Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » Дети Беслана 6 лет спустя: мечты сбываются, но прошлое не отпускает

Дети Беслана 6 лет спустя: мечты сбываются, но прошлое не отпускает

  • Закладки: 
  • Просмотров: 2 690
  • печатать
  •  
    • 0

БЕСЛАН, 2 сен — РИА Новости, Альбина Олисаева. Школьники Беслана, которые в сентябре 2004 года стали заложниками в захваченной террористами школе, сегодня — выпускники и студенты.



Спустя шесть лет после трагедии их жизнь мало чем отличается от жизни сверстников, разве что память постоянно возвращает к тем трагическим дням, заставляя принимать важные решения с оглядкой на пережитое. Они говорят об этом спокойно и рассудительно, как взрослые люди, многое пережившие и передумавшие… Так же спокойно они говорят о гибели близких. От этой спокойной рассудительности становится не по себе.


Школьники стали студентами


«Я не уехал, потому что меня дома не отпустили, сказали: если ты в Москву уедешь, то сюда больше не вернешься», — рассказывает Азамат Тотиев, студент второго курса строительного факультета Северо-Кавказского горно — металлургического института. Сейчас он шаг за шагом приближается к своей детской мечте: стать строителем. А шесть лет назад Азамат оказался в числе тех, кто пережил три дня ада в душном спортзале без воды и еды, а потом и гораздо более страшное — спонтанный штурм школы, гибель брата и сестер.


«Я всегда знал, что буду строителем, но знаете, строители бывают разные — одни проектируют дома, другие их придумывают — я хочу именно строить», — говорит он.


Еще Азамат мечтает о большой семье, в которой будет пятеро детей.


«Я хочу, чтобы у меня было пятеро детей, а может, даже больше. Люблю, когда большая семья. Обычно думают, что много детей нужно родителям, но и самим детям лучше, когда их много. Им тогда веселее и интереснее жить».


У парня, который после пережитого теракта, наверное, чаще остальных своих сверстников задумывается о том, как прожить свою жизнь, есть и серьезное опасение — он боится не найти себя в жизни, и не реализоваться.


«Для меня учеба важна, но это не главное — главное найти себя в жизни», —говорит он, а перед этим подчеркивает, что прежде всего хотел бы стать хорошим человеком.


«Чтобы, если обратятся за помощью, то я не то что хотел, а чтобы я имел возможность помочь», — говорит он.


Азамат говорит об этом так осмысленно и серьезно, что проникаешься чувством уважения к нему, за то, что, пережив один из самых страшных терактов в истории человечества, этот молодой человек не давит на жалость и не просит для себя бонусов, а хочет построить свою жизнь так, чтобы приносить пользу другим.


Когда о том же самом, о возможности быть полезным людям, говорит еще один бывший заложник Казбек Цолоев, кажется, что там, в школе, балансируя на тонкой грани между жизнью и смертью, эти юноши поняли что-то очень важное, что ускользает от нас в повседневной суете.


У Казбека Цолоева, так же как и у Азамата Тотиева, в этом году сбылась заветная мечта.


«Я с четвертого класса мечтал поступить в медицинский институт. В этом году сдал хорошо ЕГЭ и поступил. Таким образом, моя первая мечта осуществилась. Вторая моя мечта — хорошо учиться, из этого следует хороший врач. Я хочу стать хорошим хирургом. Для меня главное стать врачом, который помогает людям, чтобы меня уважали и приходили за помощью», —говорит он с уже знакомой мне уверенностью в голосе.


Казбек тоже хочет иметь большую семью. «Я вообще хочу, чтобы у меня было два мальчика и две девочки».


Это трудно объяснить, но в Беслане, пережившем в теракте гибель стольких детей, люди пытаются, вопреки появившемуся страху за будущее, завести их как можно больше. Речь идет и о семьях, потерявших детей в те трагические сентябрьские дни.


Мои собеседники, у которых, как кажется, не по возрасту, есть ответы на все вопросы, не знают, как это объяснить.


«У моего друга погиб при теракте брат, после этого у них родились еще две дочки», — рассказывает Казбек.


«Может, на уровне подсознания они верят, что такое больше не повторится», — предполагает Азамат.


Школьный фартук как реликвия


Азамат всегда хотел учиться на строителя в Москве, но родители его не отпустили. Их можно понять, они не хотят потерять его в столице после того как шесть лет назад, в школе, потеряли шестерых из одиннадцати детей. На самом деле у Азамата было четыре родные сестры и брат, но они всегда так дружно жили со своими двоюродными братьями и сестрами, чей дом стоит по соседству, что все принимали их за одну большую семью.


«Нас в школе тогда оказалось восемь человек — братьев и сестер. Две мои родные сестры, четыре двоюродные сестры и один двоюродный брат. Выжили только двое — я и двоюродная сестра, остальные погибли», — рассказывает Азамат.


Казбек Цолоев тоже оказался в числе тех, кого террористы насильно удерживали в спортзале, напичканном взрывчаткой, но у его истории более счастливый конец. Из семьи он единственный оказался в захваченной школе. Ему повезло — он выжил. Повезло и его старшей сестре, которая в тот роковой день из-за каприза отказалась идти в школу. Ее спас школьный фартук.


«Родная сестра не пошла в школу из-за фартука — он ей не нравился, и она не хотела его надевать. И не пошла 1 сентября в школу, потому что без фартука пойти нельзя было В тот год требование было строгим — мальчики в костюмах, девочки в фартуках», — вспоминает Казбек.


Этот предмет школьной формы как бесценная реликвия до сих пор хранится в семье Цолоевых.


Детей убивали профессионалы


Азамат Тотиев твердо уверен, что 1 сентября в его школу пришли хорошо обученные и натренированные профессионалы, а не просто отщепенцы перебивающиеся в горах.


«Там были профессионалы, таких тренируют не в лесу. Снайперы стреляли прямо возле ноги человека, а в человека не попадали — они делали это специально», — говорит он, и в подтверждение рассказывает, как на второй день после захвата школы по дороге, расположенной в 700 метрах прямой видимости от учебного заведения, попыталась проехать машина. Террористы открыли по ней огонь, но не по водителю или пассажиру, а именно по машине.


«Те, кто был в машине, убежали, а на второй день они (террористы) по этой машине со школы на трассу прямым выстрелом попадают… Такому в лесу их точно никто не научит», — говорит Азамат.


«Как раньше, уже не будет»


Спустя шесть лет ребята, ставшие заложниками в школе, помнят все происходившее в те трагические три дня так, будто это произошло вчера, те страшные события упорно настигают их, не считаясь с желанием забыть обо всем, хотя бы ненадолго.


«Даже когда пытаешься не вспоминать, нехотя вспоминаешь моменты из школы, то, как это было. Вот даже сейчас — надо готовиться к институту, покупать тетрадки, и сразу вспоминаешь, что шесть лет назад ты делал то же самое, только ты готовился к школе. Когда приближаются эти сентябрьские дни, хочешь этого или не хочешь, но все чаще задумываешься о том, что произошло…», — говорит Азамат


После теракта у меня ощущение, что в любую минуту с тобой может что-то случиться, раньше у меня такого не было. Даже когда нас захватывали, я не верил в то, что происходит, казалось что я во сне, я не верил, что со мной может такое произойти, — рассказывает Казбек.


Подобные чувства переживают после случившегося почти все жители Беслана. Вот уже шесть лет они живут с осознанием того, что завтра может так и не наступить, и все оборвется сегодня, причем, самым абсурдным и непостижимым образом.


Когда нахожусь где —то в общественном месте, где много людей, например, на рынке, постоянно присутствует какая-то опаска. Ты не надеешься на охранника, — делится ощущениями Азамат.


У него нет ответа на вопрос, как можно защититься от терроризма, ему кажется что щупальца этой гидры пролезут везде. Поэтому выход он видит в том, чтобы люди изначально были лучше. Для этого, по его мнению, необходимо избавиться от факторов, которые делают их агрессивными, и нивелируют ценность человеческой жизни.


Большинство людей сейчас не может контролировать свой гнев. Как говорила наша преподавательница —они заводятся с полоборота.


Азамат с горечью отмечает, что после теракта жизнь в его любимом городе, да и во всей стране, стала другой.


Наш разговор проходит рядом с новой школой, построенной московскими властями после теракта. Азамат говорит, что до того, как в Беслане был совершен теракт, школы в России никто не охранял, наверное тогда казалось, что воевать с детьми не станет никто.


А сейчас посмотрите на школы, какая там охрана стоит, даже когда на это смотришь — понимаешь, что как раньше уже не будет. Как раньше — беззаботно — не будет.


Он признается, что после трагедии все те, кто тогда оказался в школе и кому посчастливилось выжить, стали будто старше своих ровесников.


Мое отношение к жизни полностью поменялось. Раньше я по-детски думал, а после теракта и я, и другие дети, которые там были, стали намного старше своих лет думать. Это заметно, если сравнить детей, которые там побывали, и детей из других школ.


Как во всем городе, мнения ребят о будущем пострадавшей от теракта школы разделились. Казбек Цолоев считает, что нужно оставить ее в нетронутом виде, а Азамату все равно, что с ней будет дальше.


Лично для меня от того, что с ней (со школой) будет, ничего не изменится. Потому что все, что там было, и как это было, у меня и сейчас перед глазами стоит. Думаю, это на всю жизнь. осталось во мне


Они уезжают, чтобы вернуться


Почти все выпускники пострадавшей от теракта школы уезжают на учебу в столичные вузы. В Беслане остаются единицы. Возникает ощущение, что те, кто покидает свой город, просто хотят забыть о пережитом и начать жизнь с нового листа — в другом месте, где нет боли и страшных воспоминаний. Но Казбек Цолоев уверен, что это не так, что выпускники просто стремятся получить более качественное образование в крупных вузах, а потом непременно вернутся обратно.


Он знает это точно, потому что пережитое их всех объединило.


Мы все побывали в этом аду, и все друг друга знаем. После этого мы стали ближе общаться, потому что и там, (это он говорит о теракте) были вместе, и потом лежали в больницах вместе, и ездили в поездки в реабилитационные центры вместе.


Возвращаясь на летние каникулы в Беслан, ребята непременно обзванивают друг друга и встречаются, чтобы поделиться новыми впечатлениями и просто увидеться с теми, кого знают с самого детства и с кем столько пришлось пережить.


Сам же Казбек говорит, что не собирается даже на время уезжать из родного города.


Не тянет меня в Москву и Питер. Хочу здесь закончить институт, — признается он.

Подробнее: http://news.mail.ru/society/4375507/


www.rian.ru


 



  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Сколько стоит час родительской любви?
07-11-2012
Сколько стоит час

Отменены «территориальные привилегии» при поступлении в школу
02-02-2012
Отменены

Обновление подборки любимых анекдотов Товиевича
06-07-2010
Обновление подборки

Добровести. «Новогодних детей» становится все больше
07-01-2010
Добровести.

Бывшая сирота стала мамой для 32 детей
30-11-2009
Бывшая сирота стала

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2017 (17)
Ноябрь 2017 (47)
Октябрь 2017 (54)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх