Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

 
» » Выступление Д.Б.Богоявленской. на заседании Бюро Отделения психологии и возрастной физиологии РАО

Выступление Д.Б.Богоявленской. на заседании Бюро Отделения психологии и возрастной физиологии РАО

  • Закладки: 
  • Просмотров: 2 697
  • печатать
  •  
    • 0
Богоявленская


 


19 мая 2010 года на заседании Бюро Отделения  психологии и возрастной физиологии РАО было заслушено сообщение доктора психологических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ, почетного члена РАО, главного научного сотрудника Психологического института РАО Д.Б.Богоявленской на тему «Одаренность: понятие, виды, метод идентификации».  В обсуждении приняли участие И.В.Дубровина, Е.А.Климов, И.И.Ильясов и др. Члены Бюро отделения и приглашенные участники единодушно поддержали направление исследований, которые на протяжении многих лет  продуктивно разрабатывает Д.Б.Богоявленская.


 


Из справки «Одаренность: понятие, виды, метод идентификации», представленной Д.Б.Богоявленской к обсуждению на заседании Бюро Отделения  психологии и возрастной физиологии РАО


 


Современное состояние психологии одаренности. Раскрытие понятия одаренности как системного качества в отечественной «Рабочей концепции одаренности», разработанной по заданию МО РФ, на новом уровне решает проблему, тезис которой был сформулирован  праотцом данной проблематики Ф.Гальтоном. По его мнению, гениальность отражает сплав трех важных компонентов – таланта (как высшего проявления ума), характера (как личностных и мотивационных черт, обеспечивающих его реализацию) и выносливости, способности к усердной работе (как энергетического показателя).


 


В «широкую одаренность» Гальтон включил исключительно характерную для деятельности одаренного человека приверженность делу.


 


Следует поражаться проницательности Гальтона, поскольку он не просто предполагает наличие личностных черт в структуре одаренности, но, главное, четко осознает их функциональное значение. Оно заключается в обеспечении реализации ума. Когда сегодня сводят одаренность к умственным способностям «выше статистически среднего», то отмечают средство, но упускают суть того, что есть одаренность. Почему потеряна квинтэссенция этого понятия? Как ни грустно, но начало отхода от его понимания заложил сам Гальтон. Для подкрепления своего доказательства наследования гениальности и полагая, что социальный статус является ее надежным показателем, Гальтон, обратился к анализу выдающихся английских семейных кланов. Необходимо было формализовать этот массив данных. Для этого их нужно было, прежде всего, измерить, т.е. сопоставить большое число разнообразных признаков с соответствующими им «единицами». Материал для рассмотрения оборотной стороны высоких проявлений ума – потерю интеллекта – Гальтон нашел в работах психиатра Сегэна. Это позволило Гальтону установить континуальность распределения природных способностей. Введение представления о континуальном распределении проявлений способностей в популяции было ключевым для формирования измерительного подхода. Гальтон установил совпадение содержательных интерпретаций репутации, как высшего выражения гениальности, и способностей. При сопоставлении двух классификаций – гениальности и способностей – он установил в целом сходные тенденции популяционных распределений их проявлений, и на основании этого допустил, что преимущественно умственные способности репрезентируют гениальность. Будучи действительно фундаментальным,  исследование Гальтона отразило всю сложность проблемы и те исходные противоречия, которые сопутствуют ее решению с XIX по XXI в. Гальтон как бы наметил своего рода Сциллу и Харибду, между которыми мечутся все последующие ученые, ею занимающиеся. Их понимание одаренности с необходимостью включало личность, а именно ее духовную зрелость. [Ревеш Г., 1924. с. 11, Юнг]. Как нельзя более точно В.М.Экземплярский указывает на «гордиев узел» проблемы: «Лишь недостаточность имеющихся у нас экспериментальных методов для определения высоты развития эмоционально – волевой сферы и, наоборот, значительное развитие методики количественного исследования интеллекта ограничивают до сих пор по преимуществу интеллектуальной сферой разрешение проблемы.  С этим ограничением естественно придется считаться и в самом принципиальном выяснении проблемы и путей к ее разрешению.» [Экземплярский В.М., 2006. с. 264]. Позиция В.Штерна последовательна: потребность измерения  приводит к сужению понятия одаренности: «Мы не только ограничиваем умственную одаренность от эмоциональных и волевых свойств индивидуума, но отводим ей ясно очерченное место и среди интеллектуальных функций» [Штерн В., 1997. с. 58]. Таким образом, на многие десятилетия в психологии воцарилось это редуцированное  представление об одаренности и сведение ее измерения к IQ. Итак, раскрытие понятия завязано на способе измерения. В свою очередь это определяет замену целого, которое не схватывается в измерении одним из его, но измеряемым, элементом. Так возник антитезис. Именно этот факт лежит в основе тенденции, которую Л.Выготский назовет поэлементным анализом - сведения целого к одной его части. Но «на пути отождествления целого с элементами, проблема не решается, а просто обходится» [Выготский, 1986. с.12]. Вместе с тем, данная тенденция четко прослеживается и далее на протяжении XXв. при классификации видов одаренности, что все более уводит от решения проблемы.


 


В структуре Гилфорда все факторы независимые способности. Это и создает объективную возможность рассмотрения факторов, отраженных в тестах «интеллекта» и специальных тестах «креативности» и их показателей, как отдельных, что и демонстрируют многочисленные сопоставительные исследования креативности и интеллекта на протяжении второй половины XX века. Эти исследования проходят в триаде, которую определило включение обучаемости (или профессиональной успешности) как показателя жизненной валидности тестов интеллекта и креативности. Эти три показателя и легли в основу классификации одаренности на три отдельных вида: академическую,   интеллектуальную,  творческую. Думается, что предлагаемое деление одаренности весьма прагматично и скорее просто привязано к типу диагностической процедуры (отметкам, тестам “IQ”, тестам “Cr”). Таким образом, способ измерения определяет объект, а не наоборот. При таком подходе не вскрывается сущность явления и в его основе лежит ориентация на частные признаки. При этом, расщепление одаренности на три вида отражает само понимание природы творческих способностей. Оно от прямого отождествления с интеллектом перешло подчас к прямому их противопоставлению (критическое мышление тормозит генерацию идей).


 


   Согласно новому подходу, повторим, факторы креативности существуют параллельно факторам, фиксируемым тестами интеллекта и имеют свою локализацию (факторы дивергентного мышления). Выделение Гилфордом показателя креативности - Cr, отличного от IQ - коэффициента интеллекта, иллюстрирует тенденцию, которая заключается «в колебании от полного отождествления к столь же метафизическому, столь же абсолютному разрыву и разъединению». А затем, начинается установление между ними «чисто внешней механической зависимости как между двумя различными процессами», что характерно именно для поэлементного анализа [Выготский, 1986, с.12]. Этот факт, с одной стороны, подтверждает прогностичность выдвинутого Выготским методологического принципа и лежит в основе объяснения понимания творческих способностей и одаренности, которое складывалось  на протяжении ХIХ - ХХ в. С другой, - его идея, что психология, желающая изучать сложные психические единства, должна заменить методы разложения на элементы, методами анализа, расчленяющего на единицы [Выготский, 1986, с.12], требует для корректного раскрытия понятия одаренности выделения единицы его анализа.


 


Основная трудность в понимания одаренности как системного качества, как было показано выше, заключалась в невозможности систематического наблюдения всех его компонентов: эмоциональных, мотивационных, волевых и т.д. Действительно, систематически наблюдаемыми трудно одновременно сделать отдельно все компоненты целого. Но это можно сделать, если мы «схватили» целое, выделив его «единицу анализа», что соответствует методологическим представлениям Л.С.Выготского. Все согласятся с тем, что одаренность проявляется в том, как человек овладевает деятельностью и далее ее развивает. В «Рабочей концепции одаренности» нашло отражение авторское понимание одаренности. Поскольку деятельность всегда осуществляется личностью, ее цели и мотивы оказывают влияние на уровень выполнения деятельности. Если цели личности лежат вне самой деятельности, например,  если ученик  готовит уроки только для того, чтобы не ругали за плохие отметки, или чтобы не потерять свой престиж отличника, то деятельность выполняется в лучшем случае добросовестно, и ее результат даже при блестящем исполнении не превышает нормативно требуемый продукт [РКО. 2003. c.22]. Отмечая способности такого ребенка, не следует говорить о его одаренности, поскольку  последняя предполагает увлеченность самим предметом, поглощенность деятельностью, «приверженность к делу». В этом случае деятельность не приостанавливается даже тогда, когда выполнена исходная задача, реализована первоначальная цель. То, что человек делает с любовью, он постоянно совершенствует, реализуя все новые замыслы, рожденные в процессе самой работы, т.е. проявляет познавательную самодеятельность. «Мне кажется, что…талант – в сущности его – есть только любовь к делу, процессу работы…» [Горький, 1937,c.30]. В результате новый продукт его деятельности значительно превышает  первоначальный замысел. В этом случае можно говорить о том, что имело место «развитие деятельности». Развитие деятельности по инициативе самой личности, по мнению В.Д.Шадрикова, является операциональным раскрытием одаренности.Развитие деятельности приводит к получению творческого продукта, что, в конечном счете, определяет ценность одаренности как таковой. Поскольку одаренность мы оцениваем через успешность овладения деятельностью и ее развитие, то при таком понимании  понятия «одаренность» и «творческая одаренность» выступают как синонимы. Таким образом, повторим, «творческая одаренность» не рассматривается нами как особый, самостоятельный вид одаренности. Вместе с тем, развитие деятельности по своей инициативе (познавательная самодеятельность-ПС) является реализацией позиции субъекта деятельности, это и есть авторская позиция.


 


Наше понимание одаренности соответствует позиции С.Л.Рубинштейна, который писал, что одаренность нельзя отождествлять с качеством одной функции – даже, если это мышление. Одаренность так же, как и характер, определяет более синтетические, комплексные свойства личности.К аналогичному выводу приходит затем в процессе фундаментальных исследований способностей Б.М.Теплов: «В этой характеристике личности, которую мы называем одаренность, нельзя видеть простую сумму способностей: по сравнению со способностями она составляет новое качество». Согласно Теплову нельзя понять одаренность, если ограничиваться лишь анализом  способностей. Разбирая приемы творчества гениальных музыкантов, Теплов указывает на особенности их личности. Значительным музыкантом,  отмечает он, может быть только человек с большим духовным . . .содержанием.


 


Выше было показано, как редукция понятия одаренности определялась наличными методами измерения. Понятие не может быть рабочим, если оно не сопровождается процедурой его идентификации. Разработанный мною ранее психодиагностический метод «Креативное поле»,  обеспечивает реально вычленение «в чистом виде» способность к развитию деятельности по собственной инициативе. Его разработка потребовала отказа не только от традиционных методов исследования, но и отказа от стоящей за ними модели эксперимента, что потребовало построения новой модели. Она, в отличие от модели проблемной ситуации, в которой мысль движется как бы в одной плоскости (решение заданной задачи), должна быть объемной, чтобы проявилась другая плоскость для прослеживания хода мысли за пределами решения исходной задачи. В этом качестве может выступать система однотипных задач, содержащая ряд общих закономерностей. Такая система задач обеспечивает построение двухслойной модели деятельности. Первый, поверхностный слой, - заданная деятельность по решению конкретных задач, и второй, - глубинный слой, замаскированный «внешним» слоем и неочевидный для испытуемого, - это деятельность по выявлению скрытых закономерностей, которые содержит вся система задач, но открытие которых не требуется для их решения.  Требование решить задачу выступает в качестве стимула мыслительной деятельности до тех пор, пока испытуемый не находит и не отрабатывает надежный и оптимальный алгоритм решения. Дальнейший анализ материала, который не диктуется «утилитарной» потребностью выполнить требование (решить задачу), мы и называем  образно вторым слоем. Однако познавательный поиск может стимулироваться не только внешними требованиями, но и чувством неудовлетворенности результатами собственной работы. Оно проявляется в ситуации, когда испытуемый не владеет достаточно надежным алгоритмом выполнения заданной деятельности. Напомним, что наш подход требует создания условий для изучения деятельности, осуществляемой не как ответ на стимул. Реализация этого требования (принципа – отсутствия внешнего и внутреннего оценочного стимула) возможна именно в силу того, что второй слой не задан эксплицитно (т.е. не представлен в явном виде) в экспериментальной ситуации, а содержится в ней имплицитно, скрыто. Он вызывается к жизни и реально обнаруживает себя лишь как результат проявленной активности человека. Поскольку возможности испытуемого могут быть обнаружены лишь в ситуации преодоления и выхода за пределы требований исходной ситуации, то ограничение, «потолок» может быть, но он должен быть преодолен, снят. Структура экспериментального материала должна предусматривать систему таких ложных, видимых «потолков» и быть более широкой, неограниченной. И чем богаче этот «слой» деятельности, чем шире система закономерностей, чем четче их иерархия, тем большей диагностической и прогностической силой обладает конкретная экспериментальная методика. Таким образом,  второй принцип заключается в требовании отсутствия «потолка», ограничения  деятельности в целом. Полноценная, методологически последовательная реализация перечиснных принципов возможна только в том случае, если деятельность испытуемого не будет ограничена во времени и эксперимент будет многократным. Это третий принцип метода, который мы условно назвали «Креативное поле». Его наличие позволило сделать одаренность в своей целостности «систематически наблюдаемым» феноменом.


 


Потенциальное присутствие второго слоя в любой деятельности еще раз подтверждает представление С.Л.Рубинштейна о мышлении как познании, а не просто решении задач. Фактически, здесь совершается, говоря словами Ю.М.Лотмана, «выход за пределы семантического поля», поскольку по смыслу  совершается уже другая деятельность.


 


Данный метод позволил экспериментально по одному объективному критерию выделить уровни, соответствующие овладению деятельностью, то, что в искусстве соответствует уровню «мастерства», а затем ее развитию, что расценивается уже как «искусство». Это: стимульно-продуктивный - деятельность может выполняться высоко успешно, но она всегда стимулирована извне, Высшие проявления на этом уровне отражают лишь высокий уровень развития способностей. Задачи рассматриваются как частные. Это анализ на уровне единичного; эвристический - овладев деятельностью, человек развивает ее далее по своей инициативе и выходит на открытие новых закономерностей, осуществляя анализ на уровне особенного; креативный - открытые  закономерности рассматриваются человеком как вставшая перед ним новая проблема, требующая своего доказательства, т.е. теоретически обосновывается. Это анализ на уровне всеобщего, который позволяет выявить сущность явления, а значит возможность прогнозирования  качественных скачков в его развитии. Наличие этого уровня позволяет диагностировать прогностические способности.


 


ОТЗЫВ


на материал к докладу Д.Б. Богоявленской «Одаренность: понятие, виды, метод идентификации», представленный  для обсуждения на заседании Бюро Отделения психологии и возрастной физиологии РАО 19 мая 2010 года 


Исследование Д.Б. Богоявленской уникально во многих отношениях. В частности – в том, что оно продолжается четыре десятилетия. В своих завершенных моментах исследование стало классическим, вошло в историю науки, его результаты излагаются в учебниках, на его основе выполнено значительное число диссертационных исследований и дипломных работ. Вместе с тем время показало, что оно открыто к дальнейшему развитию – путем расширения исходных посылок и их обоснований, соответствующей научной фактологии. 


 


Оказалось, что модель Д.Б. Богоявленской релевантна значительно более широкому кругу явлений, чем это изначально предполагал сам автор. По сути, автор на собственном примере подтвердил правомерность трактовки творческой инициативы, которая характеризует субъектную позицию личности, как стремления и способности к выходу за пределы не только исходных требований задачи, но и самостоятельно очерченного самой личностью горизонта целей. Попутно выяснилось, что в рамках такого подхода получают новое содержательное толкование феномены, которые и ранее исследовались в психологии: мыслительное обобщение, целеобразование, мотивация поискового действия. К этим феноменам принадлежит и одаренность, систематического изучения которой, насколько я понимаю, Д.Б. Богоявленская не планировала, приступаю к анализу интеллектуальной инициативы 40 лет назад.


 


Кстати,  тот факт, что общепсихологической понятие интеллектуальной инициативы позволяет раскрыть diferencia specifica феномена одаренности,    свидетельствует не только об эвристических возможностях и объяснительном потенциале модели Д.Б. Богоявленской. Это говорит и о том, что сам предмет одаренности является столь же исключительным, сколь и универсальным, «общечеловеческим». Это, с одной стороны, определяет  требования к его научному изучению, с другой, задает особые приоритеты психолого-педагогического сопровождения одаренности в разных сферах социальной практики.


 


Исследование  Д.Б. Богоявленской, несомненно, заслуживает поддержки научного сообщества и требует поиска организационных, экономических и материально-технических ресурсов для своего продолжения.   


 


Завкафедрой теории и истории психологии


Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ,


доктор психологических наук,


профессор


В.Т. Кудрявцев


 



  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Отзыв на на книгу Д.Б. Богоявленской и М.Е. Богоявленской «Одаренность: природа и диагностика»
21-01-2014
Отзыв на на книгу

4 марта 2014 г. - Презентация монографии Д.Б. Богоявленской, М.Е. Богоявленской «Одаренность: природа и диагностика» в формате вебинара
24-01-2014
4 марта 2014 г. -

В.Т.Кудрявцев. Креативно о креативном. Отзыв на на книгу Д.Б. Богоявленской и М.Е. Богоявленской «Одаренность: природа и диагностика»
20-01-2014
В.Т.Кудрявцев.

 Н.С.Лейтесу -95! Поздравительная телеграмма
26-06-2013
Н.С.Лейтесу -95!

М.Е.Богоявленская. Психологические особенности гармоничного и дисгармоничного типов развития одаренности. Автореферат кандидатской диссертации
10-12-2008
М.Е.Богоявленская.

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Октябрь 2017 (30)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Июнь 2017 (60)
Май 2017 (45)
У нас
Облако тегов
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх