Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » » Колонка Александра Суворова. Так честнее

Колонка Александра Суворова. Так честнее

  • Закладки: 
  • Просмотров: 1 724
  • печатать
  •  
    • 0
Колонка Александра Суворова. Так честнее

Вечером 9 января 2016 года на 92 году жизни скончался академик, доктор психологических наук, профессор Вилен Эммануилович Чудновский.

С Виленом Эммануиловичем я познакомился 12 января 1994 года на встрече в музее А.С.Макаренко, куда меня пригласили рассказать о роли наследия великого педагога в моей собственной работе с детьми. На этой встрече Вилен Эммануилович резко выступил против мутной волны злопыхательских статей о Макаренко, от которого его бывшие «последователи» поторопились отречься, чутко реагируя на перемену идеологической погоды. Некоторые из тех статей я тоже читал. К протесту Вилена Эммануиловича я присоединился с таким энтузиазмом, что, приняв начало его выступления за очередной вопрос мне (как я к этим злопыхательским писаниям отношусь), нечаянно весьма невежливо перебил его речь.

В следующий раз мы встретились 1 февраля того же года на обсуждении моей кандидатской диссертации в группе психологии общения, развития и социореабилитации личности, возглавляемой академиком Алексеем Александровичем Бодалёвым. Я только входил в этот коллектив, ставший первым в моей жизни настоящим научным коллективом, то есть таким, где мне нашли вполне определённое и удовлетворяющее меня место в общей работе. Все члены этого небольшого, очень сплочённого коллектива стали близкими моими друзьями, а не просто коллегами. Каждая диссертация здесь - не личная проблема диссертанта, а дело чести всего коллектива. Это настоящая кузница кадров научной психологии, и Вилен Эммануилович в этой кузнице был одним из главных «кузнецов». И каждый раз, поздравляя его с очередным днём рождения, коллеги и друзья прежде всего благодарили его за дотошное и доброжелательное внимание, с каким Чудновский помогал им в работе над их исследованиями.

Прежде всего я узнал его именно в этом качестве. Присутствуя позже на обсуждении многих диссертационных, дипломных и курсовых исследований, я заметил определённый и весьма эффективный алгоритм в высказываниях Вилена Эммануиловича. Сначала он неизменно хвалит автора за собранный им «огромный, интереснейший материал», а затем переходит к работе над текстом, - и тут проявляет потрясающую въедливость, при этом неизменно абсолютно корректную, доброжелательную. Меня такой подход привёл в восторг. Со времён моего ученичества у Бориса Михайловича Бим-Бада уже лет десять никто ко мне так серьёзно не относился, никто не проявлял такой готовности тратить на меня столько времени, сколько понадобится. Ох и закипела же работа! Уже в течение февраля 1994 года Вилен Эммануилович заставил меня несколько раз полностью переработать черновик автореферата моей кандидатской диссертации. Он не делал никаких скидок на мою слепоглухоту, он очень требовательно помогал.

К овладению специальной компьютерной техникой для слепоглухих я приступил только через год, и мне приходилось каждый вариант автореферата выполнять дважды - рельефно-точечным шрифтом для себя и на обычной плоскопечатной машинке для Вилена Эммануиловича и других членов группы. Это была поистине адская работа, но я был по-настоящему счастлив: наконец-то нашёлся человек, которому нужно - в моих же интересах, - чтобы я выкладывался полностью и даже сверх того, досуха реализуя все свои резервы. Я больше не варился в собственном соку. Благодаря въедливой требовательной помощи начался стремительный научно-теоретический рост. За такое самоотверженное к себе отношение я уже тогда назвал Вилена Эммануиловича своим «научно-исследовательским папой». Тем более, что, как позже выяснилось, он ровесник моей мамы, а я-то поначалу, поражённый его энергией и неутомимостью, давал ему лет на двадцать меньше его действительного возраста. (Моя мама родилась 12 марта, а Вилен Эммануилович Чудновский - 24 сентября 1924.)

Работа над кандидатской диссертацией была завершена меньше чем в три месяца, а ещё через месяц я защитился без единого вопроса, на который у меня не был бы готов ответ. Впрочем, так защищались все диссертанты, в чьей подготовке принимали участие А.А.Бодалёв и В.Э.Чудновский.

При подготовке докторской диссертации всё повторилось, только в несколько раз более жёстком режиме. Но я уже работал за специальным компьютером в Республиканском центре компьютерных технологий Всероссийского общества слепых (РЦКТ ВОС), где моей работе создали режим наибольшего благоприятствования, то есть предоставили мне машинное время в неограниченном объёме. В этот центр не раз приходил и Вилен Эммануилович - обсудить со мной через компьютер, оказавшийся прекрасным средством прямого общения между слепоглухим и зрячеслышащим, очередной вариант моей докторской диссертации. Те беседы вроде целы в моём электронном архиве... Обменивались мы и письмами.

Об этой переписке Вилен Эммануилович любил вспоминать. Ему было интересно со мной спорить. А спорили мы о биологическом и социальном в человеке. Вслед за своим духовным отцом, Эвальдом Васильевичем Ильенковым, я настаивал на абсолютной, стопроцентной социальности личности. До сих пор расхожий термин «социализация» заставляет меня досадливо морщиться. Никак не могу с ним смириться, при всей его «общепринятости». «Социализированная личность» - это «масло масляное», «металлизированный металл», «деревянизированное дерево». Словом - ненужный повтор термина.

Личность на самом деле, согласно К.Марксу и Э.В.Ильенкову, и есть «ансамбль всех общественных отношений» индивида, который становится личностью постольку и настолько, поскольку и насколько вступает в отношения с другими людьми, и только через них - с остальным миром. Поэтому термин «социализация» просто не имеет смысла - вне ансамбля всех общественных отношений личности нет, ибо ансамбль всех общественных отношений и есть личность, её сущность. Само собой, на все сто процентов социальная.

Вилен Эммануилович мягко возражал, что в жизни каждого человека бывают периоды, когда «биология» играет весьма заметную, если даже не главную, роль. Например, пубертатный возраст. Например, старость... И в своей недавней (2013) программной работе «Жизненное пространство личности как психологический феномен» Вилен Эммануилович даже пригласил меня себе в союзники, не то чтобы настаивая, а мягко напоминая, что «биология» всё-таки в человеке присутствует, и некоторую роль играет наряду с социальными факторами.

Один из разделов этой работы озаглавлен: «Объективная составляющая жизненного пространства личности». И, непосредственно поясняя заголовок, В.Э.Чудновский начинает раздел следующим абзацем:
«Сюда прежде всего следует отнести биологические факторы, обусловливающие рождение, жизнь и психическое развитие человека. Значимость этой составляющей отчётливо выступает в следующем высказывании А.В.Суворова: «Что поделать, если я с детства не вижу и не слышу или не могу ходить, или у меня порок сердца, или еще что... Так уже вышло, с этим жить. И жить не абы как, не прозябать, а именно жить, максимально полноценно, с учетом вот этой экстремальной ситуации...» [43, с. 170]. Очень выразительно сказано: «Что поделать, так уже вышло». Существуют объективные обстоятельства. И не просто обстоятельства - обстоятельства системообразующие, следствием которых должна быть определенная организация жизненного пространства, неизбежность целого ряда ограничений, необходимость примириться с ними, выработка способов действия, самомобилизация личности на конструктивную деятельность в этих сложнейших, объективно заданных условиях».

Не отрекаюсь от процитированных В.Э.Чудновским моих слов из курса лекций «Совместная педагогика». Но контекст у меня всё-таки и тут социальный, а не биологический. Социальные, а не биологические «объективные обстоятельства». Да, ничего не поделаешь, когда у тебя та или иная инвалидность. Однако происхождение инвалидности - социальное. Непосредственной причиной слепоглухоты может быть, например, передозировка антибиотиков в грудном возрасте. Сам же я обязан своей слепоглухотой коллективизации, войне, голоду - то есть истории моей страны. Мои родители, оказавшиеся при восстановлении родственных связей троюродными братом и сестрой, попали маленькими детьми, осиротевшими в ходе коллективизации, в разные детские дома. Потом война, послевоенный голод, близкородственный брак, в котором все трое детей оказались инвалидами: я - слепоглухим, брат - дебильным, сестра с детства належалась в больницах по самым различным поводам... Биология? - Скорее уж - анатомия и физиология, исковерканная историческими факторами ещё до рождения. И моё фаталистически-безнадёжное «что поделаешь» относится не к «биологии» как объективному фактору, а к необратимым анатомо-физиологическим следствиям тех или иных социальных, исторических обстоятельств. Следствия необратимы, поэтому - что поделаешь, с этим жить. Но не будь СОЦИАЛЬНЫХ причин, не было бы и необратимых анатомо-физиологических, вплоть до генетических, следствий. Генетику социальные причины коверкают, как и всё остальное... Впрочем, история, как известно, не знает сослагательного наклонения, - если бы да кабы...

Вот об этом мы с Виленом Эммануиловичем и переписывались, когда я готовился, при его деятельном участии, к защите докторской диссертации, которая была подготовлена и защищена меньше чем в два года после кандидатской.

Поначалу Вилен Эммануилович, как сам однажды признался, просто хотел мне помочь, но затем заинтересовался возможностями нашего научного сотрудничества. Его поразило, что в процессе подготовки кандидатской диссертации я умудрился найти время и силы для написания работы «Вчувствоваться, вдуматься...», которая представляет собой развёрнутый ответ на вопросы, заданные академиком А.А.Бодалёвым 1 февраля 1994 года, во время первого же обсуждения моей диссертации. Вопросы я нашёл настолько интересными, что просто не мог не ответить на них параллельно с работой над диссертацией. А после защиты появилось время перепечатать ответы по-зрячему и представить в лабораторию.

Поражённый такой творческой одержимостью, Вилен Эммануилович предложил мне вместе с ним взяться за разработку темы «Психология смысла жизни». Я был готов к этой работе, давно уже над этой проблематикой задумывался, но предполагал разрабатывать её не теоретически, а в научно-художественном жанре. В конце 1994 года мне переписали по Брайлю статью Вилена Эммануиловича о смысле жизни, я отреагировал так подробно, что едва ли не превысил объём его статьи. Прочитав оба текста, академик Алексей Александрович Бодалёв предложил организовать что-то вроде семинара или симпозиума по этой проблематике. Так - с весны 1995 года - начались ежегодные симпозиумы по психологии смысла жизни. Каждый год я должен был готовить на эти симпозиумы доклады. Из тех докладов вырос целый цикл статей по проблемам смысла жизни, которых иначе я скорее всего не написал бы.

В августе 2013 года я был потрясён, получив от Вилена Эммануиловича письмо по электронной почте. Переспросил: чья добрая душа взялась посредничать между нами? А Вилен Эммануилович ответил, что - сам, благодаря «хорошему парню Косте», который помог ему ОВЛАДЕТЬ электронной почтой. Это в неполные восемьдесят девять, почти в девяносто лет!!! В таком возрасте этот человек оказался способен учиться!!! И написать упоминавшуюся выше программную работу о жизненном пространстве личности, очень сложную и разнообразную по идеям, с огромным библиографическим аппаратом...

Тут проявилась и сила любви Вилена Эммануиловича лично ко мне. Уж очень ему хотелось общаться со мной без посредников, пусть и виртуально. Возобновить былую переписку... И в последнем своём письме летом 2015 года он извинялся за то, что забыл вовремя поздравить меня с днём рождения. И вообще сетовал на возрастную забывчивость... Я сам, мягко говоря, не очень пунктуален в поздравлениях, и, конечно, важен был сам факт получения письма от Вилена Эммануиловича.

На юбилейном, посвящённом девяностолетию В.Э.Чудновского, заседании учёного совета Психологического института РАО, 14 октября 2014 года, я попросил разрешения говорить с места, где сидел, а не с кафедры. При моих больных ногах было бы затруднительно карабкаться на кафедру... План поздравительной речи у меня уже сложился, и я готов был вещать. Но тут Вилен Эммануилович выбрался из президиума и направился ко мне. Я рассмеялся:

- Не гора к Магомету, так Магомет к горе...

Наталья Владимировна Кисельникова, переводившая мне, сказала, что одновременно гору и Магомета помянули и другие, присутствовавшие на том заседании и наблюдавшие, как Вилен Эммануилович шёл ко мне.
Он подошёл - и начал меня сердечно обнимать, ласково трепать за уши, а там - вот некстати - слуховые аппараты...

Обнимает, треплет уши - и живые, и заодно уж электронные, - и приговаривает:

- Нет слов, нет слов...

Какие уж тут поздравительные речи! Действительно, нет слов. Эти объятия неизмеримо дороже стоят.

А «ораторским зудом», когда хочется выступить во что бы то ни стало, я как-то уже давно перестал страдать. Так что я ничуть не был огорчён, что не пришлось выступить. Наоборот. Обнялись - без промежуточных фанфар...

Что ж, Вилен Эммануилович, низкий Вам поклон за всё. Угораздило же нас жить в кризисную эпоху - беспощадную, не считающуюся ни с возрастом, ни с возможностями здоровья. Приходится работать и, увы, зарабатывать за пределами сил, и оказывается, что сил этих не так уж и мало, как могло бы показаться в более щадящих условиях.

И сейчас, когда Вас не стало, тем более - нет слов... Скорбное молчание, и память, пока не ослабела, и стыд - всегда, увы, есть за что... Но, кроме прочего, стыдно каяться публично - посмертно. Пусть моё раскаяние останется между нами - так честнее...

13 мая 1999; 4 декабря 2014; 10 января 2016


Александр Васильевич Суворов – доктор психологических наук, ученик/воспитанник Александра Ивановича Мещерякова и Эвальда Васильевича Ильенкова. Человек, чьим каждодневным способом жизни является то, что принято называть «ростом» - духовным, личностным… В силу недоступности многого из того, чем живут миллионы, миллиарды других людей. И, конечно, в силу таланта. Талант в данном случае приходится прилагать, в том числе, к решению бытовых проблем, заменяя им государство с его весьма «ограниченными возможностями».


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Чудо, что был... Памяти Виля Эммануиловича Чудновского
10-01-2016
Чудо, что был...

Вчера, 9 января 2016 г., ушел из жизни вед.н.с.
Колонка Александра Суворова. Нет слов, или Чудо Чудновского
05-12-2014
Колонка Александра

Герою новой колонки Александра Суворова патриарху
Виктор Шадрин. А.С.Макаренко
01-09-2009
Виктор Шадрин.

Е.Л.Бобылев. Психологический анализ литературного творчества в работах отечественных психологов конца XIX - 30 годов XX века. Автореферат кандидатской диссертации (с отзывом В.Т.Кудрявцева)
16-11-2008
Е.Л.Бобылев.

Защита диссертации А.В.Сурмавы
23-12-2004
Защита диссертации

30 декабря 2004 г. в Российском государственном
Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2017 (31)
Ноябрь 2017 (48)
Октябрь 2017 (54)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх