Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » Психологи Александр Асмолов и Елена Юдина о стандартах дошкольного образования, и не только

Психологи Александр Асмолов и Елена Юдина о стандартах дошкольного образования, и не только

  • Закладки: 
  • Просмотров: 1 201
  • печатать
  •  
    • 0

С марта предполагалось начать всероссийское обсуждение образовательных стандартов, разработанных применительно к дошкольной ступени. Но документ  все еще пребывает «в режиме сборки». Поэтому пока можно говорить только об идее и направлениях ее развития. К сожалению, к работе над стандартами приступили сразу, не определившись в подходах. Хотя прежде всего подходы к построению стандартов  следовало предварительно обсудить в экспертном  научно-образовательном кругу с привлечением всей заинтересованной – педагогической, родительской и др. общественности. Издержки этой «спешки», скорее всего, обнаружат себя и в итоговом документе. В своих недавних интервью,  размещенных на  сайте www.ria.ru, психологи Александр Асмолов и Елена Юдина, излагают собственное видение нововведения с точки зрения приоритетов развития образования, судеб современного детства и интересов ребенка.  


В начале апреля планируется развернуть дискуссию по проблемам «стандартизации» дошкольного образования на сайте журнала «Дошкольное воспитание» и его  странице в Facebook (с майского, 5-го номера –  в самом журнале), а также -  на данном ресурсе. Следите за информацией в Новостях.


Асмолов: в дошкольном образовании экзамены исключены


01.03.2013


В марте на общественное обсуждение будет вынесен проект федерального государственного стандарта дошкольного образования. О концепции стандарта рассказал руководитель рабочей группы по его созданию, директор Федерального института развития образования (ФИРО) Александр Асмолов.

— Александр Григорьевич, почему возникла необходимость в создании стандарта?


— В последние годы произошла незаметная революция: изменился социальный статус дошкольного детства. Оно по всем новым логикам становится важнейшим этапом государственного образования, не менее значимым, чем школьный этап. Государство становится на позицию политического детоцентризма. А это означает, что любое решение чиновника любого уровня должно проходить своеобразную проверку: поддерживает ли оно развитие детства в России.


Сегодня предпринимаются попытки от деклараций, от сладких слов о важности детства, от звучавшей много лет формулы «дети — наше будущее» перейти к тому, чтобы детство стало самостоятельным этапом развития, за который несет ответственность государство.


— Вы говорите о детстве в целом, а не только о дошкольном образовании. Почему?


— Развитие дошкольных учреждений и ликвидация очередей в детские сады — безусловно, важные меры. Но когда говорят, что каждый ребенок должен вступить в мир образования уже в детстве, часто забывается, что детство не сводится к системе дошкольных учреждений, где ребенок может получить ту или иную поддержку. Детство обеспечивается — и это главное — поддержкой семьи как ключевого института развития и социализации ребенка.


Нам как никогда нужно создать такую доктрину развития дошкольного детства, в которой бы вместе, «в одной упряжке», были государство, семья, работники системы образования, те, кто создает продукцию для поддержки детства — книги, игры, журналы; люди, которые выступают как защитники детства. Есть шанс, что благодаря новому стандарту Конвенция прав ребенка не на словах, а на деле станет охранной грамотой, поддерживающей развитие детства.


— Не раз было сказано, что ЕГЭ в детских садах не будет, но не приведет ли принятие стандарта к другим формам «стандартизации детства»?


— Как сказала вице-премьер Ольга Голодец, мы должны понимать, что стандарт дошкольного образования — это совершенно особый документ, связанный с поддержкой разнообразия детства, а не его унификации. И эта стратегическая установка должна найти свое воплощение в новом стандарте как уникальном соглашении, нацеленным на поддержку детства, между семьей и государством.


Особо подчеркну, что у многих вызывает аллергию сам термин «стандарт», когда заходит речь о детстве. Но мы не говорим об унификации, обезличивании детей, мы говорим о выработке гарантий государства в вопросах поддержки семьи и гарантий общества, которое хочет, чтобы в российском обществе росли дети культуры достоинства, а не дети риска.


— К слову, есть ли риски при разработке стандарта?


— Риски есть, и созданная министерством группа с самого начала это отчетливо понимает. Риск номер один — создать программы и стандарты развития детства по образу и подобию программ развития школы, грубо говоря — «натянуть» школьную жизнь на дошкольную. Смею заверить, что ни уроков, ни ЕГЭ в дошкольном детстве не будет. Говорить об экзаменах или о переносе урочной системы в дошкольное детство — в буквальном смысле сумасшествие.


Мы утверждаем, что не ребенок должен готовиться к школе, а школа должна готовиться к ребенку. И эту стратегию государственной политики мы должны воплотить в стандарте, который станет понятным и нужным для родителей документом, навигатором в мире детства, ориентируясь на который, родители и воспитатели помогут каждому ребенку приобщиться к культуре. Ключевая линия дошкольного детства — это приобщение к ценностям культуры, а не обучение его письму, счету и чтению. И это приобщение происходит через игру.


Стандарт должен быть нацелен на то, чтобы у ребенка возникла мотивация к познанию и творчеству, он должен быть направлен на поддержку любых программ, способствующих формированию личности ребенка как носителя ценностных установок современного мира. Мы должны учитывать, что дети приобщаются к миру в эпоху информационного взрыва — информатизации, виртуальной реальности. Нужно сделать так, чтобы, играя в компьютерные игры, они не заигрались, чтобы они продолжали общаться с нами, взрослыми, и со своими сверстниками, а не только с виртуальными героями.


— Кто из экспертов играет ключевую роль в разработке стандарта?


— Авторами нового стандарта будут все те, кто через широкое обсуждение — в интернете, в СМИ, в социальных сетях — скажет свое слово о том, каким он хочет видеть мир детства в XXI в нашей стране. А рабочая группа, созданная при министерстве, готовит лишь первоначальный проект документа, но не для того, чтобы быстро его принять и утвердить, а чтобы вынести его на обсуждение тех, кто заинтересован в детстве. Без открытого обсуждения, в котором сможет принять участие каждый человек, подобный стандарт не родится.


— Как не повторить ошибок, совершенных разработчиками школьных стандартов второго поколения?


— У членов нашей рабочей группы есть уникальная особенность: они обучаемы. Поэтому, готовя проект для обсуждения, мы, конечно же, учтем те сложности, которые возникли при подготовке стандартов для школы. Стандарт дошкольного детства будет написан понятным языком, то есть понимаемым и принимаемым, а не таким, для понимания которого нужно обложиться многотомными словарями. Но одновременно этот язык будет отвечать адекватным и корректным законам современного нормотворчества.


— Что, на ваш взгляд, должно измениться в дошкольном образовании после принятия стандарта?


— Родители и педагоги поймут, как прийти к тому, чтобы ребенок приобрел веру в себя и в тот мир, в котором он живет. Это не пустые слова. Ведь ребенок, который с детства испытывает базовое недоверие к миру, рано или поздно может стать невротиком. А невротик — этот тот, кто не доиграл в детстве.


По сути дела, принятие стандарта приведет к еще более резкому росту социального статуса детства. А это значит, что возрастет социальный статус, прежде всего, самих детей, их семей, дошкольных учреждений, а также воспитателей — и по уровню профессиональной компетентности, и по финансовому уровню. Детство нашей стране обойдется недешево — государственная политика в части финансирования детства также найдет свое отражение в стандарте.


 


 Юдина: детей до семи лет не стоит заставлять учиться


18.03.2012


Насколько хорошо освоил тот или иной предмет школьник, показывают экзамены и контрольные, но если ребенку меньше семи лет, сдать экзамен он вряд ли сможет. Об особенностях оценки качества в дошкольном образовании рассказала в интервью корреспонденту РИА Новости Ирине Зубковой заведующая лабораторией психологических проблем подготовки педагогов Московского городского психолого-педагогического университета, эксперт-консультант «Всемирного банка», член рабочей группы при Минообрнауки РФ по разработке госстандарта дошкольного образования Елена Юдина.


- Елена Георгиевна, новый закон «Об образовании» рассматривает воспитание в дошкольном учреждении как уровень образования. Значит, посещение детсада теперь обязательно?


— Вовсе нет. Последствия у признания «дошколки» образовательным уровнем совсем другие и связаны скорее с появлением в системе государственного образовательного стандарта. У нас пока что даже нет условий для того, чтобы каждый желающий мог отдать ребенка в садик. Но я, кстати, не думаю, что все дети непременно должны пройти через дошкольное учреждение. Есть родители, которые сами очень хорошо организуют образование для своего ребенка: водят в клубы, кружки и студии, занимаются самостоятельно. Ребенка это избавляет от массы «неприятностей»: подъема в семь утра, необходимости есть не всегда вкусную пищу, общаться с теми людьми, которых тебе назначили, а не с теми, которых ты можешь выбрать. Но это для тех, кто не работает или кому есть с кем оставить ребенка. Детский сад во всем мире традиционно выполняет еще и социальные функции — «камеры хранения» для детей.


-  Каковы задачи дошкольного образования в России?  


 


— В России система дошкольного образования существует давно, у нее неплохая инфраструктура: ребенку обеспечена здоровая еда, медицинское обслуживание, образование. Важно теперь было бы изменить жесткий, авторитарный тип общения воспитателей с детьми, доставшийся от советских времен. Но сейчас срочно необходимо решить проблему огромных очередей в детские сады. Поэтому в новом законе зафиксирована возможность существования садиков, которые осуществляют только уход и присмотр за детьми, без образования. С одной стороны, это действительно расширяет возможности системы. С другой, например, последние международные исследования свидетельствуют, что чем раньше начать развивать ребенка, тем лучшие жизненные результаты он будет демонстрировать потом. В погоне за доступностью мы можем опоздать с образованием.


- Что новый закон изменил в требованиях к дошкольному образованию?


— Появился федеральный государственный стандарт. До сих пор к дошкольному образованию предъявлялись федеральные государственные требования. Отличие в том, что стандарты, помимо требований к структуре программы и условиям ее реализации, содержат и требования к результатам ее освоения.


-  Шестилетки должны экзамены сдавать?


—  Нет, конечно. Все понимают, что это абсурд. Поэтому для «дошколки» функции стандарта в законе ограничены: нельзя оценивать подготовку ребенка (к чему бы то ни было, даже к школе) и проводить аттестацию детей или педагогов. Значит, массовых проверок детей не должно быть, как бы они ни назывались: собеседование, экзамен, тестирование аттестация. Могут проводиться исследования – с согласия родителей и в рамках конкретных программ, но не контроль. Конечно, для чиновников контроль за детским садом по результатам детей очень удобен, но в дошкольном возрасте такие попытки бессмысленны, вызывают стресс у детей и педагогов и вдобавок являются чистой профанацией. Несколько лет назад в одном регионе мы наблюдали, как чиновники на основании бессмысленной процедуры раскрашивания детьми вагончиков пытались сделать вывод о качестве их образования, о личностных качествах, семейных проблемах – в зависимости от порядка выбранных детьми цветов.


- Так тоже нельзя? Это же распространенный психологический тест.


—  Как психолог могу ответственно заявить: это непрофессионально и было бы смешно, если бы не было так грустно. Цветовые тесты штука тонкая и сложная при всей кажущейся простоте, работать с ними может далеко не каждый профессиональный психолог. Результаты любого прожективного теста многократно проверяются и корректируются и никогда не претендуют на абсолютную достоверность. А тут – ребенок поставил первым черный вагончик, значит, у него депрессия. Да нет там никакой депрессии! Столь «лобовое», грубое применение теста, да еще в отношении малышей – профанация. Тем более если по этим «результатам» делают выводы о профессионализме воспитателя и о работе детсада. Проблема как раз в том, что придумать квалифицированную и достоверную процедуру нормативного контроля за образовательными результатами в дошкольном возрасте вообще невозможно.


- Как же оценить, хорошо работают с детьми или не очень?


— Перед дошкольной организацией должны стоять определенные задачи, связанные с развитием детей, и должны быть созданы профессиональные условия для их решения. Именно эти условия должны быть предметом оценки, и тут как раз есть точный инструмент для определения, созданы они или нет. Но образовательная организация никогда не может полностью отвечать за то, достигнут ли результат, особенно если речь идет о дошкольниках. Среди психолого-педагогических условий одно из самых важных – действие воспитателя. Его как раз можно оценить, у нас существует и такой инструмент. Можно применять его с целью контроля, но гораздо важнее, что он может служить для профессионального саморазвития педагогов в процессе самоанализа детсада. Педагог смотрит на количество баллов, которые сам себе поставил, и видит, где у него хорошо, а где есть смысл что-то подправить.
Еще одна проблема: как отделить образование от «присмотра и ухода»? Если дети идут по лестнице и хором с воспитателем считают ступеньки – это обучение или присмотр? Даже если ребенка, извините, сажают на горшок – это не только уход, но и освоение культурных норм. То есть образование.


- Но занятия – это же чистое образование? Усадить детей, вручить пластилин, показать, как катать шарики и лепить снеговика…


— Да-да, а родители вечером любуются шеренгой одинаковых снеговиков. Это как раз не очень-то образование. А если ребенок не хотел лепить? Смысла в этом занятии для него нет никакого – он вовсе не усваивает понятий «форма» и «размер»: ему показали – он скопировал, а потом забыл. А к лепке у него возникнет отвращение. Ему ведь не объяснили, с какой это стати мы тут собрались с пластилином, кому и зачем нужны эти снеговики.


Даже в школе помимо фронтальных методов и классно-урочной системы есть другие технологии, например, проекты. В дошколке они работают еще лучше. Дети играют в магазин и вместе с воспитателем изготавливают «деньги». Они режут бумагу (мелкая моторика), пишут цифры, подсчитывают (математика), сколько стоит яблоко или пирожок, — и все это осмысленно: это нужно, чтобы купить. Продавец пишет записку сменщику, где что лежит, причем нужно написать разборчиво, чтобы тот смог прочесть. В другом углу рисуют, в третьем строят дом. Дети переходят из игры в игру. Отстающих нет, всем интересно, и дети реально учатся. Но это не занятие в классическом понимании. Это игра, которую в последнее время стали считать неважной, несерьезной, потерей времени.


- Потом ребенок пойдет на собеседование перед школой, и его спросят: «Огурец, помидор, троллейбус, морковь — что лишнее?» или «Посадили две елочки и пять берез — сколько деревьев?», а его в садике этому и не научили.


— Почему же, научили. Дети, прошедшие через проектное обучение, знают это лучше, чем те, кого учили фронтальным методом. Потому что они умеют применять арифметические и другие навыки и к березкам, и к яблокам, и к рублям, и к чему угодно, а те, что коллективно и организованно в специально отведенное время решали одни и те же задачи, могут про елочки с березками решить, а про груши и сливы – нет. А главное, при проектном методе не отбивают желание учиться. Ведь это же так скучно, когда все делают одно и то же.


- Но руководить сразу несколькими играми-проектами труднее, чем организованно раздать всем краски или счетные палочки?


— Проектный метод не сложнее «фронталки». Просто надо уметь это делать. Воспитатель должен планировать свои действия каждый раз заново, исходя из развития вот этого ребенка и этой группы детей. Вообще-то, педагогу это намного интереснее, чем делать из года в год одно и то же.


Детский сад в Советском Союзе был построен как маленькая школа. Такой подход хорош лишь для тех немногих детей, что изначально познавательно активны. Школа предполагает умение заставить себя что-то делать и согласие на то, чтобы тебя заставили. Детей же до семи лет нежелательно принуждать к обучению. Они непосредственны, познавать могут только то, что им действительно интересно. А интересно не может быть по расписанию. 


Читайте также на сайте:


О стандартах дошкольного образования. Ответы В.Т.Кудрявцева на вопросы участников вебинара «Как и кому развивать дошкольное образование в России?»


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Поддержим проект стандарта дошкольного образования содержательным обсуждением
18-06-2013
Поддержим проект

14 июня 2013 г. в пресс-центре РИА Новости
ФГОС дошкольного образования. Инфорграфика из ЖЖ Минобрнауки РФ
01-04-2013
ФГОС дошкольного

Закон об образовании
01-08-2011
Закон об образовании

Новости дошкольного образования. Дошкольное образование предложено сделать обязательным
03-02-2011
Новости дошкольного

Новости дошкольного образования. Родители, лишенные мест в детсадах, требуют освобождения от налогов
09-11-2010
Новости дошкольного

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2017 (27)
Ноябрь 2017 (47)
Октябрь 2017 (54)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх