Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
{speedbar}

Война за чувство ответственности

  • Закладки: 
  • Просмотров: 413
  •  
    • 0

Карл Ясперс

В 1946 году, когда побежденная Германия еще лежала в развалинах разделенная на оккупационные секторы, и будущее страны скрывалось в тумане, когда в городе Нюрнберге еще шел суд над военными преступниками, и открывались всё новые подробности преступлений нацистского режима, в одном из немецких издательств вышла небольшая брошюра философа Карла Ясперса, с названием совсем не философским: "Вопрос о виновности. О политической ответственности Германии".

В этой книге речь шла не столько о преступлениях, совершенных в годы фашизма, сколько об ответственности тех немцев, кто молча наблюдал за происходящим. О тех, кто боялся. Был обманут. Не знал. Не понимал. Юридически никто не мог обвинить их в пособничестве фашизму. Но метафизическая вина, как утверждал Ясперс, лежит на каждом. И с этой виной придется теперь жить, не забывая о ней ни на минуту.

"Мы, немцы, все без исключения действительно обязаны иметь ясность в вопросе нашей виновности и сделать из этого выводы. Наше человеческое достоинство обязывает нас к этому. Уже то, что думает о нас мир, не может быть нам безразлично; ибо мы знаем, что составляем часть человечества, мы сначала люди, а потом немцы. Но еще важнее для нас то, что наша собственная жизнь в нужде и зависимости может обрести достоинство только при правдивости перед самими собой".

Ясперс был одним из многих немецких интеллектуалов, с самого начала не принявших фашизм, и он никогда этого не скрывал. В 1937 году он был лишён профессорского звания и на протяжении долгих восьми лет, оставаясь в Германии, практически ежедневно ждал ареста. Не воспользовался возможностью уехать, не искал компромиссов. Просто работал "в стол". Ни одна его статья, а тем более книга, не были опубликованы до конца войны.


К 1946 году в его архиве уже лежало несколько готовых рукописей, получивших позднее статус классических работ в области психологии и философии. Но свое возвращение к читателю он начал именно с этой небольшой брошюры, в которой, в сущности, было законспектировано несколько кратких лекций, прочитанных в Гейдельбергском университете в первые послевоенные месяцы, сразу после возвращения на кафедру.

"Нам говорят: нельзя ущемлять гордость нации, нельзя подавлять народ постоянными напоминаниями о печальных фактах. Нет, нужна только полная правда – никакого самообмана и двусмысленности. Только тогда мы сможем вновь обрести свою законную гордость и отбросить гордость ложную. Говорят, будто дозволено лгать в интересах общего дела, ибо без этого-де не проживешь при нынешнем положении вещей. Нет, только сохраняя абсолютную правдивость, мы сможем добиться поворота к лучшему и избежать окончательной гибели".

Говорят, на лекциях в 1946 году эти слова не раз вызывали возмущенный свист. Многие не понимали, о чем говорит бывший опальный профессор. Считали, что он "продался американским оккупантам", что он изменяет интересам немецкого народа… И это происходило в те же дни, когда по радио транслировались заседания Нюрнбергского суда, озвучивавшего чудовищные факты нацистских преступлений. В те же дни, когда по американской программе Re-education каждый житель Германии должен был посетить нацистские лагеря смерти, чтобы своими глазами увидеть газовые камеры и бесконечные ряды бараков…


Но уши могут не слышать, а глаза – не видеть.

Даже многие немецкие интеллектуалы-антифашисты полагали, что Ясперс слишком категоричен, и его призывы несвоевременны. Не нужно думать о преступлениях прошлого. Не нужно останавливаться на чем-то плохом, надо заняться строительством будущего. Например, историк Ойген Когон, автор книги о нацистских концлагерях, который сам прошел через концлагерь, считал, что у каждого человека должно быть право на политическую ошибку, а историческую вину вместе с немцами могли бы разделить политики других стран, допустившие Гитлера до власти. Следом за ним Эрнст Нольте указывал, что нацистские преступления не следует считать беспрецедентными: "Разве ГУЛАГ не был раньше Освенцима? ".

Германский фашизм был побежден силой оружия, но настоящая война с ним только начиналась, и ей предстояло продолжаться десятилетия. Для Ясперса она стоила многого: в 1948 году он сделал то, чего не сделал даже при Гитлере – уехал в Швейцарию и демонстративно отказался от немецкого гражданства. Однако волна возмущения, которую подняли его слова, стала началом серьезной общественной дискуссии, которая захватила Германию, и продлилась вплоть до начала 80-х годов, вылившись в знаменитый "спор историков" о сущности фашизма.

В этой дискуссии в разные годы принимали участие такие известные мыслители, как Арендт, Адорно, Юрген Хабермас, и журналисты, газетчики, ведущие телевизионных программ. Об этом говорили простые немцы в гостиных и пивных барах. Но что они говорили? Согласно социологическим опросам, в первые послевоенные годы 52 % граждан западной Германии считали, что утраченные территории Данцига, Судетской области и Австрии должны принадлежать немцам, 48 % были, как и прежде, убеждены, что некоторые расы более способны к господству, чем другие, а 39 % явно придерживались антисемитских взглядов. Даже в начале 1950-х годов более половины западных немцев полагали, что национал-социализм был хорошей, но плохо реализованной идеей.


И все-таки тема исторической вины немцев, столь ясно сформулированная в первый послевоенный год, теперь все время была "на слуху". Спор об этом, не утихавший десятилетия, в 60-е провел черту между поколениями, когда во многих семьях дети потребовали ясного ответа у своих отцов и матерей: как все это могло произойти? И лишь тогда, спустя 20 лет после окончания войны, действительно произошло то, о чем говорил и чего хотел Ясперс (и чего не могли добиться американцы и англичане со своими люстрациями и программами денацификации). Немцы начали осознавать свою вину. Это осознание не было раскаянием, или посыпанием головы пеплом. Это просто было понимание, что о фашизме нельзя забывать. Никогда. Только помня о своей исторической вине, можно продолжать идти к будущему.

Мы сегодня прекрасно знаем о мемориалах на месте концлагерей, о музеях холокоста, о фотографиях разбомблённых немецких городов, которые в Германии можно увидеть на любой уличной остановке. Для немцев это – естественная часть передачи знаний, в одном ряду с изучением классики отечественной литературы или грамматики родного языка. Поколение за поколением должно знать и помнить, что такое фашизм.

Возможно, кому-то кажется, что нынешняя война в Украине однажды закончится, и все встанет на свои места. В России сменится власть, будут налажены отношения с другими странами, отменены санкции. Может, нам даже помогут с экономикой, как помогли когда-то американцы Германии по "плану Маршалла".

Но нет, ничего не закончится в одночасье. Даже если установится мир, нас ждет долгая война – война за наше чувство ответственности. И пока не сменятся поколения, никто не может быть уверен в ее исходе.


Один раз мы уже проиграли эту войну в начале девяностых, когда не разобрались с наследием коммунизма. Права на вторую "ошибку" у нас нет.

Сергей Ташевский – прозаик, поэт, журналист
Сибирь. Реалии




  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Война? Пошла она на!
09-08-2008
Война? Пошла она на!

Ответственность за взятие ответственности
13-06-2008
Ответственность за взятие ответственности

Если ребенок свистит на уроке... (о разделении педагогической ответственности)
13-12-2005
Если ребенок свистит на уроке... (о разделении

  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Ноябрь 2022 (61)
Октябрь 2022 (55)
Сентябрь 2022 (68)
Август 2022 (54)
Июль 2022 (37)
Июнь 2022 (34)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх