Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » Вместо правила – закон

Вместо правила – закон

  • Закладки: 
  • Просмотров: 837
  • печатать
  •  
    • 0

Продолжение темы новости от 01.03.20010.

26 февраля Олег Николаевич внёс в Думу ещё один законопроект – освободить от ЕГЭ тех, кто окончил школу до 2009 года. «Мне скажут, что вопрос решён правилами приёма. Это, правда, это, кстати, наше достижение, результат давления, которое оказывало образовательное сообщество на власти различных уровней. Но, уважаемые коллеги, правила приёма – это вещь, которая меняется ежегодно и может измениться, когда кому захочется». 


О проекте федерального закона "О внесений изменений в пункт 1 статьи 11 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании". 1-е чтение.

26.02.2010

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, а вот теперь я смогу спокойно продолжить полемику с моими оппонентами.

Начнём с того, что я, конечно, знаю, где возникла система тестирования. Действительно в Великобритании. И есть даже сторонники конспирологии, которые полагают, что именно британская разведка занесла её в Соединённые Штаты Америки, и вот уже якобы оттуда мы её позаимствовали, благодаря усилиям какой-то другой разведки. Но я был бы более благодарен уважаемым коллегам, если бы кто-нибудь из представителей правящей партии ответил, хотя противник перенесения дискуссии на партийную почву мне ответил, согласны ли они с Юрием Михайловичем Лужковым насчёт диверсии одной иностранной державы против нашей системы образования?

Теперь позвольте перейти к делу. Уважаемые коллеги, следующий законопроект посвящен тому, чтобы сократить сферу применения ЕГЭ и расширить сферу применения традиционных технологий оценки качества нашего образования.

Почему я настаиваю на необходимости этого сокращения? Я берусь утверждать, что опыт 2009 года полностью опроверг миф об объективности результатов единого государственного экзамена и готов привести к этому пять основных аргументов. Если кто-то сможет их опровергнуть, я буду благодарен, но только не причитаниями и не голыми пустыми обвинениями, а именно контраргументами.

Итак, уважаемые коллеги, позиция первая заключается в том, что Российская Федерация установила якобы мировой рекорд повышения качества образования в 2009 году, если кто-то этого до сих пор не знал.

Дело в том, что результаты ЕГЭ в 2008 году были такими: 25 процентов двоек по литературе, я условно употребляю термин "двойка", 23 – по математике, 11 – по русскому языку и так далее.

В текущем году количество так называемых двоек составило порядка 5-7 процентов, то есть в 2-4 раза лучше, чем в предыдущем году. Ни одна страна мира за один год такого улучшения, мнимого улучшения качества образования не знала, уважаемые коллеги.

А знаете, почему так резко улучшилось качество этого образования? Здесь меня упрекнули в том, что я прогнозировал 300-400 тысяч детей без аттестатов. Не 300-400 я прогнозировал, я прогнозировал порядка 100-150 тысяч детей, и был абсолютно прав, уважаемые коллеги, и даже недооценивал реальную опасность.

Я сделал запрос в Рособрнадзор, и получил из Рособрнадзора ответ. Так вот оказалось, что если бы количество так называемых минимальных баллов ЕГЭ было установлено на уровне примерно 40-41, а это как раз более-менее соответствует тройке из 100 баллов, то мы бы получили 40 процентов неудов по математике, 40 процентов – по истории, 23 процента – по литературе, и 9 процентов – по русскому языку. Это более или менее соответствует, а где-то даже выше, чем в прошлом году.

В этом году Рособрнадзор поступил правильно, он задним числом, после того, как все сдали ЕГЭ, понизил планку так называемых минимальных баллов.

Другими словами, уважаемые коллеги, сначала вам измерили температуру в больнице, потом измерили всей больнице, прикинули, кого нужно признать больным, а кого здоровым, и после этого вам объявили, вы больны или здоровы. Если бы врачи приняли подобную методику, я уверяю вас, половина больных умерла бы в первые же дни.

Говорить после этого, что результаты ЕГЭ объективны, ну это значит утратить всякое чувство юмора, уважаемые коллеги. При желании вы могли получить и 120 процентов качества при такой системе, когда результаты подгоняются задним числом под желаемые. Это первый аргумент.

Аргумент второй, уважаемые коллеги. Руководитель Рособрнадзора Любовь Николаевна Глебова сама заявила, что примерно четверть всех стобалльных оценок – это оценки, говоря русским языком, липовые. Кто хочет меня опровергать, пожалуйста, опровергайте Любовь Николаевну. Но. Дальше я делаю следующее предположение. Поскольку люди у нас умные, и до ста баллов натягивать результат ЕГЭ – это неумно, то, следовательно, натягивали в основном не до ста баллов, а до 90 с небольшим. Значит, есть основание предполагать, что количество недостоверных оценок в промежутке между 100 и 90 баллами выше, чем 25 процентов.

Позиция третья, уважаемые коллеги, это региональный аспект. Я о нем уже говорил. Я не верю, что Москва – 11-е место при заведомо лучших условиях. Еще меньше я верю, чтобы в Москве практически по всем предметам результат выше среднероссийского.

А если возьмёте результаты Санкт-Петербурга, то по половине предметов результаты окажутся хуже среднероссийских. Как бы сказал Станиславский: не верю. Для меня это доказывает только одно – здесь меньше подтасовывали результаты, чем в других местах.

Далее, уважаемые коллеги, четвёртое. Как только абитуриенты поступили в вузы, так в вузах решили проверить, а какого же качества абитуриент им достался. Так вот по сообщениям средств массовой информации, на мехмате 60 процентов первокурсников на контрольной, которая была выполнена по технологии ЕГЭ, не подтвердили своих баллов, необходимых для поступления на факультет, 60 процентов. А вот вам Финансовая академия при Правительстве Российской Федерации, подтвердили высокие баллы ЕГЭ только 30 процентов первокурсников. Опровергайте, пожалуйста, МГУ или Финансовую академику при правительстве, если можете, уважаемые коллеги. На мой взгляд, это говорит о многом, в том числе и о коррупционной составляющей при сдаче ЕГЭ.

И, наконец, пятый аргумент заключается в следующем. Серьёзные эксперты говорят, что вообще с точки зрения математического анализа, я, к сожалению, не математик, ЕГЭ действительно нельзя считать дающим достоверные результаты. И отчасти мы получили подтверждение тому на сей раз на филфаке Московского государственного университета, когда 222 первокурсника сдали диктант. На страницу текста 8 и менее ошибок сделали только 18 процентов, а остальные 82 процента, включая 15 стобалльников, сделали в среднем по 24-25 и более ошибок, включая такие ошибки, которые стали знаменитыми и вошли в газетные статьи, как, например, "поциент", "оррестовать", "алемпиада", "генирал" и другие. Одна газета озаглавила отчёт о результатах этого диктанта словами: "Астап Блендер, как софетский поциент".

Уважаемые коллеги, безграмотные были при любой системе, в том числе и при советской. Нет системы, которая бы делала всех абсолютно грамотными, но безграмотные отличники – первокурсники журфака МГУ это ноу-хау ЕГЭ, которое словами Задорнова хочется назвать "хау-ноу".

Поэтому я утверждаю, что именно первый год применения доказал, что ЕГЭ не даёт достоверных результатов, и мучились мы, уважаемые коллеги, напрасно. Надо сокращать сферу применения ЕГЭ, а суть моего законопроекта предельно проста: я предлагаю освободить от единого государственного экзамена тех, кто окончил школу до 2009 года и к единому государственному экзамену не готовился. Мы уже говорили, что это специальная технология, особая технология.

Я, уважаемые коллеги, в этом зале вас призывал вместе со мной пойти, попробовать сдать ЕГЭ по русскому языку. Пока желающих не нашёл. Приглашал я того же самого Министра образования и науки Андрея Александровича Фурсенко. Желающего тоже не нашёл среди министра, к сожалению.

А сам я прорешал ЕГЭ по русскому языку. Вот вам моё глубочайшее личное убеждение, оно очень простое. Диктант выявляет грамотность на порядок лучше ЕГЭ, изложение выявляет навыки письменной речи на порядок лучше ЕГЭ, сочинение выявляет творческие способности на порядок лучше ЕГЭ. И то же самое по другим предметам.

Поэтому я предлагаю вам поддержать наш законопроект о том, он, кстати, аналогичен законопроекту Совета Федерации, выполнен немножко в другой юридической технике. Я призываю вас поддержать законопроект о том, чтобы освободить от ЕГЭ тех, кто окончил школу до 2009 года. Мне скажут, что вопрос решён правилами приёма. Это, правда, это, кстати, наше достижение, между прочим, результат давления, которое оказывало образовательное сообщество на власти различных уровней.

Но, уважаемые коллеги, правила приёма – это вещь, которая меняется ежегодно и может измениться, когда кому захочется. Помните, где всё «зависит всё от сна и от сварения желудка»? Так вот, чтобы от сварения желудка не зависело, а зависело от закона, надо внести это правило в закон, потому что в противном случае мы приняли странное решение: мы придали закону обратную силу в зависимости от того, на какую форму обучения поступает человек. Если на вечернюю или заочную, оказывается, закон не имеет обратной силы, а если на очную, то мы придали закону обратную силу, и такая обратная сила закона действовала в 2009 году. К великому сожалению, мы сколько-то тысяч, я думаю, не один десяток тысяч людей лишили возможности нормально поступать в высшие учебные заведения с помощью этого положения.

Прошу поддержать законопроект, направленный на соблюдение элементарного юридического правила – закон не должен иметь обратной силы, а единый государственный экзамен в сфере его применения должен уменьшаться. Спасибо.

Председательствующий. С содокладом выступает заместитель председателя Комитета по образованию Гаджимет Керимович Сафаралиев.

Сафаралиев Г.К. Уважаемые коллеги, ну, на самом деле, давайте закончим этот вопрос. И я думаю, я прошу коллег поконкретней, потому что мы очень много говорим вообще о ЕГЭ, а не конкретно о законе.

В данном случае этот законопроект, поданный авторами: Смолиным, Дмитриевой, Мельниковым, Плетнёвой и Шудеговым, аналогичен тому, что здесь вот был Хусейн Джабраилович Чеченов из Совета Федерации, тот там называл до 1 января 2009 года, здесь – до 31 декабря 2008 года, ну, по сути одно и то же.

В принципе уже изменения внесены. И то, что должно было свершиться, как бы свершилось в том плане, что выпускники до 2009 года, они получают возможность поступать и на очное, и на заочное отделение, и на вечернее отделение.

Теперь, что касается, делать его законом или оставить подзаконным актом? Дело в том, что, в конце концов, их тоже ограниченное количество, этих выпускников до 2009 года, их же не там миллиарды людей. И делать закон только для них, для какого-то количества людей, есть подзаконный акт, будут они приниматься, будут они поступать так, как они хотят, так как они знают, понятно это всё.

Если в основном многие люди, которые заканчивают там в 2000 году, в 2003 году, я анализировал эту систему, они многие поступают на заочное отделение, потому что они все работают, взрослые люди, как говорится, зарабатывают на свою семью, на своё пропитание. И, в общем-то, здесь эта система вполне работает.

На мой взгляд, просто чисто практически, если подойти к этому вопросу, не требуется принятия специального закона для определённой категории тех граждан, потому что сама система, которая даёт, и надо отменить закон, который мы приняли в том году в это время, который даёт возможность вот органу уполномоченному принимать подзаконные акты, которые позволяют решать эту проблему.

Мы поручили Министерству образования и науки, они готовят правила приёма каждый год. Да, они должны меняться. А как вы хотели – раз и навсегда? Жизнь-то меняется. И в этом плане, на мой взгляд и на взгляд комитета, мы обсуждали, кстати, это в комитете довольно подробно. Необязательно здесь принимать закон. Проблема сама решена. Дальше будет жизнь, дальше будут вопросы, они будут решаться так же, как решается этот вопрос. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Гаджимет Керимович.

Уважаемые депутаты, есть ли вопросы по данному законопроекту? Три вопроса. Депутат Останина, пожалуйста, ваш вопрос, Нина Александровна.

Останина Н.А. Уважаемый Гаджимет Керимович, вот вы сказали о том, что число выпускников, которые окончили среднюю школу до 2008, 2009 года невелико, да, действительно, невелико, извините. Если имеется в виду чисто выпускников 2008 года, может быть, но речь идёт и о предыдущих поколениях. А могли вы тогда вот это число назвать, выпускников?

Сафаралиев Г.К. Я не могу вам назвать точную цифру, но анализировали количество людей вплоть до того, что даже специальные были социологические исследования относительно того, человек 90-го года выпуска хочет поступать, не хочет поступать. То есть, понимаете, жизнь она меняется очень быстро и ситуации меняются быстро. И в этой ситуации в основном поступающие это 2005, 2006, 2007, 2008 годы, в основном поступающие. Да, много людей, но их вполне достаточно для того, чтобы по этому вот принятому подзаконному акту принять всех так, как они хотят. Нет же никаких ни возражений, ни противодействия, они могут поступать так, как они сдали экзамены, так, как они учились.

Плетнёва Т.В. Гаджимет Керимович, на самом деле мы закрываем двери перед теми, кто никогда не сдавал ЕГЭ и не знает, как это делается. Оксана Генриховна рассказывала уже на примере, как готовятся, просто натаскиваются ребята, чтобы поставить, где нужно, галочки, плюсы, минусы. А эти люди, они привыкли сдавать так, как они сдают, детей таких много, кстати. И мы им закрываем вопрос, понимаете? На следующий год возьмут и издадут другое постановление. Вы почему так противитесь, я не понимаю, второй раз мы сегодня это обсуждаем, вы опять останавливаетесь на том, что есть вот у нас подзаконный акт. Но подзаконный акт – это временный акт, а мы хотим это узаконить для этих ребят, чтобы они могли. до 30 ведь лет можно поступать очно, а они, может быть, через два года будут поступать, через три захотят. Почему мы им двери закрываем?

Сафаралиев Г.К. Жизнь вся временная, понимаете? Здесь нет ничего постоянней, чем временное. Это одно.

А второе, что я хотел бы вам сказать, никто никому не запрещает и никто никого не допускает, чтобы нарушить его конституционные права. Он так, как сдавал, так и сдаёт. Есть такие факты? Нет таких фактов. И почему вы считаете, что мы такие разумные, авторы проекта, а вот министерство и все остальные депутаты, и вся фракция наша – мы неразумные, и комитет неразумный. Мы, значит, верим тому, что принят подзаконный акт, он будет действовать, потому что это для людей, а вы не верите этому.

Я не понимаю, здесь вполне нормальная рабочая ситуация. Если бы этот закон мы принимали в прошлом году в это время, это другое дело, его, может, надо было принимать сразу, и всё.

Горячева С.П. Уж не хотелось задавать мне вам вопросы, но, наверное, придётся. Скажите, пожалуйста, сколько ещё экспериментов в отношении наших детей вы там готовите в недрах Министерства образования, с которым вы готовы согласиться?

И второе, вот кто-нибудь изучал психологическое состояние школьников, которые идут на следующий этот экзамен, как говорится, не зная о результатах предыдущего? К каким стрессам, вообще, это, приводит наших детей? Вот кто-нибудь там изучал у вас это или нет? И если изучал, то каковы результаты всё же?

Сафаралиев Г.К. Что касается стрессов. Вы вспомните, сколько стрессов бывает при обычной сдаче экзаменов. Любой экзамен – это стресс, любое испытание – это стресс. И если мы будем только на это ссылаться, то давайте тогда отменим. Вот, например, есть страны, где нет экзаменов, нет вступительных. Да, всё. Но как-то надо отменить контроль всякий. Давайте будем без этого.

Теперь что касается того, что изучали мы или не изучали?

Во-первых, я не представитель Министерства образования, поэтому я не могу сказать, сколько в недрах Министерства образования экспериментов.

Дело в том, что я тоже считаю, не самое лучшее дело проводить постоянно эксперименты, но этот эксперимент мы проводили 7 лет. 7 лет были ошибки, были минусы, были плюсы. Всегда, когда готовится какое-то новое, там ракета, самолёт, вроде всё проверено. Запускается, вот первое испытание и выявляются совершенно новые ситуации. Потому что невозможно всё учесть.

И в этой ситуации я считаю так, что мы всё сваливаем на ЕГЭ. И то, что мы в школе плохо преподаём, и то, что мы в вузах плохо преподаём, что-то где-то недорабатываем, мы всё сваливаем на ЕГЭ. Но это ЕГЭ не является же, опять-таки, вот лекарством от всего и, в то же время, от всех болезней. Поэтому в этом плане, я думаю, что, то, что мы сегодня говорили, я хотел сказать в заключительном слове предыдущего закона, попросить вас. Давайте обсуждать конкретно. Потому что понятно, мы и где-то пиарим себя, и вопросы задаём. Фракция "Справедливая Россия" задаёт коммунистам, коммунисты – фракции "Справедливая Россия", как-то так вот, через зал перелетают вопросы. Я не говорю, что они подготовлены, но хорошо чувствуется тандем.

Так вот я вам ещё раз хочу сказать, давайте конкретно обсуждать. Есть факты, есть реалии и давайте по ним действовать.

Председательствующий. Спасибо, Гаджимет Керимович. Присаживайтесь, все вопросы заданы.

Уважаемые коллеги, кто хочет выступить по данному законопроекту? Два выступающих.

Итак, Останина Нина Александровна, пожалуйста, ваше выступление.

Останина Н.А. Уважаемый Гаджимет Керимович, такое ощущение, что вы тут даже хотите нас в заговоре, в сговоре каком-то обвинить.

Понимаете, если проблему победить нельзя, то её надо просто высмеять. И всем известный замечательный сатирик Михаил Задорнов осенью проехал по территории России с авторскими концертами против единого госэкзамена. Вообще надо ли говорить, какой была реакция молодёжной аудитории на те афоризмы, которые он говорил со сцены. Главный афоризм был такой, что нельзя доверять человеку, который "профурсил" всю страну. Не моя фраза, поэтому не привлекайте меня на заседание комиссии по этике. Но если уж в устах сатирика это стало звучать, то можем ли мы, законодатели доверить ежегодно выпускать нормативные документы одному человеку, которому не доверяет большинство образовательного сообщества российского?

Поэтому речь идёт о простом. Я действительно не стану повторять те аргументы, которые приводились в пользу закона, который шёл под номером 18, поскольку они не были вами восприняты, но действительно они прозвучали в этом зале, и вряд ли они будут на вы. Но ещё раз, нельзя прерывать образовательный процесс, не давая возможности выпускникам, которые окончили школу до 2009 года, участвовать на равных в состязательном процессе при поступлении в высшие учебные заведения. Действительно, либо тогда надо подвергнуть их испытанию в виде единого госэкзамена, либо дать им возможность всё-таки поступать в высшие учебные заведения, сдавая вступительные экзамены в традиционной форме.

Но разница только в том, что прошлый закон поддержали 54 субъекта, здесь – более 40 субъектов Российской Федерации. Но если в субъектах вот эта норма действует, и она оказалась недостаточной с точки зрения законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации, почему тогда профильный комитет, игнорируя вот эту позицию или мнение региональных законодателей, отказывает в праве принять федеральный закон, который гарантировал бы не только на 2010 год, но и на все последующие годы выпускникам, как сказала справедливо Тамара Васильевна, не достигшим 30-летнего возраста, поступать в высшие учебные заведения, сдавая вступительные экзамены всё-таки в традиционной форме?

Мы поддержим этот законопроект. И призываем поддержать его не только состоящим с нами в сговоре депутатов от "Справедливой России" и ЛДПР, но здравомыслящим депутатам от фракции "Единая Россия". Спасибо.

Плетнёва Т.В. Я, как Оксана Генриховна, – от противного.

Гаджимет Керимович в своём выступлении сказал такую фразу: неужели вы там самые умные, что ли? Всё министерство работало и мы, все депутаты, работаем, а вы вот что.

Поэтому я от противного. Недавно мы рассматривали законопроект, что до 2005 года нельзя больше, кто не встал, ветеранам давать жильё. Я вносила законопроект, в котором сказала, отмените, убеждала вас здесь в зале, умоляла, уговаривала, президенту писала, правительству писала. Мои все, весь комитет по ветеранам против, вы здесь все против. И вдруг президент говорит, и Путин говорит, как же так, а остальные что же, не получат, надо же всем. В комитете быстро делается закон, все авторы, только не я автор. Одна я не автор, остальные все авторы. И вы тут все за. Вот вам от противного.

Решения у вас политические, а никакие не продуманные. Всё, что скажут, то делаете. Завтра скажут там сверху по-другому, вот в этом наш недостаток. А закон очень простой и понятный.

Вдруг наши дети, которые закончили раньше, когда ещё, слава Богу, ЕГЭ не было, ну, не поступили. А потом им захочется поступить, но они не могут по ЕГЭ, они не знают, как это. И может быть их мало останется, и что для них, для мало, каждый год будут писать подзаконный акт? Да вообще на сегодняшней нестабильной вот этой ситуации у нас, на моём уже веку сколько правительств сменилось, министров сколько сменилось. И сейчас, наверное, те министры, которые раньше были, сидят и локти кусают в своих вузах, скажут, что же я там делал.

Вас же народ избирает. Или нас просто здесь посадили для того, чтобы нажимать кнопку так, как скажут?

Поэтому мы, конечно, этот законопроект поддерживаем, мы его продумали, ни с кем не согласовывали вопросы. А то, что их задают одинаковые, наверное, задают, потому что они актуальные. Спасибо.

Горячева С.П. От фракции, о том, как мы будем голосовать, раз уж нас тут обвиняют в каком-то заговоре.

Когда-то Авраам Линкольн сказал известные слова: "Одновременная ломка в обществе социальной, экономической и политической систем – это безумие, равносильное замене колёс кареты посреди бурной реки".

Вот вам не кажется, уважаемые господа депутаты, что эти бесконечные эксперименты, бесконечная ломка то одной системы, то другой, то третьей, то экономической, то социальной, то сферы образования, то здравоохранения – это то самое безумие, которое равносильно замене колёс кареты посреди бурной реки.

И вот сегодня живёшь в такой ситуации, когда слово "эксперимент", слово "реформа" у простых людей уже вызывает не просто какое-то отторжение, а негативную совершенно реакцию. Потому что, к сожалению, ни за один эксперимент в нашей стране никто ещё не ответил.

И вот мы делаем, тут представитель Комитета по образованию сравнивал чуть ли не с танками, вот мы там проводим эксперименты – и с танками, и с металлом. Но дети, живые дети – это, извините, не металл. И вот здесь, в конце концов, мы должны семь раз мерить, а один разрезать.

Почему я задавала вопрос, который касается стрессов? Потому что, да, конечно, у нас и раньше были контрольные работы. Но, наверное, были просто другие преподаватели, и не было таких экспериментов. Потому что раньше, когда писалась контрольная работа, то день-два – и ученик уже знает результаты своей работы. И он идёт на следующий экзамен. Также и в вузах, между прочим, и мы же все учились, заканчивали и среднее, и высшее учебное заведение. Идёшь на следующий экзамен, ты точно знаешь оценку по предыдущему экзамену.

Что происходит сегодня с этими нашими ЕГЭ? Ученик сдаёт русский язык, отдаёт свою работу там неизвестно куда. Он уже идёт на следующий экзамен, сдаёт математику, а не знает оценку, как оценила комиссия его труд по первому экзамену?

Скажите, пожалуйста, с каким настроением он идёт на следующий экзамен? Что у него в душе? Неужели мы не понимаем, что даже с точки зрения такой формалистики это недопустимо? Потому что мы ребёнка заставляем все три-четыре экзамена сдавать в состоянии стресса.

Я об этом говорю не случайно, потому что я общалась с учениками. И они-то говорят как раз, что самое страшное даже не то, что там, так скажем, это ЕГЭ, но ещё и то, что вот эта неизвестность от экзамена к экзамену: что же будет и стоит ли вообще готовиться к следующему экзамену?

Вот мне кажется, это то, на что следует обратить нашим экспериментаторам серьёзнейшее внимание и подумать вообще, надо ли нам молодое поколение в систему этих стрессов искусственно вводить. У нас итак в нашей стране этих стрессов выше крыши.

И последнее, что мне хотелось сказать, уже по сути этого законопроекта. Да, он по сути очень правильный, потому что хватит нам жить по подзаконным правовым актам. Чем больше подзаконных правовых актов, тем больше произвола в стране.

Давайте примем закон, который защитит детей и даст им ясно понять, что он может даже, так скажем, пойти по пути, связанному с тем, что окончив девятый класс, он знает, как он будет поступать в 10, 11-м классе, как ему учиться, как потом ему поступать в высшее учебное заведение.

Что тут плохого? Мне просто непонятно. И опять упорство, и опять нежелание. Но только поймите простую вещь, конечно, можно сегодня экспериментировать, вас большинство и правительство сегодня, оно не слышит, но есть вторая Россия. Дай бог, чтобы эта вторая Россия не повергла вот ту самую высшую Россию, которая на вершинах власти сидит, в такой хаос, что потом мало никому не покажется.

Вот мне кажется, давайте об этом ещё подумаем. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Светлана Петровна.

Желающие выступить, все выступили. Заключительное слово докладчика. Пожалуйста, Олег Николаевич.

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, я позволю себе только три недлинных замечания.

Замечание первое. Закон или подзаконный акт. Во всём мире права человека регулируются законом. Это законопроект, который должен защитить право человека. Если правительство и думское большинство упорнейшим образом сопротивляются принятию этого закона, у меня, хоть я не конспиролог, невольно возникают подозрения, значит, наверное, думают, что при случае могут нарушить это право человека и опять придать закону обратную силу, как это уже было в 2009 году. Поэтому мы настаиваем на принятии закона.

Позиция вторая. По поводу сговоров, заговоров большинства и меньшинства. Уважаемые коллеги, я понимаю, что цифры на слух воспринимать трудно, но я вынужден вам сообщить, что, согласно опросу Фонда "Общественное мнение" 2008 года, число тех, кто выступает против ЕГЭ, примерно вдвое выше числа его сторонников, 36 процентов против 18 процентов, остальные по этому вопросу в такой постановке не определились. А вот по данным аналогичного опроса от 1 июля 2009 года 47 процентов против и 21 процент за. Динамика, как видите, не в вашу пользу, уважаемые коллеги.

Что касается числа сторонников обязательного ЕГЭ, то в июле 2008 года оно было примерно в пять раз ниже числа тех, кто готов согласиться
с добровольным ЕГЭ, как я уже говорил. 11 процентов – за обязательный ЕГЭ, 54 процента – за добровольный, а среди людей с высшим образованием – 70 процентов.

Что касается опроса Фонда "Общественное мнение" от 1 июля 2009 года, то большинство выпускников школ предпочли бы сдавать экзамен
в традиционной форме – 46 процентов, а в форме ЕГЭ – 9 процентов.

Коллеги, то, что какая-то фракция в большинстве в Думе, вовсе не означает, что она в большинстве в стране. И сговоры и заговоры здесь ни причем. Не все почему-то помнят, что Государственная Дума орган не только законодательный, но и представительный. Так вот мы представляем, мы, будучи меньшинством, представляем здесь интересы большинства по отношению к единому государственному экзамену.

И последнее, уважаемые коллеги, я много услышал здесь обвинений в свой адрес, но не услышал одного комментария к той самой цитате, с которой я начал предыдущий законопроект. Никто так и не откомментировал высказывание Юрия Михайловича Лужкова насчет диверсии против отечественного образования. А жаль. Было бы очень интересно послушать из уст кого-нибудь из представителей правящей фракции комментарий по этому поводу. И все-таки, если это диверсия, почему она поддерживается партией и правительством? Я прошу вас поддержать этот законопроект. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Олег Николаевич. Присаживайтесь.

Пожалуйста, содокладчику требуется заключительное слово? Пожалуйста, включите микрофон депутату Сафаралиеву с места.

Сафаралиев Г.К. Уважаемая Светлана Петровна, по поводу того, что Вы сказали. Во-первых, я не делю людей на простых и сложных, все люди сложные, потому что Вы говорите: простых людей мы лишаем чего-то.

Что касается стрессов, которые. Кстати, сам экзамен, сдача экзамена ЕГЭ, дают, во-первых, сдавать, возможность, несколько раз, они могут сдавать, и тренировочные есть варианты, и любые другие. А какая разница, знаешь ты оценку предыдущую или не знаешь, какой стресс от того, что ты. Ты сдаешь предметы, и сдаешь предметы, и получаешь объективный результат.

А говорить о том, что стресс от этого или не стресс, просто я хочу вам сказать, я действующий преподаватель на полставки, много, 30 у меня лет стажа работы и в высшей школе. Я прекрасно знаю высшую школу и школу. Я общаюсь очень часто. И вот многие цифры и факты, которые приводите вы, ну они выборочные, понимаете, в одном регионе одно, в другом другое.

Вот Олегу Николаевичу, ему не нравится Дагестан, аварцы не нравятся. Вот я его приглашаю в Дагестан к аварцам, поговорим там, выясним, аварцы могут тесты заполнять эти или не могут. И поэтому или вот Оксана Генриховна была, говорила о том, что южные регионы . это одна страна, одни граждане. И если мы говорим здесь вот действительно обсуждать, давайте объективно серьезно говорить и не надо кивать на национальные моменты, географические, давайте по делу говорить, по существу. А в данном случае по существу, все принимаются, кто желает поступить по той форме, которую хотят. Поэтому прошу поддержать заключение комитета.

Председательствующий. Спасибо. Полномочный представитель президента не желает? Правительство также не желает. Ставится на голосование проект федерального закона "О внесении изменения в пункт 1 статьи 11 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании". Кто за данный законопроект, прошу определиться голосованием. Включите, пожалуйста, режим голосования.

Покажите, пожалуйста, результаты.

Решение не принято.

Председательствующий. По ведению депутат Смолин Олег Николаевич.

Смолин О.Н. Значит, уважаемые коллеги, я просто призываю нас всех соблюдать приличия. Гаджимет Керимович, мне очень нравится Дагестан, я убеждённый интернационалист и в Дагестан с удовольствием приеду. Не надо приписывать другим то, чего они не говорили. Спасибо.

www.smolin.ru 

 

По теме на сайте и окрест:

Кампания под лозунгом «…Плюс ЕГЭизация всей страны» в «минусах» (новостная рассылка Владимира Кудрявцева)

Двойка за ЕГЭ - взрослым или детям?

Владимир Кудрявцев. ЕГЭ: образ темного царства в мутном зеркале (заметки на полях "круглого стола" в Госдуме)

Больное место из трех букв, или ПерлЕГЭгогика 

Не пугай ученого! (из выступления министра образования и науки РФ А.Фурсенко на IX Съезде ректоров России, комментарии В.Кудрявцева)

ЕГЭ: быть. не быть. быть, но каким?  


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Компенсация родительской платы за содержание ребенка в ДОУ: права регионов (обсуждение в Госдуме)
29-12-2010
Компенсация

В статью 55 Закона «Об образовании» вносятся изменения
15-05-2010
В статью 55 Закона

ЕГЭ в вечерней школе: Дума противопоказаний не видит
27-03-2010
ЕГЭ в вечерней

Думой принят один из самых антисоциальных законов (продолжение темы)
16-01-2009
Думой принят один

ЕГЭ провоцирует новый виток социальной напряженности
20-11-2008
ЕГЭ провоцирует

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2017 (30)
Ноябрь 2017 (48)
Октябрь 2017 (54)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх