Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » Президент РАО Людмила Вербицкая: Российская академия образования – это самая важная академия

Президент РАО Людмила Вербицкая: Российская академия образования – это самая важная академия

  • Закладки: 
  • Просмотров: 5 790
  • печатать
  •  
    • 0
Президент РАО Людмила Вербицкая: Российская академия образования – это самая важная академия


Интервью президента РАО Людмилы Вербицкой "Вестнику образования"

28.05.2014

В октябре 2013 года президентом Российской академии образования была избрана Людмила Вербицкая. В интервью «Вестнику образования» она рассказала об итогах работы академии за прошедшие полгода и о планах на будущее.

– Людмила Алексеевна, какие изменения произошли в академии за полгода после вашего избрания?

– Начнём с того, что другие отраслевые академии были присоединены к Российской академии наук, а наша академия – нет. Нам все-таки удалось её отстоять – нас поняли, к нам прислушались. РАО сохранила самостоятельность, хотя были все шансы повторить судьбу тех академий. Согласно уставу РАО не является научной организацией, как и «большая» академия наук, теперь это скорее клуб учёных, хотя я до конца не уверена, что это правильное решение: всё-таки некоторые закреплённые в уставе функции, так или иначе, связаны с научной деятельностью.

У нас начались масштабные организационные изменения. Все институты РАО с 1 апреля переданы в ведение Минобрнауки России. Бюджет на 2014 год не пересматривался, но сейчас все средства поступают в министерство и затем распределяются между институтами.

Специальная комиссия, состоящая из представителей РАО и Минобрнауки, анализирует документы каждого института на основании разработанных критериев, и по результатам этого анализа будут сделаны выводы о значимости каждого института, приняты решения о перспективах их дальнейшей работы. Я обсуждала этот вопрос с Дмитрием Викторовичем Ливановым и согласна с тем, что какие-то институты нужно будет объединить, какие-то оптимизировать.

– Сколько институтов останется, по Вашим прогнозам?

– Предположительно, из 25 институтов по результатам объединения, оптимизации останется около десяти, и это нормально. Сейчас ведь даже названия многих институтов дублируют друг друга – например, в области педагогики, социологии, информационных технологий. В одном институте 300 человек работают, а в другом – 6. Есть и такие институты, в деятельности которых я до сих пор не разобралась, – непонятно, чем они занимаются. По аналогии с РАН – как говорил президент РАН Владимир Фортов, когда представители «большой» академии приходили в свои институты, в некоторых из них даже света не было, потому что там некому было работать.

Один из актуальных вопросов – деление академии на отделения, простите за тавтологию. Мне не очень понятно, по каким принципам оно происходило изначально, не всё мне представляется разумным. В соответствии с решением Общего собрания мы анализируем структуру академии, думаем о более логичном и более равномерном распределении наших членов по профессиональным интересам. Сейчас есть как большие отделения, так и очень маленькие.

В дальнейшем Минобрнауки будет получать из Минфина средства на работу РАО одной строкой, и деньги будут распределяться между институтами, которые останутся в подчинении Минобрнауки. Но, возможно, некоторые из них изменят статус институтов на статус, например, междисциплинарных центров, и будут работать в составе РАО. Мы сможем расширить тематику их исследований, если сэкономим средства за счёт тех институтов, которые работают плохо и будут реорганизованы. В нашем новом уставе эта возможность предусмотрена. Например, мы хотели бы создавать междисциплинарные центры – собираемся начать с Центра русского языка.

Мне очень хотелось бы развивать исследования, связанные с высшей школой, – раньше эта тематика в РАО вообще не затрагивалась. В составе президиума академии семь ректоров, в том числе ректор Томского государственного университета Эдуард Галажинский, профессиональный психолог. И здесь у нас есть большие перспективы.

– Ключевые руководители РАО сегодня – кто они?

– В академии два вице-президента – Давид Иосифович Фельдштейн, который отвечает за психолого-педагогическое направление, очень мудрый человек, ему 84 года, и Геннадий Алексеевич Бордовский – бывший президент и ректор Российского государственного педагогического университета имени Герцена. Еще есть заместитель президента – Кирилл Вячеславович Хлебников, он пришёл в РАО вместе со мной, а раньше работал в Росимуществе. У него два высших образования – экономическое и лингвистическое, он отвечает за хозяйственно-экономическую деятельность, координирует работу аппарата академии.

Юрий Петрович Зинченко – главный учёный секретарь, одновременно является деканом психологического факультета МГУ. У меня есть советники, в сфере образования хорошо известен Виктор Стефанович Басюк, ранее возглавлявший Министерство образования Иркутской области. За взаимодействие со СМИ и международное направление отвечает мой пресс-секретарь Антон Евгеньевич Четвертков, перешедший в сферу образования из Министерства иностранных дел.

– Как и в предыдущие годы, РАО в этом году участвовала в экспертизе учебников для нового федерального перечня. И если раньше от академиков поступали сплошь положительные отзывы, то теперь были и отрицательные заключения, утверждение перечня сопровождалось бурными общественными дискуссиями. Как Вы оцениваете результаты этой работы?

– И я, и коллеги, пришедшие в академию вместе со мной, подключились к работе, когда новый порядок проведения экспертизы учебников уже был утверждён. Мне представляется, что всё было сделано правильно, и одно из главных новшеств в том, что впервые к проведению экспертизы РАО привлекла независимых экспертов, по три эксперта для каждого учебника. Мы пригласили людей со свежим взглядом, в том числе школьных учителей и методистов, которые раньше не участвовали в федеральной экспертизе, и у нас есть все основания им доверять.

Что касается учебников, которые получили в РАО отрицательные заключения и экспертизу не прошли, то, на мой взгляд, действия авторов в их защиту выходили за пределы нормы. Один из авторов учебников математики опубликовал в газете «Ведомости» открытое письмо на правах рекламы – миллион рублей, это официальные расценки. О чём тут можно говорить? Я не математик, но внимательно прочитала эти учебники и просто с позиции здравого смысла не поняла, как по ним можно учить детей. Например, в одном учебнике я обратила внимания на кроссворд, который перед заполнением предлагалось перечертить в тетрадь, и мы с коллегами пытались это задание выполнить. Потратили минут сорок, а ведь задание предлагается детям в начальной школе!

Из всех учебников, представленных издательствами на экспертизу, положительные заключения получили лучшие. Но, если говорить честно, действительно достойных учебников среди них немного. Их нужно создавать, в том числе, силами наших академиков. Лев Владимирович Щерба, будучи академиком РАН, в 1930-е годы написал лучший учебник по русскому языку. И теперь, если бы некоторые наши академики отнеслись к написанию учебников серьёзно, то могли бы сделать и лучше.

– Появились ли у РАО социальные партнёры за пределами системы образования?

– Конечно. Мы налаживаем сотрудничество с Аппаратом Правительства России, с Минобороны России, с МЧС России, с фондом «Русский мир», с ОАО «РЖД». В частности, мы предлагаем программы подготовки психологов, готовы вести исследования, связанные с психологией работников силовых структур. Этот вопрос курирует Юрий Петрович Зинченко.

– Как РАО планирует выстраивать работу с регионами?

– Прежнее руководство академии не придавало значения этой работе – была даже мысль вообще её завершить. Но мы так не считаем.

Сейчас у нас три отделения в регионах – за взаимодействие с ними отвечает Геннадий Алексеевич Бордовский, и он думает о расширении этих отделений, увеличении их количества. Он раньше руководил работой Северо-Западного отделения (Санкт-Петербург), есть ещё Южное (Ростов-на-Дону) и Сибирское (Новосибирск).

– У РАО есть свои школы – на сегодняшний день их осталось шесть. Будут ли они переданы на региональный уровень или останутся в ведении министерства и под эгидой РАО?

– Я бы не хотела отдавать школы. Как меня уверила директор Института возрастной физиологии Марьяна Михайловна Безруких, наши академики проводят там эксперименты. В этих школах учатся разные дети, и с ними было бы интересно работать разным нашим институтам, в том числе Институту коррекционной педагогики. Всё-таки своим школам мы не платим за участие в наших экспериментах и имеем свободный доступ к «рабочей площадке», а в муниципальных директора, к сожалению, не всегда идут навстречу и могут потребовать за это какую-то компенсацию.

– Недавно на Общем собрании прошли очередные выборы в РАО. Каковы Ваши впечатления?

– Раньше я не понимала до конца, как организованы выборы, – ходили самые разные слухи, далеко не самые приятные. Но сейчас я решила, что выборы должны быть честными – без всяких тайных списков, договорённостей и рекомендаций, за кого нужно голосовать, а за кого не нужно.

Мы отказались от практики электронного голосования, потому что компьютерная программа оставляет слишком много возможностей для манипуляций, попробуйте проверить! А когда есть бумажные анонимные бюллетени – другое дело: можно их разложить, посмотреть, где «за», где «против». На недавних выборах мы попросили Центральную избирательную комиссию нам помочь, и специалисты оттуда к нам приехали, установили свою аппаратуру. Скажу правду, некоторые коллеги пытались всем объяснить, за кого именно нужно голосовать, но им это не удалось. Примечательно, что в этот раз академиком РАО стал директор Центра образования № 109 Евгений Ямбург – он 14 лет был членкором, а теперь прошёл «голос в голос», то есть набрал только необходимый минимум голосов.

Я считаю, что количество академиков нужно увеличить за счёт членкоров, и написала об этом Владимиру Путину. Сейчас наш членкор пожизненно получает 17 тыс. рублей в месяц, академик – 25 тыс., а в «большой» академии – 35 и 50 тыс. рублей соответственно. Чем наш академик хуже, я не понимаю.

– Как у вас складываются отношения с директорами институтов?

– Хорошо складываются. Министерство опирается на некоторых наших директоров – могу назвать Евгения Юрьевича Малеванова (управление образованием), Михаила Викторовича Рыжакова (общее образование), Николая Николаевича Малофеева (коррекционная педагогика), Владимира Самуиловича Собкина (социология образования), Татьяну Владимировну Волосовец (проблемы детства). Лишь с одним директором института – Виталием Владимировичем Рубцовым – у нас возникло непонимание. Он одновременно возглавлял Психологический институт РАО и Московский городской психолого-педагогический университет – вуз, находящийся в ведении Правительства Москвы. Мы с ним не продлили контракт, потому что совмещать две руководящие должности – директора и ректора – он не имел права.

В РАО я познакомилась с замечательным человеком, яркой, творческой личностью – директором Научной педагогической библиотеки имени К.Д.Ушинского Тамарой Сергеевной Маркаровой. В её библиотеке внедрены новые технологии, есть электронный каталог, а библиотека располагается в двух шагах от Третьяковской галереи, в шикарном демидовском особняке, сегодня туда может записаться любой человек. Там хранится редчайшая в Европе коллекция азбук и букварей. Наша библиотека активно участвовала в проекте Департамента культуры Москвы «Библионочь» – в её дворе было организовано музыкальное представление. К конференции, посвящённой 190-летию К.Д.Ушинского, которую я открывала, библиотекой была подготовлена интересная выставка. Сейчас она продолжает сотрудничать с Московским городским библиотечным центром, будет помогать московским библиотекам в части педагогических наработок.

– В последние месяцы РАО активно продвигается в Интернете – создан официальный сайт, есть странички в социальных сетях. Зачем это нужно? Ведь РАО всегда была довольно закрытым учреждением.

– В конце апреля я встречалась с Владимиром Владимировичем Путиным и говорила ему, что РАО – самая важная академия. Без школьного образования никаких других академий не было бы. Так что внимания к РАО должно быть больше – слишком многое от неё зависит. И мы должны объяснять широкой общественности – не только учёным, но и учителям, родителям, детям, – чем мы тут занимаемся, приводить конкретные примеры наших прикладных разработок.

В медийном пространстве у нас началась новая жизнь – до моего прихода РАО, действительно, практически не была представлена в Интернете, был лишь небольшой малоинформативный сайт. Да и вообще о РАО мало чего было известно. Когда меня выбрали президентом, я стала приглашать разных своих коллег приехать в РАО, они спрашивали, где она находится, многие оказывались здесь первый раз. 1 ноября прошлого года, когда Дмитрий Викторович Ливанов приехал на заседание президиума, он признался, что тоже первый раз вошел в здание РАО.

Некоторые наши академики активно присутствуют в масс-медиа, в Интернете, обсуждают различные проблемы сферы образования, причём некоторые критикуют политику министерства – иногда аргументировано, а иногда, к сожалению, не очень. Страничка РАО в фейсбуке за короткий период собрала почти 2 тысячи подписчиков, из них три четверти – люди, деятельность которых так или иначе связана с образованием, а не просто друзья, набранные по принципу «чем больше, тем лучше». Активно набирает обороты и наш аккаунт в твиттере – почти 4 тысячи человек за неполные два месяца работы.

Академики и членкоры абсолютно независимы, они имеют право высказывать мнения, которые идут вразрез с точкой зрения руководства академии, и такие мнения мы тоже собираем на наших информационных ресурсах. Ни один другой ресурс, включая официальный сайт Минобрнауки России, не выполняет такую функцию. Я действительно даю много интервью, есть ряд академиков и директоров институтов, которые очень активны в медийном пространстве. Многих наших академиков и членкоров мы хорошо знаем, они представлены в информационном поле, а про некоторых всё же мало что известно: чем они вообще занимаются? Какие исследования проводят?

Когда Давид Иосифович Фельдштейн готовил первое Общее собрание РАО, которое я проводила, он предлагал выдать каждому участнику портфель с бумагами – у нас ведь столько отчётов по всем отделениям! Может быть, для москвичей такой портфель – это нормально, но я-то каждый раз прилетала на общие собрания из Санкт-Петербурга и хорошо помню, что портфель всегда был неподъёмным, в руки его взять было невозможно. И я предложила вместо портфеля с документами выдавать каждому участнику собрания диск. Давид Иосифович мне возражал – дескать, академики не знают, куда его вставить. А я ответила, что найдут куда, если захотят.

– Каковы перспективы развития академии на ближайший год?

– На встрече с Владимиром Владимировичем Путиным я попросила его дать поручение правительству утвердить в этом году программу развития РАО до 2020 года, предусмотрев в структуре нашей академии создание и оснащение высокотехнологичным оборудованием инновационного инфраструктурного комплекса коллективного пользования «Российская научно-образовательная платформа». Он будет предназначен для прорывных фундаментальных исследований мирового уровня в сфере наук об образовании.

В этом есть необходимость, потому что проблемы образования актуальны во всем мире. Проблемы школьного образования особенно остры в США, да и в Европе тоже есть трудности. Моя старшая дочь – специалист по датскому языку и литературе два года работала в Дании, и мой внук, поучившись в датской школе после нашей, российской, сказал, что там просто нечего делать. При том, что Дания замечательная страна с сильной экономикой. Нам, конечно, нужно понимать мировые тенденции развития образования, но и зарубежным странам есть чему у нас поучиться.

Для разработки программы развития РАО создан стратегический комитет, куда входят не только члены нашей академии, но и известные политики, представители общественности, – и мы вместе думаем о перспективах нашей работы.

– Удалось ли Вам за прошедшие полгода пообщаться с учителями, побывать в школах?

– Конечно. Недавно я была в Башкирии, где Российское общество преподавателей русского языка и литературы проводило двухдневную конференцию для учителей. В центре отдыха и туризма «Диостан» – это потрясающее место среди гор и озёр, недалеко от границы с Челябинской областью – собрались учителя из сельских школ, их ученики. Таких ярких детских докладов я давно не слышала – например, ученица 4 класса подготовила научное исследование на, казалось бы, простую тему «Каша», сделала отличную презентацию с интересными фактами, не каждый аспирант так сможет. И учителя рассказывали о методах работы с детьми в очень непростых условиях перехода на новые стандарты. Есть определённые сложности с их внедрением, предстоит их совершенствование, и этим, конечно, тоже будет заниматься наша академия.

Беседовал Борис Старцев

Данное интервью будет опубликовано в Вестнике образования № 11–12 вместе с федеральным перечнем учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования.

www.vestnikedu.ru


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Минобрнауки России публикует приказ об утверждении федерального перечня учебников
05-05-2014
Минобрнауки России

Министерство образования и науки Российской
В МОН подведены итоги работы Совета по науке
27-12-2013
В МОН подведены

Людмиле Вербицкой доверили возрождение Российской академии образования
30-10-2013
Людмиле Вербицкой

ОГО РАН: Академическая реформа будет масштабной, но ученые ее не заметят (подборка новостей дня)
27-06-2013
ОГО РАН:

Информация к разным размышлениям. Итоги выборов в Российскую академию образования
03-04-2008
Информация к разным

Нового президента Российской академии образования
Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2017 (31)
Ноябрь 2017 (48)
Октябрь 2017 (54)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх