Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » » Двадцать лет без или... с А.Ф.Лосевым?

Двадцать лет без или... с А.Ф.Лосевым?

  • Закладки: 
  • Просмотров: 1 618
  •  
    • 0

Владимир Кудрявцев


ДВАДЦАТЬ ЛЕТ БЕЗ ИЛИ… С А.Ф.ЛОСЕВЫМ?



Лосев1

Ровно двадцать лет назад, 24 мая 1988 года, не стало Алексея Федоровича Лосева. Я хорошо помню тот день. В пансионате «Шереметьево» начли свою работу философские чтения «Молодежь и творчество», одним из организаторов и участников которых я был. На пленарное заседание приезжает тогдашний президент Философского общества СССР академик Иван Тимофеевич Фролов и сообщает о том, к чему никто не было готов. Притом, что возраст и состояние здоровья Алексея Федоровича ни для кого не было секретом… Добрый гений всемирной культуры, для которого она – родной дом и который охраняет и освящает его, должен быть вечен, как сама эта культура. На кого он оставил его? Силой чьей рефлексии эта культура продолжит свою жизнь. Жизнь для людей. К счастью, оказалось, что носители такой жизнетворной рефлексии остались. Вот только и они начали вскоре уходить. Вначале – Лев Николаевич Гумилев, чуть позже – Юрий Михайлович Лотман. Затем – перерыв на несколько лет, а потом - один за одним: Сергей Сергеевич Аверинцев, Владимир Николаевич Топоров, Елизар Моисеевич Мелетинский, Михаил Леонидович Гаспаров, Арон Яковлевич Гуревич, совсем недавно – Георгий Дмитриевич Гачев.



…Алексей Федорович всегда был чудом, о котором так много писал. Знал, о чем писал - не только благодаря блистательным историческим штудиям, но и работе самосознания! Хотя для него это были две стороны одного и того же. Только сейчас он стал чудом мифологизированным, а тогда был чудом реальным, живым, досягаемым. Как досягаем Олимп, будь он трижды населен небожителями. А ведь сам Олимп уже поэтому - чудо! Я учился в МГПИ им. В.И.Ленина на педагогическом факультете, а он работал там же в должности профессора филологического факультета. Наш преподаватель истории философии порекомендовал сходить на его лекции. И мы студенты разных факультетов, так запросто, ходили, слушали. Разумеется, мы понимали, к кому ходим. И благоговение, конечно, присутствовало. Но ни ажиотажа, ни экзальтации, как на лекциях Мераба Константиновича Мамардашвили в НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР, хотя мало кто понимал, о чем он говорит… Обычная работа, обычное учение. А ведь уже тогда в одной итальянской энциклопедии о Лосеве написали: «уникальный русский мудрец». Но он не нуждался в том, чтобы у кого-то вызывать «дополнительную» сладость запретного плода. Достаточно оказывалось сладости внимать его речам и читать его тексты. Без всяких подсластителей запрета.



Банально, но не удержусь и скажу: как здорово было жить в одно время с такими людьми! И не только в силу возможности общения. Уже сам факт их существования рядом дисциплинировал мысль и совесть. Ну, стыдно, когда живет Алексей Федорович Лосев, быть полным дураком! А если не стыдно, то не только ума – совести нет. И это – уже конец. Сейчас тех, кто «дисциплинировал», практически не осталось. Остались произведения, книги. Но что книги? Не раскрывать их, и все. Так для многих легче жить. Чтобы вдруг напрягшийся ум не начала заедать неожиданно очнувшаяся от комы совесть. Зачем чьи-то великие прозрения, которые могут уткнуть носом в тщедушность собственных озарений. И получается то, о чем с грустью писал Иосиф Александрович Бродский (сегодня же, 24 мая ему исполнилось бы 68 лет):


Приходит время сожалений


При полумраке фонарей,


При полумраке озарений


Не узнавать учителей.


Уже пришло? И воцарилось? Или…



А.Ф.Лосева, нынче провозглашают чуть ли не столпом русской религиозной философии. Но, между прочим, Алексей Федорович вполне сознательно (местами, я бы сказал, слишком прямолинейно) применял «формационный подход» Маркса к анализу истории античной культуры. Он, в частности, писал о пространственной ограниченности античного космоса, отсутствии в нем надприродных и духовных далей, квалифицируя это как «рабовладельческий вещевизм». Пристрастие к диалектике, которую Лосев всегда рассматривал лишь в полном объеме – от античной до марксовой – он пронес до конца своей жизни.



Это сочеталось в нем с интересом, уважением и любовью, которые Алексей Федорович питал к классической русской философии (по-своему – остро диалектичной), прежде всего – к Владимиру Сергеевичу Соловьеву. Вы спросите: почему? Да потому что Лосев был свободным человеком, для которого значение имело только присутствие мысли, а не ее привнесенный кем-то задним числом «идеологический окрас». Как заметил другой выдающийся советский философ Михаил Александрович Лифшиц, «в науке весит только мысль». Для Лосева и Лифшица (хотя второй в отличие от первого весьма ярко и напористо демонстрировал марксистский пафос) были значимы лишь содержательные образцы мышления. Что делало их свободными от идеологического «вытеснения» и последующего «переноса» (по Фрейду), который в итоге оборачивается черно-белой проекцией на мир убогих идеологем, подменяющей работу мысли.



Кстати, о Соловьеве и запретном плоде. В 1983 году издательство «Мысль» в известной серии «Мыслители прошлого» впустило книжку А.Ф.Лосева «Владимир Соловьев». Прихожу я, тогда – аспирант, как-то домой к своему научному руководителю академику Василию Васильевичу Давыдову, а у него в руках та сама книжка. «Вот, - говорит Давыдов, - Алексей Федорович книжку о Соловьеве написал, а Андропов ее запретил!» Опоздал Андропов со своим запретом – наверное, просто несвоевременно донесли надзиратели за философским цехом. Книжка успела «выйти на читателя». И как все, что выходило из-под лосевского пера, мгновенно разошлась. Возможно, кто-то и повелся на подсластитель запрета – о Соловьеве в 1983 году писать как о выдающемся мыслителе… Но многие ориентировались не на то, о ком и как писали, а кто писал. Хотя все же согласимся: Владимир Соловьев – случай особый, но именно поэтому-то он и расположил к себе ум и сердце Лосева.



За двадцать лет А.Ф.Лосева не только не забыли. Вокруг него по-прежнему царит интеллектуальное и духовное оживление. В этом оживлении много привнесенного и просто идущего вразрез с образом лосевской личности и творчества. Кто-то возносит этот образ на хоругвях и освящает им дела свои. Ладно, пусть возносит – главное, чтобы эти дела не были уж совсем неправедными. Лосев – универсум истины, добра и красоты и его хватит на всех, кто хоть как-то разделяет эти ценности и ищет в них смысл в эпоху когда сами эти ценности, равно как и поиски любого мыслимого смысла объявлены анахронизмом.



В последние годы жизни Алексей Федорович с особым воодушевлением адресовывался молодым. Его последняя книга «Дерзание духа» (М.: Политиздат, 1988)* составлена из текстов, написанных прежде всего всего для них. Там есть такие слова: «...Самое ценное для меня — живой ум, живая мысль, такое мышление, от которого человек здоровеет и ободряется, радуется и веселится, а ум ответно становится мудрым и простым одновременно».



Алексей Федорович Лосев и поныне оздоравливает, бодрит, радует и веселит наши души своей живой и вечной мудростью.



*Фрагмент этой книги размещен на сайте.


Обсудить публикацию, задать вопросы автору.




  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Лосев. О живом и живых
24-05-2017
Лосев. О живом и живых

Двадцать девять лет назад, 24 мая 1988 года, не стало Алексея Федоровича Лосева. Я хорошо помню тот день...
День и вечность Лосева
22-09-2013
День и вечность Лосева

Новорожденные: Генадий Лобастов
19-03-2008
Новорожденные: Генадий Лобастов

  • Календарь
  • Архив
«    Апрель 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
Апрель 2018 (47)
Март 2018 (53)
Февраль 2018 (41)
Январь 2018 (41)
Декабрь 2017 (73)
Ноябрь 2017 (51)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх