Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » Птица-тройка, несущаяся в Петушки (к 75-летию Венедикта Ерофеева)

Птица-тройка, несущаяся в Петушки (к 75-летию Венедикта Ерофеева)

  • Закладки: 
  • Просмотров: 1 135
  • печатать
  •  
    • 0
Можно ли изобразить интеллигента и интеллигентность, минуя пафосные дефиниции и термины, в предельном приземлении? И при этом художественно-философски? Задачка для гения. А вот – решение, с грустной иронией чуть, но ведь ирония уже в самом факте «приземления» интеллигента (что, впрочем, у нас – его обычное состояние):


«…С тех пор как ты поселился, мы никто ни разу не видели, чтобы ты в туалет пошел. Ну, ладно, по большой нужде еще ладно! Но ведь ни разу даже по малой. даже по малой!
И все это было сказано без улыбки, тоном до смерти оскорбленным
- Нет, ребята, вы меня неправильно поняли.
- Нет, мы тебя правильно поняли.
- Да нет же, не поняли. Не могу же я, как вы: встать с постели, сказать во всеуслышание: «Ну, ребята, я .ать пошел!» или «Ну, ребята, я .ать пошел!» Не могу же я так.
- Да почему же ты не можешь! Мы - можем, а ты - не можешь! Выходит, ты лучше нас! Мы грязные животные, а ты, как лилея!
- Да нет же. Как бы это вам объяснить.
- Нам нечего объяснять. нам все ясно.
- Да вы послушайте. поймите же. в этом мире есть вещи.
- Мы не хуже тебя знаем, какие есть вещи, а каких вещей нет.
И я никак не мог их ни в чем. Они своими угрюмыми взглядами пронзали мне душу. Я начал сдаваться.
- Ну, конечно, я тоже могу. я тоже мог бы.
- Вот-вот. Значит, ты - можешь, как мы. А мы, как ты - не можем. Ты, конечно, все можешь, а мы ничего не можем. Ты Манфред, ты Каин, а мы как плевки у тебя под ногами.
- Да нет, нет. - Тут уж я совсем запутался. - В этом мире есть вещ и. есть такие сферы. нельзя же так просто: встать и пойти. Потому что самоограничение, что ли? есть такая заповеданность стыда, со времен Ивана Тургенева. и потом - клятва на Воробьевых горах. И после этого встать и сказать: «Ну, ребята, » Как-то оскорбительно. Ведь если у кого щепетильное сердце.
Они, все четверо, глядели на меня уничтожающе. Я пожал плечами и безнадежно затих.
- Ты это брось про Ивана Тургенева. Говори, да не заговаривайся, сами читали. А ты лучше вот что скажи: ты пиво сегодня пил?
- Пил.
- Сколько кружек?
- Две больших и одну маленькую.
- Ну, так вставай и иди. Чтобы мы все видели, что ты пошел. Не унижай нас и не мучь. Вставай и иди.
Ну что ж, я встал и пошел. Не для того, чтобы облегчить себя. Для того, чтобы их облегчить. А когда вернулся, один из них мне сказал: «С такими позорными взглядами ты вечно будешь одиноким и несчастным».
Да. И он был совершенно прав. Я знаю многие замыслы Бога, но для чего он вложил в меня столько целомудрия, я до сих пор так и не знаю. А это целомудрие - самое смешное! - это целомудрие толковалось так навыворот, что мне отказывали даже в самой элементарной воспитанности.
Например, в Павлово-Посаде. Меня подводят к дамам и представляют так:
- А вот это тот самый знаменитый Веничка Ерофеев. Он знаменит очень многим. Но больше всего, конечно, тем знаменит, что за всю свою жизнь ни разу не пукнул.
- Как! Ни разу!! - удивляются дамы и во все глаза меня рассматривают. - Ни ра-зу!!
Я, конечно, начинаю конфузиться. Я не могу при дамах не конфузиться. Я говорю:
- Ну, как то есть ни разу! Иногда . все-таки.
- Как!! - еще больше удивляются дамы. - Ерофеев - и. странно подумать! «Иногда все-таки!»
Я от этого окончательно теряюсь, я говорю примерно так:
- Ну. а что в этом такого я же. это ведь - пукнуть - это ведь так ноуменально. Ничего в этом феноменального нет - в том, чтобы пукнуть.
- Вы только подумайте! - обалдевают дамы…»


Прокололся-таки интеллигент Веничка – нет, не с Тургеневым, с этим «ноуменально». А как иначе – интеллигент…
Венедикту Васильевичу Ерофееву сегодня исполнилось бы 75 лет. Несомненному гению русской литературы.

И он о том – вокруг чего вся она. Вокруг вопроса: «Куда несешься ты, птица-тройка?».

Чичиков в бричке или Веничка в электричке – такие разные, а не так уж это и важно. Грустная поэма русского пути. За одним исключением: Чичикова обязательно куда-нибудь да вывезет, а Веничка – к каким бы высям ни рвалась его свободная и благородная душа – всегда завезет в Петушки.

Правда, их встреча с Чичиковым там весьма вероятна. Встреча мертвой и живой души.

Нетрудно догадаться, на чьей из них территории.


Владимир Кудрявцев


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Владимир Кудрявцев. «А с нами ничего не происходит…» (об авторском)
07-10-2013
Владимир Кудрявцев.

Сергей Супонев - последний взрослый могиканин в мире детства
28-01-2013
Сергей Супонев -

Сколько стоит час родительской любви?
07-11-2012
Сколько стоит час

Так чей же писатель – Достоевский?
11-11-2011
Так чей же писатель

Шаурма как последний бастион битвы за Москву
10-11-2010
Шаурма как

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2017 (21)
Ноябрь 2017 (47)
Октябрь 2017 (54)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх