Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

 
» » Кто нужен детям в школе: плохие завхозы или хорошие педагоги? Ситуация в 42-й гимназии Кемерова - зеркало общероссийской образовательной проблемы

Кто нужен детям в школе: плохие завхозы или хорошие педагоги? Ситуация в 42-й гимназии Кемерова - зеркало общероссийской образовательной проблемы

  • Закладки: 
  • Просмотров: 1 549
  • печатать
  •  
    • 0



Вячеслав Лозинг: у меня пиар плохой. . .



24.05.2013



 




Анастасия Антонович, Альбина Соболева,




Газета Кемерова






В кабинете директора 42-ой гимназии идеальный порядок: все разложено строго по полочкам. Пространство светлой комнаты ничем не перегружено: слева – стол рабочий, справа – для совещаний педагогов. Почти сразу обращает на себя внимание одинокий портрет, висящий над директорским креслом. Один из основателей уникальной системы развивающего обучения – Василий Давыдов – пристально смотрит с холста на каждого, кто оказался в дверях. Его ученик Вячеслав Лозинг  совсем скоро эту дорогую для него фотографию снимет – 15 мая он написал заявление об увольнении по собственному желанию:



 – Я очень долго думал, прежде чем принять такое решение. После того, как это сделал, мне стало немного легче, да и коллектив несколько успокоился. Неизвестность всегда угнетает. Мы сейчас работаем на успешное завершение учебного года, готовим последний звонок и старшеклассников к итоговой государственной аттестации, далее у  нас выпускной, и все уходят в отпуск. И я ухожу. У всех – у учителей, родителей и детей – есть возможность принять индивидуальное решение. В моей семье, кстати, меня уже давно просят заняться чем-нибудь другим.



– Какие варианты дальнейшего развития своей карьеры вы рассматриваете? Мы слышали, что, возможно, это будет частная школа.


– Я рассматриваю любое развитие событий. Вчера у нас состоялась встреча с инвестором, мы готовим новый совместный проект за пределами муниципального образования. Но это не будет школой в том смысле, к которому все привыкли: пришел с утра, отучился шесть уроков, получил домашнее задание и все на этом. По плану у нас будет минимум четыре программы, в том числе и программа образования школьников.


Мы с Зинаидой Ивановной (супруга Вячеслава Лозинга – прим. ред.) рассматриваем и второй вариант – отъезд из города. Мне сегодня сказали, что я ищу… (Пауза). Нет, даже переезжаю на постоянное место жительства в Чехию. У меня там, оказывается, дом и меня там уже ждут.



– Пошли слухи?


– Естественно.



– А вообще вы когда-нибудь планировали навсегда уехать из страны?


– Нет, никогда. Я много раз был за границей и по работе, и во время отдыха, и гостил у родственников, но я не могу там находиться долго, меня там многое напрягает.



– Мне сейчас ваша ситуация напоминает игру в шахматы. Вам мат или шах?


– Это как посмотреть. Можно считать это поражением – все-таки дело я до конца не доделал. А с другой стороны, всякое поражение можно оценивать как появление новых возможностей, как шанс. Я пытаюсь сосредоточиться на втором. Хотя про первое я тоже думаю.



– Вячеслав Рудольфович, чем вы больше всего гордитесь в своей профессиональной деятельности?


– Успехи я бы хотел разделить на две части. Есть результаты образовательные. Когда стали сдавать ЕГЭ, то появилась возможность делать сопоставительный анализ. Мы ниже пятого места в городе никогда не опускались. Наши учащиеся очень успешны в олимпиадах. У нас 100% поступлений детей в вузы, наши выпускники учатся в Санкт-Петербурге, Москве, Томске. Некоторые из них целенаправленно едут получать образование в зарубежные университеты. Три наших старшеклассника сейчас за границей – в Канаде, Чехии и Великобритании. Все они экстерном оканчивают нашу гимназию и приедут сдавать ЕГЭ.


Второе, чем я горжусь, это та система образования, которую мы создали. На мой взгляд, она уникальная и очень эффективная.



– Вы имеете в виду систему развивающего обучения? Откуда ее истоки?


– Да. Она была разработана в 50-60-е годы прошлого столетия. Первая экспериментальная школа появилась в конце 70-х. В массовом порядке школы развивающего обучения Эльконина-Давыдова стали появляться в стране во время перестройки. В числе первых стали внедрять эту систему Кемерово, Самара, Луганск, Томск и Екатеринбург. В Москве, кстати, в меньшей степени. В то время советская педагогика зашла в тупик, и, естественно, огромное количество учителей понимали бесперспективность того образования, которое было. Люди были очень заинтересованы в новых идеях и новых веяниях. Тогда центральное телевидение проводило очень широкую пропаганду инновационного образования. Всеми педагогами уважаемая "Учительская газета" посвящала этому много публикаций. Один из авторов системы – Василий Васильевич Давыдов – стал вице-президентом Российской академии образования, что, конечно же, помогло развитию и распространению этой системы.



– В чем ее главный тезис?


– Воспитание порядочных, мобильных и креативных – вот главная цель системы развивающего обучения Эльконина и Давыдова. Помочь школьнику в организации своей деятельности по достижению главных целей – это и есть главный тезис. У Марии Монтессори есть принцип: "Помоги мне сделать самому". Давыдовская система, следуя этому принципу, направлена на то, чтобы дать возможность детям научить себя. Учитель в развивающем обучении становится для ребенка помощником, а не "вагоновожатым".



– Я знаю, что мнения родителей всегда расходились. Многие, и в том числе педагоги, убеждены, что эта система подходит далеко не для каждого ребенка. Одни взрослые, конечно, от нее в восторге, другие – впадают от заданий в ступор. Например, сочинение на тему "Как написать цифру семь" не каждый ребенок с воодушевлением будет писать. На что в образовательном процессе делается упор?


– Про цифру семь я не знаю (смеется), думаю, что такое задание – это очередной миф. Мышление человека отвечает за создание нового знания. Все остальное – в том числе восприятие и память – отвечают за освоение предложенной школьнику информации. Только мышление приводит к построению нового знания, следовательно, именно его и нужно тренировать, причем так же усиленно и много, как отдельные люди тренируют, например, мышцы.


Мышление является основной компетентностью людей 21-го века, людей постиндустриального общества. Формирование и развитие мышления происходит только тогда, когда ребенку даются такие задания, которые он не может выполнить, используя свой предыдущий опыт. Если он может решить задачу по аналогии или по алгоритму, то это уже не тренировка мышления, а тренировка памяти. Система развивающего обучения уделяет очень много внимания тому, чтобы дети, самостоятельно кооперируясь, могли открыть неизвестное им, но известное науке, знание. Школьники должны совершить такие же интеллектуальные действия, какие до них совершили ученые, впервые построившие это знание.



– С какими сложностями 94-ой школе пришлось столкнуться, когда вы и ваши единомышленники впервые в Кемерове стали внедрять эту методику?


– Не было у нас сложностей. Примерно до 95-го года чиновники всего боялись, не знали, что им делать и не лезли к нам. Поэтому мы спокойно распространяли систему развивающего обучения не только в Кемерове, но и на Дальнем Востоке, в Казахстане и Сибири. Никто не лез. Никто, правда, и не понимал, что мы делаем. Начали нам усиленно мешать примерно с 98-го года. Многие школы тогда закрылись. Не выдерживали давления директора и учителя.



– Что именно не нравилось чиновникам?


– Разве чиновники когда-нибудь внятно объясняют, почему они против того или другого. Я иногда думаю, что они просто не могут связно объяснить свою классовую неприязнь к новому и эффективному, очень важному, нужному и полезному для их Родины.



– Вы хотели бы, чтобы ваши выпускники были чиновниками и работали в администрации?


– Я принципиально не считаю для себя возможным ограничивать их право на социально-профессиональное самоопределение. Наша задача заключается в том, чтобы подготовить их к выбору, на основе их понимания необходимости и целесообразности. Захотят они работать в администрации – это их право. Если бы меня выпускники спросили, то я бы ответил, что я больше не хочу в этой системе работать, и пояснил бы почему.



– Вячеслав Рудольфович, вы ведь стали директором еще недостроенной 94-ой школы. Мне рассказывали, что вы принимали активное участие в стройке и даже носили кирпичи.


– Школу №94 начали строить в 1987 году. На тот момент соседняя 93-я уже была готова к работе, и кто-то предложил мне директорство. Администрация города встала на дыбы. В микрорайоне рядом с 93-ей и 94-ой начали строить молодежный жилой комплекс (МЖК), а рядом с ним по канонам того времени необходимо было возвести детский сад, школу и другие социальные объекты для жителей комплекса. Эту идею активно продвигал обком комсомола, а поддержал ее первый секретарь Вадим Бакатин: без них же ничего тогда не решалось. Меня назначили директором школы №94, сломав администрацию города. Думаю, здесь истоки нелюбви ко мне со стороны чиновников. Я был тогда первым директором, не состоявшим в КПСС и освобожденным от другой работы. Меня приняли на работу за год до начала учебного года.


Передо мной в то время стояли три задачи: первая, приобретение школьной мебели, оборудования, учебников, пособий на огромную школу. Я сам все это грузил на машины и разгружал в разных школах (здесь были места хранения – прим. ред.). Вторая задача – это подбор учителей и создание педагогического коллектива. Кроме того, я присутствовал на всех планерках строителей, где участвовал в решении производственных задач. На стройке не хватало рабочих, и учителям приходилось помогать. Не помню, чтобы кирпичи мы таскали, а вот с лопатой в подвале землю точно рыли.



– Если еще немного вдаваться в историю. 42-я гимназия появилась на базе 94-ой как элитная школа?


– Недалеко от 93-ой стояло разрушенное здание детского сада. Там местные жители даже перегородки выломали и унесли, не говоря уже о трубах, окнах и других нужных на личных дачах предметах. В этом здании и стали строить будущую 42-ю. На тот момент 94-я школа была самой большой в Кемерове, в ней училось 2500 учеников. Идея была в том, чтобы внутри этой огромной школы создать три направления приложения сил. Во-первых, элитную школу, то есть школу для продвинутых детей с высокой мотивацией к учению, чьи родители осознают ценность образования. Во-вторых, базовую школу, в которой учатся остальные дети. Кроме того, мы хотели сделать маленькую школу для детей, которые отстают в обучении. Первые два проекта мы воплотили, а вот школу коррекции создать не смогли.


Концепция элитной школы состояла в том, что это маленькая школа, в которой учится небольшое количество детей и работают лучшие учителя с каждым ребенком практически индивидуально. У нас был один класс в параллели. Здание было маленькое, и СЭС нам разрешила иметь максимально 16 детей в каждом классе. Эти ограничения нас полностью устраивали.



– Как только гимназия переехала в город-спутник Лесная Поляна, начались недовольства, проблемы. В чем причина? В большом количестве детей, которые стали попадать в школу не по тестовому отбору, как это было принято, а по месту жительства?


– В 42-ую гимназию на Ленинградском, всегда набирался один класс. Набор был городской, и не все могли попасть в гимназию. При равных условиях мы отдавали предпочтение детям, чьи родители были более заинтересованы в хорошем образовании. В Лесной Поляне мы стали брать всех по месту жительства, в том числе тех, кто совсем был не заинтересован в хорошем образовании. Думаю, что здесь часть нашей проблемы.



Лесная Поляна изначально планировалась как город-спутник, в котором удастся построить новый – не коммунально-склочный, как обычно – образ жизни. Именно это авторами идеи позиционировалось как главное. И именно это главное меня и подкупило. У нас было эксклюзивное образование, его нужно было отдать жителям эксклюзивного города-спутника. Кто же знал, что по конкурсу здесь часть квартир выиграют неэксклюзивные люди. Здесь вторая часть нашей проблемы.


Когда мне предложили должность директора школы в Лесной Поляне, мы не собирались перебираться сюда всей гимназией 42. Мне нужно было участвовать в строительстве, приобретать мебель, оборудование, формировать педагогический коллектив. Параллельно с моим назначением началась кампания в городе по закрытию маленьких школ, 42-ая попадала под закрытие из-за маленького количества детей, обучавшихся в школе. Опасаясь закрытия гимназии, педагогический коллектив принял решение переехать вместе с учениками в Лесную Поляну. Встретились в детском коллективе два разных представления об образовании и два разных отношения к нему. И это стало третьей частью нашей проблемы.



– Может, одна из причин все-таки кроется в зависти?


– Не знаю (пауза). Мне трудно это оценивать. Может быть, нужно, чтобы время прошло. Некоторые из победивших в конкурсе на социальное жилье стали требовать – дословно – вместо гимназии "простолюдинскую" школу: "мы простые люди, нам нужна простолюдинская школа". Они не захотели выбрать любую другую школу в городе под себя и для себя, они стали насиловать и изменять гимназию. Кстати, та мама, которая требовала "простолюдинскую" школу, водит в гимназию дочку, и дочка счастлива.


Некоторые местные жители называют нашу гимназию сектой. Не читали форум? Почитайте. Получите наслаждение.



– Почему?


– Потому что и учителя, и ученики, и родители, и выпускники вместе активно участвуют в жизни гимназии. Мы исходили из того, что и родители воспитывают детей, и школа тоже их воспитывает, но между собой эти два процесса часто не согласованы. И, получается, однажды лебедь, рак, да щука… Мы разработали несколько программ (в том числе Семейный фестиваль), в рамках которых мы согласовываем с родителями свои действия по воспитанию детей, и движемся к общим целям. Несмотря на то, что мы переломили тенденцию "активного невмешательства" родителей в школьную жизнь, у нас до сих пор есть такие родители, которые считают, что мы слишком много заставляем их заниматься их собственными детьми. Думаю, что отсюда и обвинения в сектантстве.



– Их тоже можно понять. Всегда найдутся те, кто хочет, чтобы было просто и как у всех. Можете ли сейчас предположить, что ждет 42-ю после вашего ухода с должности? Возможно ли, что школу перепрофилируют в "простолюдинскую"?


– Для этого им придется поменять большую часть педагогического коллектива. Учителя уже не смогут работать хуже или по-другому. Думаю, большинство родителей не захотят здесь учить своих детей без наших учителей. Все будет зависеть от того, какую политику администрация города будет проводить в гимназии. Если она не будет ничего здесь грубо ломать, то никто из детско-взрослого коллектива из гимназии не уйдет.



– Есть ли документы, которые объясняют миссию гимназии? Новый руководитель должен будет с ним познакомиться, наверное, в первую очередь.


– У нас есть концепция и программа развития, есть основная образовательная программа, но это деятельностно взять трудно неподготовленным людям. Концепцию прочитают, поймут, даже перескажут, но деятельностно не возьмут. Это за пределами того понимания, которое сейчас есть в сфере образования.



– То есть хороших управленцев в образовании нет?


– Совсем мало. Но я тоже не могу считаться хорошим управленцем.



– Почему вы так думаете?


– Анекдот про белую и серую мышку знаете? Беседует белая мышка с серой. Серая жалуется: "Вот смотри, мы с тобой совершенно одинаковые. Только тебя все любят, тебя кормят, на руках носят, спать укладывают. А на меня ставят мышеловки, травят ядами, терзают кошками. Почему так?" Белая мышка подумала и отвечает: "У тебя пиар плохой". Так вот, у меня пиар плохой.



– Может, дело в вашей жесткости и принципиальности? Эти качества вам мешают?


– Возможно, в глазах людей я чрезмерно принципиален и отстаиваю свои убеждения и правоту слишком жестко. Наверное, части людей это не нравится. Но все, что я делаю, я делаю во благо учеников, наверное, иногда мы это благо понимаем с ними по-разному. Много раз выпускники, которым я активно не нравился и мешал жить, по прошествии ряда лет говорили мне, что они переосмыслили и свои поступки, и мои действия. И теперь считают, что я прав и что приведут они своих детей учиться только в нашу гимназию.



– Судя по тому, как развивалась ваша карьера, были времена, когда с вами даже боялись находиться рядом – вдруг отрекошетит.


– Было, было… И сейчас будет то же самое. В гимназии была учительница, которая ушла от нас на хорошие заработки. Так вот она мне однажды сказала: "Слушай, тебя столько раз уничтожали. А ты все еще живой". Для нее это было удивительно.



– Что бы вы пожелали будущему директору?


























 


– Я бы ему пожелал, чтобы у него пиар был хороший. И второе – чтобы он с наскоку или по приказу, не разобравшись, не ломал ничего, иначе гимназия погибнет. Не хотелось бы.


www.gazeta.a42.ru


В.В.Давыдов ценил то, что делалось в этой кемеровской школе, а кое-что и ставил в пример другим. Проблема не в позиции и личности директора. И даже не в том, что у нас объявлена административная война всему мыслящему и профессиональному. Эта война – следствие другой проблемы. Она в глубокой профессиональной инвалидности самих чиновников, которые несовместимы со всем, что превышает возможности их понимания (хотя в этом ничего страшного или обидного нет: в цивилизованном мире каждый занимается своим делом, доверяя компетентности друг друга) и не управляется только по законам «имущественного комплекса».

Последнее слово в образовании – за родителями, которым решать, кто нужен их детям: плохие завхозы или хорошие педагоги? 


Владимир Кудрявцев



 


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Александр Асмолов. Не для вуза, для жизни учимся
23-10-2013
Александр Асмолов.

Горе от ума-2013
05-06-2013
Горе от ума-2013

Президент: Регионы должны уделять созданию и развитию дошкольных учреждений повышенное внимание
17-12-2010
Президент: Регионы

Депутат Госдумы Олег Смолин: «Необразованными легче управлять»
18-09-2010
Депутат Госдумы

Музей В.В.Давыдова – первый и единственный
01-12-2007
Музей В.В.Давыдова

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Октябрь 2017 (41)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Июнь 2017 (60)
Май 2017 (45)
У нас
  • Популярное
  • Мимо главной
Облако тегов
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх