Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
{speedbar}

В.Т.Кудрявцев. Голос как феномен «человеческого в человеке»

  • Закладки: 
  • Просмотров: 278
  •  
    • 0

В.Т.Кудрявцев


Опубликовано в сб.: Язык и личность в полидисциплинарной перспективе [Электронный ресурс]: Материалы международной научно-практической конференции. Москва, 16-17 декабря 2022 года / ред. коллегия: С. В. Мыскин (отв. ред.), Е. Ф. Тарасов, В. Т. Кудрявцев. – Электрон, текстовые дан. (5 МВ). – М.: ООО «Агентство социально-гуманитарных технологий», 2022.

В триаде терминов «язык – речь – голос», характеризующих Человека говорящего [4] не со специальной (лингвистической, психолингвистической и пр.), а именно с полидисциплинарной теоретико-антропологической точки зрения, в плане понятийного оформления менее всего повезло «голосу». Притом что метафора «голоса» распространена в культуре и в каждом отдельном случае не может быть подменена метафорами языка и речи.

Очевидно, что «голос эпохи» - это не исторический «язык эпохи» и не манера речи, принятая в определенное время. «Внутренний голос» - это не «внутренняя речь», в понимании, скажем, Пиаже или Выготского. «Голос сердца» - это не «язык эмоций». «Голос поколения» - это не «язык поколения». Бахтинские «голоса» – это не обмен языковыми сообщениями. Примеры можно множить. Но уже приведенные намекают на некую причастность голоса к личности «Человека говорящего». «Голос» и есть то, что является посредником в терминологической и понятийной связке «язык и личность»: «Язык – Голос – Личность».

«Голос» в антропологическом плане - богатая метафора и весьма бедное понятие, содержание которого сводится к озвучиванию «подготовленных речей», хотя в живом речевом человеческом общении ему принадлежит особая функция в означивании (порождении) общезначимого.

Голос – не просто «выдыхание со значением». Иногда для передачи значения, как известно, достаточно просто выдохнуть, ничего не произнося, т.е. не «подавая голоса». Добавим к «выдыханию» интонацию, тембр, артикуляцию и др. характеристики звучащей речи, – и некоторые немаловажные подробности участия голоса в означивании общезначимого станут яснее. Но само по себе это едва ли продвинет нас в понимании того, как один голос становится способным объединить многочисленные «уши», превращая «органы слуха» в «органы общения».

Уильям Сароян писал: «Я не верю в расы. Я не верю в правительства. Я вижу жизнь в единственном числе и в одном времени. Миллионы жизней одновременно, по всему свету. Младенцы, не умеющие говорить ни на одном языке, и есть единственная раса на земле, род человеческий, все остальное, то, что зовется у нас цивилизацией, ненавистью, страхом, жаждой власти — притворство. Но дитя есть дитя. Братство людей — в детском плаче» [3, 34].

Младенческий плач, да и все доречевые вокализации (гуление, лепет*, смех и т.д.), важнее языка, который всегда национален. Язык «вписывает» человека в относительно небольшую группу людей и отсекает от большой, урезая образ мира до того, что можно на нем высказать. Национальный язык остается человеческим и человечным настолько, насколько материнская песня, спетая на этом языке, отзывается на плач ребенка. Тогда язык становится по-настоящему родным. Еще до знания и понимания, в переводе на первозданные эмоции. Результатом этого «перевода» является рождение смутных, но уже ключевых, смыслов. Только став родным, предельно личным и запредельно универсальным одновременно, язык приобретает для ребенка характер национального.

Значение слова всегда заново рождается в смысловом поле «зовов» (В.В. Бибихин), «обращений» (Ф.Т. Михайлов), в котором звучат голоса, как минимум, двоих, испытывающих потребность друг в друге, ищущих друг друга безотносительно к удовлетворению тех или иных утилитарных нужд.

Национальный язык остается человеческим и человечным настолько, насколько материнская песня, спетая на этом языке, отзывается на плач ребенка. Тогда язык становится по-настоящему родным. Еще до знания и понимания, в переводе на первозданные эмоции. Результатом этого «перевода» является рождение смутных, но уже ключевых, смыслов. Только став родным, предельно личным и запредельно универсальным одновременно, язык приобретает для ребенка характер национального.

Материнская песня, материнская речь (производная материнской песни, прежде всего, колыбельной), обращенная к единственному человеку - дитя, как бы выхватывает его из захлестывающего шумового безмолвия. И тем самым – первоначально индивидуализирует, «персонализирует» еще до возникновения «персоны», означивает как «самость», которой только предстоит возникнуть. Поэтому мамам так важно петь.

Человек никогда не рождается в естественной акустической среде. Она всегда звучит значимыми голосами других. Прежде всего - материнским голосом. Человеческое звукопорождение (в том числе и прежде всего, крик младенца, равно как и музыка у Поля Валери) - преодоление энтропии шумов.

Звукопорождение – это шумоподавление. Язык и речь – тоже. Язык и речь не способны на это, покуда не станут «голосом». Материнский голос – эталон звучание человеческого мира, он во многом задает и «пороговые величины» детского слуха. Голос, музыка, материнская песня как отклик на младенческий крик - раньше речи!

«Все песни – о любви», и самая первая из них, самая «главная» – материнская. А в том, что все они о любви, есть определенная правда, имеющая отношение к сюжету генезиса речевой способности. Существует легенда (в статусе гипотезы) о том, почему человек однажды запел на заре человеческой истории [1]. Юноша из древнего племени влюбился в соплеменницу. Но слов того языка, которым он располагал, не хватало для признания: ограниченный набор слов, предельно широких по значению и не рассчитанных на раскрытие индивидуальных чувств. И тогда юноша запел. Слова пришли позже, через тысячелетия.

В поэзии тоже проделывается путь от неоформленного, невнятного «гула внутри» [2, 409] к тому, что достойно произнесения «во весь голос». У ребенка все начинается «во весь голос».

Георг Вильгельм Фридрих Гегель отмечал принципиальное отличие стона животных от плача младенца. Животное ранено или попало в охотничью яму: оно стонет. Стон животного – это стон бессилия перед лицом безысходности. Импульсы немой боли. Сугубо страдательная реакция. И тревожный сигнал для других особей, не более того. Напротив, плач младенца – это акция, выразительное обращение к силам взрослого, который должен придти на помощь и изменить обстоятельства: накормить, вытереть, сменить пеленки, убаюкать. Младенческий плач, утверждает Гегель, это – первый «манифест» зависимости внешнего мира от нужд беспомощного человеческого существа, которое еще не успело встать на ноги и привлекает для удовлетворения этих нужд чужие сильные руки.

Голоса размечают пространство человеческой жизни. Возьмем в качестве примера степных кочевников. Пространство степи не знает пустот, разделенных «столбами». Его заполняет голос, который одновременно выполняет в нем и функцию мерки. (Бiр шакырым жер, говорят казахи, что буквально означает расстояние на земле (жер) в один (бiр) голос (шакырым). Но голос – не просто мерка, а зов, обращение к значимому ближнему в расчете на отзыв – заинтересованный и выразительный. На встречное адресное обращение к тебе, для кого-то тоже очень важному и значимому.

И только поэтому голос становится меркой, знаком согласия, как минимум, двоих. Великую степь объединяли голоса. В том числе – голоса акынов. В степи принято говорить достаточно громко – чтобы слышали, и певуче – чтобы слушали.

В череде взаимных обращений, «зовов-отзывов» (не только вербальных), выражающих жизненную необходимость людей друг в друге и усиливаемых поэтическими, музыкальными и иными голосами творцов культуры, и рождается человеческая общность.

Список литературы


1. Мареев С.Н. Встреча с философом Э.В. Ильенковым. 2-е изд. М.: Эребус, 1997.
2. Маяковский В.В. Избранное. М.: Гослитидат, 1947.
3. Сароян У. Семьдесят тысяч ассирийцев. М.: Азбука-классика, 2004.
4. Хомский Н., Бервик Р. Человек говорящий. Эволюция и язык. М.: Питер, 2018.

*Некоторые авторы (В.В. Бибихин) рассматривают детский лепет или взрослое лопотание как слоговую речь.




На развитие данного сайта

  • Опубликовал: vtkud
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2023 (16)
Ноябрь 2023 (44)
Октябрь 2023 (48)
Сентябрь 2023 (24)
Август 2023 (24)
Июль 2023 (32)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх