Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
{speedbar}

Бесспорный классик спорного. К 100-летию Я.А.Пономарева

  • Закладки: 
  • Просмотров: 374
  •  
    • 0
Яков Александрович Пономарев
Яков Александрович Пономарев

25 декабря 2020 г. исполнилось 100 лет со дня рождения Якова Александровича Пономарева, классика отечественной психологии. По счастливому стечению обстоятельств – ближайшего друга нашей семьи, в двух поколения.

История этой дружбы насчитывает больше 40 лет. Начало ей положила в 1950-е гг. встреча Якова Александровича с моим отцом Товием Васильевичем Кудрявцевым. Оба они уже тогда посвятили себя исследованию проблематики мышления и творчества, которая досталась «по наследству» и мне. Вместе с дружбой. Хотя Яков Александрович, знавший меня ребенком, великодушно подарил ее мне, когда увидел, что я с угловатой серьезностью неофита начал вступать в права первой части наследства. Даже его друг, мой отец, изумлялся такой щедрости.

Яков Александрович не «обобщал факты». Обобщение фактов – вообще, десятое дело науки, для этого большого «научного» ума не надо. Яков Александрович втягивал их в поле своих размышлений о чем-то большем. Да, это – феномен, пойманный в экспериментах еще гештальтистами, но толком ими не объясненный. Ньютон (если считать легенду правдой) буквально притянул свое яблоко к голове – потому что думал не о яблоках, а о законе. Другие физики тоже гуляли по садам, наблюдая, как падают яблоки. Но думали о чем-то другом. К примеру, о яблоках. А тут, по терминологии Я.А. Пономарева, побочный продукт мысли в виде пойманной с яблоком подсказки привел к рождению прямого. Таков, по Пономареву, механизм интуитивного решения. Но интуиция вызревает в уже напряженном, хоть как-то сформированном мыслительном поле.

Еще в юности я слышал от многих о нем: он гений. И многие с ним спорили. Бесспорный классик утверждал много небесспорного. И очень любил спорить сам.

Я тоже, еще студентом, не раз набрасывался на него с юношеской наглостью. А он отвечал… серьезностью. К тому моменту я уже был законченным спинозистом-гегельянцем-ильенковцем. И вот Яков Александрович добродушным обаятельно-искусительским тоном говорил мне:

- А вот скажи-ка мне со своим Гегелем – задаю Декартовский вопрос: как моя мысль о сгибании пальца превращается в сгибание пальца?
- Яков Александрович, но палец-то – Ваш, как и мысль. Я ведь и чужой палец могу согнуть своей мыслью и волей. Достаточно сказать, и чтобы поняли сказанное. Мысль не просто запускает спутник на орбиту, он ее выводит туда в своем обличии.
- Ага, значит, мысль материальна? Но до спутника-то она уже есть…

И начинался бесконечный спор. Подарок «шморкачу» (одно из любимых слов А.В.Запорожца) в науке, чтобы утер себе гордо задранный нос. Но вот «шморкачами» молодых Яков Александрович никогда не считал.

Автор «Психологии творческого мышления» (1960) и «Психологии творчества» (1975) с хрестоматийными задачами про 4 и более точек тогда же благосклонно отнесся к моим самым первым пробам в сфере диагностики творческих способностей детей, разработку инструментов которой мне поручил другой его друг, мой учитель Василий Васильевич Давыдов (они вместе начинали в лаборатории Д.Б. Эльконина). Раньше я исключительно «теоретизировал», а это был мой дебют в психологическом эксперименте - переживаемый без особой охоты и уверенности (тут во многом и крылась причина неохоты). В какой-то момент моего рассказа он прервал меня: «Слушай (знаменитое «Слушай!» с незабываемой пономаревской интонацией - кто слышал, не забудет!), а это здорово, это - ТВОЕ!» Сейчас не только мое, но и аспирантов, дипломников, курсовиков, некоторых коллег-исследователей, практических психологов в садиках и школах, описанное в статьях и книжках... Но не убеди меня тогда величайший экспериментатор Я.А.Пономарев - конечно, не без лукавого провокационного аванса, - все могло сложиться иначе. Первый взгляд со стороны, но глазами очень близкого и значимого человека.

С ним было легко и весело. В молодости он, говоря современным языком, «байкерствовал». Мог сесть на мотоцикл и из Москвы доехать до крымского побережья. Да еще писать путевые заметки в виде шаловливых стихов.

Ничто не выдавало тяжелейшую судьбу. Фронтовик Яков Александрович прошел плен, откуда вернулся каким-то хитроумным путем через Иран, с утраченной чувствительностью стоп. Как встречали пленных на родине, сейчас хорошо известно «Претензии» к нему сняли только в 1960 г. А до этого - мытарства с устройством на работу. В лучшем случае это было редакторство. Будучи признанным исследователем, он продолжал скромно трудиться экскурсоводом в Уголке Дурова. Поэтому всегда как-то по-особому чувствительно относился к поздравлениям с Днем Победы. Для него война была темой с «нагрузочной» болью. Однажды мне все объяснил Василий Васильевич Давыдов. От него я и узнал историю про плен и про то, что происходило вслед. Яков Александрович рассказывал мне массу веселейших эпизодов из своей жизни (особенно, в командировках). Но про это – никогда.

Умел Яков Александрович подшутить и разыграть. Как-то во время перерыва заседания семинара по проблемам творчества мы вышли постоять на крылечке Симферопольского университета, где семинар проводился. А на такие заседания обязательно проникают представители широкой общественности, заинтересованность которых как-то незаметно перерастает в возмущение, а возмущение - в готовность тут же отомстить И на этом же крылечке одна дама сетовала не перегрузки школьников. Вдруг Яков Александрович приобнимает меня и, расплываясь в нежной улыбке, произносит:

- А вот, кстати, ученик человека, который в первом классе вводит «иксы» (понятно, имелся в виду В.В.Давыдов).

Ко мне резко развернулось несколько голов, а по глазам дамы я прочитал, что меня, возможно, будут бить. К счастью, позвали на продолжение заседания.

К слову, Я.А.Пономарев и В.В.Давыдов разошлись в науке, оставшись друзьями. Да и изначально их едва ли можно было считать единомышленниками во всем. Я.А.Пономарев покинул лабораторию психологии младшего школьника Института общей и педагогической психологии АПН ССР, которую вначале возглавлял Д.Б.Эльконин, а потом В.В.Давыдов, перейдя в начале 1970-х гг. во вновь образованный Институт психологии АН СССР. Но его исследования внутреннего плана действий, без которых нельзя разобраться ни в природе теоретического мышления, ни в природе учебной деятельности, чем занимались сотрудники лаборатории Эльконина и Давыдова, остаются непревзойденными по многим параметрам (их результаты описаны в книге «Знания, мышление и умственное развитие», 1967). Глубже Я.А. Пономарева проникнуть в устройство этого внутреннего плана не удалось никому. Поэтому и в своих последующих работах В.В.Давыдов продолжал ссылаться на найденное Я.А.Пономаревым еще в 60-е.

Яков Александрович во все важные моменты моей жизни был рядом.

Он и сейчас со мной: добрый гений-провокатор. Бесспорный классик небесспорного. Любимый Яков Александрович Пономарев.

Владимир Кудрявцев




  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Мой Пономарев (к 95-летию психолога)
25-12-2015
Мой Пономарев (к 95-летию психолога)

Когда я стал студентом, он запросто подарил мне "дружбу профессионала" на равных. Даже его друг, мой отец, изумлялся такой
Ушел Евгений Александрович Климов
31-05-2014
Ушел Евгений Александрович Климов

Поистине "черная суббота" для нашей психологии. Галина Михайловна Андреева и Евгений Александрович Климов оставили мир в один
Праздник Великой Победы - национальный, семейный, личный
09-05-2010
Праздник Великой Победы - национальный, семейный,

  • Календарь
  • Архив
«    Август 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Июль 2021 (26)
Июнь 2021 (40)
Май 2021 (23)
Апрель 2021 (29)
Март 2021 (38)
Февраль 2021 (25)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх