими целостностями и эта связь может рассматриваться как порождение одного другим – единство одних целостностей является условием и основой других целостностей. Так, «рефлексия – мотив – воля» как целостность, основное назначение которой активность действия приобретает свое другое качество – свободы за счет другого единства - «слова и образа». Эти две целостности: «рефлексия – мотив – воля» и «слово – образ» есть в своем единстве свободное действие. Каждая целостность является «единицей анализа» свободного действия в свободном действии и в других психологических феноменах, но их единства достаточно для свободного действия и, как мы предполагаем, недостаточно для других целостностей психики, в частности, личности, так как личность не сводима к свободному действию, но им обладает. Следовательно, свободное действие как целостность является одной из единиц анализа личности как целостности.

Отметим, Л. С. Выготский не выделял свободное действие в качестве единицы анализа целого, но в том и велика роль его научной проницательности, что обозначенное содержит в себе потенциал развития и позволяет развивать, углублять понимание другим ученым.

Резюмируем характеристики свободного действия в качестве «единицы анализа целого».



Нейропсихологическое исследование свободного действия


Методологические основания, дополняющие наши рассуждения: 1. Связь восприятия и речи. «Л. С. Выготский в записной книжке писал о синтезе восприятия и речи: «речь, сплетаясь с процессами наглядного восприятия, образует новые и сложные синтезы… речь видоизменяет восприятие. Она направляет внимание в известную сторону… Она автоматически анализирует воспринимаемое, разлагая его на предметы, действия. Далее, она синтезирует воспринимаемое, отображая видимые связи в виде речевого суждения» [3].

2. Решение психофизиологической проблемы Л. С. Выготским. В записной книжке Л. С. Выготского, датируемой 1932 годом и опубликованной Г. Л. Выготской, показано, что Л. С. Выготский не отошел, а продолжал искать решение психофизической проблемы, чему посвятил вторую половину этой записной книжки. Он писал: «Наша точка зрения: contra параллелизм, contra взаимодействие, единство и главенство! …. единство психофизиол[огических] процессов и главенство психич[еского] момента» [3].
и далее «Главное: возможность нового движения — нового изменения психофизиол[огических] процессов, новых связей, нового типа развития, в частности — исторического. Пример: слово и его значение», «исследование психологических процессов; вершинная т[очка] зр[ения] в психофизич[еской] проблеме. Главное: возможность, вносимая сознанием, нового движения, нового изменения психофизиол[огических] процессов, новых связей, нового типа развития функций — в частности исторического с изменением межфункциональных связей <…> Пример: слово и его значение. <…> Возможность социального сознательного опыта, а отсюда и первичность сознательных структур, строящихся извне, через общение: что невозможно для одного, возможно для двух. – В проблеме психол[огического] развития и локализации конкретизация этой т[очки] зрения: ср. экстрацеребральные связи. Идея психологической физиологии» [3].

3. Фундаментальное единство, целостность психики. Как пишет Н. К. Корсакова «Л. С. Выготский приходит к созданию нового метода в подходе к анализу психических процессов (Выготский, 1983, С. 162). Этот метод «…позволяет свести к единству, к закономерно построенной структуре все, даже далеко отстоящие друг от друга симптомы … и объяснить из одного принципа все наблюдающиеся плюс- и минус- симптомы» (Выготский, 1982а, С. 266). Позднее А. Р. Лурия подчеркнет не только концептуальное значение этого метода в системном подходе к высшим психическим функциям, но и придаст ему особое звучание как методу синдромного анализа нарушений ВПФ при поражениях мозга; по словам Л. С. Выготского; необходимо «…расчленить сложное на далее неразложимые единицы, сохраняющие в наипростейшем виде свои свойства, присущие целому как известному единству и, тем самым, осуществить вычленение межфункциональных связей и отношений (Выготский, 1982а, С. 174)» [10].

Описание метода. Для проведения эксперимента мы применили «Методику имагинально-рефлексивного ресурса» (МИРР, Сизикова Т. Э.) в качестве стимульного материла. В данной методике предоставляется возможность проявится свободному действию и его единицам. Испытуемым экспериментальной группы предлагается рассмотреть карточки картин, на которых художник изобразил архетипы. Далее осуществляется чередование заданий: разложить карты, на которых картины архитипов конкретного содержания: огонь, вода, воздух и др. в последовательности в диапазоне нравится – не нравится, по каждой карте написать ассоциации, затем структурировать все ассоциации на основе предлагаемых критериев (фундаментальность – не фундаментальность, динамичность – не динамичность, реалистичность – фантазийность, ресурсность – не ресурсность, нейтральность), для выделения взаимосвязей в сформированной структуре ассоциаций осуществить письменный самоанализ, связать блоки ассоциаций с жизненными событиями, далее на основе количества ассоциаций к каждой карте архетипа, исходя из представления об этом архетипе и распределения этих ассоциаций по блокам написать рассказ как рекомендацию другу на вопрос: ««Что делать мне в своей жизни, чтобы она могла стать более интересной и успешной?», т.е. осуществить децентрацию и ввести в анализ категорию «Другой», после этого написать ассоциации на карты с картинами философского содержания, соответствующие архетипам обобщенного уровня: жизнь, любовь, искра творчества, свет, поток. После этого в завершении написать как эти обобщенного уровня архетипы проявлены в жизни, ценностях и убеждениях, а затем их всех карт выбрать самую ресурсную и продумать для себя как этот ресурс может быть применен в жизни. Логика методики позволяет задействовать все единицы свободного действия, обладающего свойствами личности.

Продолжительность выполнения методики – 1,5 часа. До начала выполнения методики и после завершения осуществлялись ЭЭГ – диагностика с помощью программно – аппаратного комплекса БОСЛАБ с одним отведением, устанавливаемом на макушке, что позволяет регистрировать целостное состояние. Пассивный электрод прикреплялся к мочке уха. По сигналу ЭЭГ вычислялись значения средней эффективной амплитуды, в условных единицах, которые по специальной формуле переводятся в мкВ в трех основных диапазонах частот: Тета 4 –8 Гц, Альфа 8 -13 Гц, Бета 13 –20 Гц.

Для исследования изменений, происходящих в рефлексии, была проведена диагностическая методика «Опросник «Фокус рефлексии» (ОФР, Сизикова Т. Э.)

Выборка: В нашем эксперименте приняло участие более 260 человек. Это позволило выровнять экспериментальную и контрольную группы. Объем выборки составил: экспериментальная группа 63 человека, подгруппа средний возраст 22 года и подгруппа средний возраст 38 лет; контрольная группа 59 человек, подгруппа средний возраст 22 года и подгруппа средний возраст 37 лет, значимых различий по возрасту, личностной и ситуативной тревожности не выделено. Эксперимент длился 1,5 часа. Воздействие на экспериментальную группу включало выполнение методики имагинально-рефлексивного ресурса (МИРР, Т. Э. Сизикова [15]). Контрольная группа проходила обучение по учебной дисциплине. Погрешностью и в тоже время преимуществом данного эксперимента являлась необходимость активности рефлексии, мотива, воли как при выполнении методики МИРР, так и в ходе учебной деятельной. Учитывая указанную погрешность, мы провели сравнение не только результатов первого и последнего тестирования, но и сравнение произошедших количественных изменений в группах между собой.

Результаты. В возрастной категории, средний возраст 20 лет, изменения ЭЭГ – активности головного мозга произошли как в экспериментальной группе, так и в контрольной группе. В возрастной категории, средний возраст 37-38 лет, изменения были зарегистрированы только в экспериментальной группе, что подтверждает значимость личностных состояний в данный возрастной период. Учебная деятельность на состояние ЭЭГ – активности головного мозга не повлияла в контрольной группе данной возрастной категории.

Результаты эксперимента показали значимые различия в подгруппах по следующим показателям электрической активности головного мозга (Таб. 2, Таб. 3).



Представленные в таблице показатели означают, что значимые изменения в ходе эксперимента произошли в двух подгруппах. Активность Альфа - волн и Тета – волн в экспериментальной группе значительно снизилась по сравнению с контрольной подгруппой. Это объяснимо тем, что благодаря активизации «рефлексии – мотива – воли», «слова – образа», человек чувствует себя более расслабленным, функционирование головного мозга испытывает меньшую напряженность по сравнению с учебным, причем лекционным занятием. Такое состояние не является медитативным и его особенность в том, что активность тета-волн тоже снизилась, что свидетельствует об активной мыслительной работе. Из данных в таблице 2 видно, что в экспериментальной группе тета – волны снизились в активности на 0, 2 – 0,8 единиц, а в контрольной группе повысились на 4, 1 единицы, что свидетельствует о повышении беспокойства в контрольной группе. Результаты ЭЭГ при закрытых глазах, показывают большую проявленность отдыха головного мозга по сравнению с результатами диагностики при открытых глазах. Таким образом, свободное действие приводит к наименьшему напряжению в активности зон головного мозга, по сравнению с произвольным действием, когда информация, получаемая или генерируемая человеком менее связана с личностью, с ее состоянием преодоления своих границ. С одной стороны, в свободном действии есть напряженность рефлексии, волевое усилие и дополнительная сила в мотивации, что, в целом определяется как состояние напряжение, стрессовость, с другой стороны, в этом же состоянии синхронно с напряжением есть расслабление. Единство двух противоположностей в одном состоянии мы обозначили как напряжение без напряжения. Полученные результаты раскрыли характер свободного действия, отличающего его от действия произвольного. Выделенная особенность свободного действия может применяться при разработке консультационных и психотерапевтических, обучающих и коррекционных практик.

Интересные результаты были получены в возрастной категории от 29 до 50 лет.

В экспериментальной группе результаты матстатистического анализа показали значительные изменения по многим параметрам (Таб.3).



Представленные результаты свидетельствуют о снижении умственной активности, повышении активности подсознания, появлении почти медитативного состояния, точнее расслабления в напряжении. Активность тета-волн вызвана экспериментальным заданием – обращением к архетипам. Смеем предположить, что образы и слова на картинах архетипов имели влияние на ассоциативный ряд, вызвавший активность подсознания. Сенсетивность данного возраста к рефлексии на основе жизненного опыта и стремлении решать жизненно важные проблемные вопросы, особенно вопросы собственного представления о себе явилась благоприятным фактором, повлиявшим на результаты. Устойчивое состояние погружения «в себя» (при открытых глазах повышение активности и закрытых глазах снижение активности тета – волн, понижение активности бета-волн при закрытых глазах, понижением активности альфа – волн при закрытых глазах) привело к позитивным изменениям в трансцендентной и творческой модальностях рефлексии, диагностируемые Опросником «Фокус рефлексии» (Сизикова Т. Э.). Значимое увеличение результатов по этим модальностям рефлексии позволяет связать свободное действие в данной возрастной группе с духовными основаниями личности и ее саморазвитием, более глубоким отношением человека к себе и окружающему миру. Также, как и в другой возрастной группе, свободное действие связано с внутренним расслаблением человека во время волевой активности при осознании необходимости и мотивации достижения, преодоления, о чем свидетельствуют самоотчеты испытуемых.

Обсуждение: В данной статье мы акцентируем внимание на роли рефлексии в свободном действии, опираясь на наши исследования электрической активности головного мозга (ЭЭГ). Мы не приводим в данной статье анализ всей полноты полученных данных по электрической активности головного мозга и варриабильности ритма сердца (ВРС). Наша задача – выделить существенное и ярко выраженное влияние «рефлексии – воли – мотива» на нейропсихологические параметры и с помощью построения логических связей раскрыть скрытые от эмпирики характеристики свободного действия. Связь рефлексии с электрической активностью мозга, не признаваемая ранее, в настоящее время признается в ученом мире и имеет достаточно веские подтверждения в свою пользу. В структуре головного мозга выделены отдельные зоны активности при рефлексии, отличные от зон мышления, речи и др. [7, 8] Мэтью Хьюз, Джон Гоутас, Дэвид Кревзер, Патрик Джонстон, Джозефа Киорикиари провели исследования саморефлексии [8]. Их понимание саморефлексии соответствует нашему пониманию рефлексии. Ими выделено, что во время саморефлексии участки голоного мозга, связанные с визуализацией, ассоциацией, соматосенсорными и эмоциональными процессами активны; левая нижняя лобная извилина, левая нижняя теменная долька, ключица и инсула тоже значительно активны; участки, связанные с исполнительной функцией - планирование, стратегия, эмоции, память, язык и связь ощущений - активированы во время саморефлексии; выражена опора на физические ощущения и соматосенсорные системы, опора на лимбические системы. При изучении связи стиля мышления и рефлексии, учеными сделан вывод, что существует отличительная активация области мозга, связанная с саморефлексией, Данное подтверждает не только самостоятельность рефлексии в психике, но и благодаря ее всепроникаемости во все феномены психики, позволяет с уверенностью исследовать ее как единицу анализа целого, имеющую взаимные системные связи с другими единицами анализа целого. На основе этих системных связей осуществляется образование других целостностей.

В нашем исследование получили подтверждение взгляды Л. С. Выготского и А.Р. Лурия о психологических системах. Е. Д. Хомская три характеристики высших психических функций: «Основные характеристики высших психических функций — опосредованность, осознанность, произвольность — представляют собой системные качества, характеризующие эти функции как «психологические системы» (по определению Л. С. Выготского), которые создаются путем надстройки новых образований над старыми с сохранением последних в виде подчиненных структур внутри нового целого» [20, с. 27]. Мы расширили, введя мотив и по-другому форма характеристики может быть представлена так: рефлексия – мотив – воля как единица целого проявляют себя в других единицах целого, обеспечивают процесс опосредования и о-смысления, благодаря которым образуют единство с другой единицей целого – «слово – образ». Единство и взаимодействие двух единиц в единице целого – личности, есть свободное действие.

Вывод. Возвращаясь к нашему движению мысли в данной статье мы заметили сложность в удержании четких границ при описании целого и взаимосвязей внутри него. Описание, чтобы не поддаться более жесткому редуцированию, вынуждено расширять свои границы, развиваться внутри текста, что еще раз подчеркивает свойства целого: саморазвитие и связанность единиц целого, порождаемость одного единства из другого.

Мы раскрыли психологическую сущность свободного действия в рамках постнеклассического типа научной рациональности. Определили свободное действие как единицу анализа целого и выделили единицы анализа свободного действия. Наше экспериментальное исследование подтвердило, что активность единства «рефлексия – мотив – воля» и «слово – образ» влияет на волновую активность головного мозга. Взаимодействие этих единиц в личности вызывает особое состояние свободного действия – «напряжение без напряжения», направленное на преодоление своих границ личностью. Полученные результаты позволяют расширить исследовательские границы и рассмотреть свободное действие в психотерапевтической и консультационной, обучающей и коррекционной практиках.

Список литературы


1. Брушлинский А. В. Субъект: мышление, учение, воображение. – 2-е изд., испр. – М.: Изд. МПСИ, 2003. – 408 с.
2. Википедия. Единство [Электронный ресурс]. – URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%95%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE (дата обращения: 18.09.2022).
3. Выготский Л. С. Записная книжка. Октябрь 1932 года [Электронный ресурс] / подгот. текста и коммент. Е. Завершневой, публ. Г. Л. Выгодской. – URL: https://magazines.gorky.media/nlo/2007/3/zapisnaya-knizhka-oktyabr-1932-goda.html (дата обращения: 18.09.2022).
4. Выготский Л. С. Проблема воли и ее развитие в детском возрасте // Выготский Л. С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 3. Проблемы развития психики / под ред. А. М. Матюшкина. – М.: Педагогика, 1983. – С. 279–280.
5. Выготский Л. С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 3: Проблемы развития психики / под ред. А. М. Матюшкина. – М.: Педагогика, 1983. – 369 с.
6. Выготский Л. С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 2. – М.: Педагогика, 1982. – 504 с.
7. Gountas, J., Ciorciari, J. Inside the Minds of the Trendsetters. In Australasian Science; Nolch, G., Ed.; Control Publications Pty Ltd: Malvern, Victoria, Australia, 2010; Volume 31, pp. 14–17
8. Ciorciari J., Gountas J., Johnston P., Crewther D., Hughes M. A Neuroimaging Study of Personality Traits and Self-Reflection // Behavioral Sciences. – 2019. – Vol. 9, Issue 11. DOI: https://doi.org/10.3390/bs9110112
9. Зинченко В. П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся: очерки российской психологии. – М.: Тривола, 1994. – 333 с.
10. Корсакова Н. К., Ковязина М. С. Новый взгляд на старую проблему: категория «синдром» в психологии // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 2(18). – С. 66–76.
11. Левинтов А. Е. Рефлексия. Памяти Владимира Лефевра [Электронный ресурс]. – URL: https://kartaslov.ru/%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%95%D0%B2%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87_%D0%9B%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%B2_%D0%A0%D0%B5%D1%84%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B8%D1%8F_%D0%9F%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%B8_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0_%D0%9B%D0%B5%D1%84%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%B0/5 (дата обращения: 15.08.2022).
12. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2002. – 720 с.
13. Sizikova T.E. The Ist International Symposium on Cultural-Historical Psychology Urgent Problems of Cultural-Historical Psychology. // Lurian Journal, № 3(1), pp. 1–21. doi: 10.15826/Lurian.2021.2.4.6 https://lurian.urfu.ru/ojs/index.php/lurian/issue/view/
14. Сизикова Т. Э. Мета-модель рефлексии в рамках мета-онтологии // Сибирский психологический журнал. – 2018. – № 68. – С. 6-31. DOI: https://doi.org/10.17223/17267080/66/1
15. Сизикова Т. Э. Рефлексивное психологическое консультирование: монография: в 3 ч. Ч. 3. Практика рефлексивного психологического консультирования. – Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2018. – 518 с.
16. Сизикова Т. Э. «Единица анализа» Л. С. Выготского и «модальность» Н. Гартмана // Сибирский психологический журнал. – 2022. – № 85. – С. 6–33.
17. Сизикова Т. Э., Дураченко О. А. Исследование и психодиагностика рефлексии: учебное пособие. – Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2020. – 256 с.
18. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности: учебное пособие для вузов. – М.: Школа-Пресс, 1995. – 384 с.
19. Стёпин В. С. Философия науки. Общие проблемы [Электронный ресурс]. –URL: https://gtmarket.ru/library/basis/5321/5326 (дата обращения: 09.09.2022).
20. Хомская Е. Д. Нейропсихология. – 4-е изд. – СПб.: Питер, 2005. – 496 с.




На развитие сайта

  • Опубликовал: vtkud
  • Календарь
  • Архив
«    Март 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Март 2024 (6)
Февраль 2024 (45)
Январь 2024 (31)
Декабрь 2023 (56)
Ноябрь 2023 (44)
Октябрь 2023 (48)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх