Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

 
» » История переписывается, а мифы - нет (комментарий В.К.)

История переписывается, а мифы - нет (комментарий В.К.)

  • Закладки: 
  • Просмотров: 1 177
  • печатать
  •  
    • 0
Чем ближе юбилей Победы, тем больше слышится не очень трезвых голосов. Ответы, правда, вполне симметричны. Голос Стаса Минина заслуживает того, чтобы прислушаться...

История переписывается, а мифы - нет (комментарий В.К.)


Станислав Минин,
обозреватель "Независимой газеты"

Какими итогами войны так дорожит Россия?

10.04.2015

До 9 мая остался месяц. В эти дни мы по недавно сложившейся традиции вспоминаем, какие ОНИ негодяи: Запад, наши соседи, наши бывшие братья по советскому разуму. В лучшем случае они не помнят, кто их спас. В худшем – старательно переписывают историю войны и пересматривают ее итоги.

По большому счету, не очень понятно, как можно переписать историю. Переписать можно советский школьный учебник. А история – это процесс познания прошлого. Ее текст все время пишется, правится и переписывается. Более того, это сложный текст, в котором могут сосуществовать версии и гипотезы. В этом смысле история войны еще не написана, да и вряд ли в ней вообще когда-либо будет поставлена точка.

Переписывание истории, о котором твердят наши вожди, а вместе с ними русская публицистика и русский Интернет, на самом деле является лепкой национального самосознания из событий прошлого. Мы лепим одно, прибалты другое, украинцы третье, поляки четвертое. Иногда этот процесс рождает раскоряк и гомункулусов с огромными головами. Что здесь удивительного и необъяснимого?

Нас раздражает или даже бесит, что в национальных мифах наших соседей мы не в белом. Но могло ли быть иначе? Новые нации сложились на руинах империи, проигравшей холодную войну. Горькие плоды этого поражения стоило научиться вкушать с достоинством.

Бывшие республики СССР, по сути, создают постколониальные национальные мифологии. Мы же считаем себя правопреемниками Союза, в том числе и мировоззренческими, и для нас такая логика неприемлема: никаких колоний в СССР не было, а была дружба народов или, скорее, их сплав в единый – советский – народ с общим семидесятилетним и преимущественно положительным опытом.

Мы уже не живем в Советском Союзе, но самосознание у нас по-прежнему советское. Поэтому нас так волнует сравнение коммунизма с национал-социализмом, а Сталина с Гитлером. Поэтому для нас совершенно недопустимо расщепление общего, единого рассказа о войне. Война, по большому счету, оформила советскую нацию, то есть нас самих, не только прошлых, но и нынешних.

Если учесть, что история – это, прежде всего, вопросы, то никакой истории войны у нас нет. Мы ограничены в своем вопрошании коллективной гласной и негласной цензурой. Наша история войны – это творческое, подчас добросовестное обслуживание готовых ответов. Это культ, где любой неосторожный шаг есть кощунство. «Культ» - это не позитивная и не негативная оценка, просто вещи нужно как-то называть и лучше всего – своими именами, как учит нас гуру телевизионной аналитики Дмитрий Киселев.

В событиях войны мы отказываемся видеть сложное. Есть только черное и только белое. Попытка объяснения и понимания природы коллаборационизма аналогична попытке его оправдания, если не восхваления. Если ты говоришь о роли Сталина в развязывании войны, то почему-то это означает, что ты одновременно ни в грош не ставишь Победу, не отдаешь должное советским солдатам и офицерам и т.д.

Честное слово, историку в России лучше заниматься индейцами майя. На них, правда, не получишь грант.

Всякий раз, когда кто-либо произносит слова «пакт Молотова-Риббентропа», его упрекают в том, что он забыл лица своих отцов и дедов. Однако живые свидетели войны, перед которыми любому, кто задает вопросы, должно быть стыдно, уходят. И это чувствуется буквально во всем. В том, как увеличиваются георгиевские банты на левой груди федеральных министров. В том, как гулко раздается стук в патриотическую грудь. В том, какими агрессивно-обиженными становятся интонации тех, кто говорит об исторической памяти. В том, какие крохоборские выдвигаются претензии ко всему миру, как настойчиво мы добиваемся того, чтобы нам воздавали должное.

Никто не обязан смотреть на историю Второй мировой войны нашими глазами. Она у всех своя. Мы не признаем разнообразие памяти и насмехаемся над ним. Нам есть дело до того, что написано в каком-нибудь французском или американском учебнике. Им на наши учебники плевать, они отмечают что хотят.

Мы суверенны. Кто бы спорил? 9 мая – наша Победа. Опять же, кто бы спорил? И в связи с тем, что это бесспорно, сложно понять, в чем смысл этого мазохистского копания: кто там и как снова оболгал нашу Победу? Тяжело найти другую страну, которая в равной степени утверждала бы собственную суверенность и зависела от мнения окружающих.

Разговор о пересмотре итогов войны еще более причудлив, чем разговор о переписывании истории. О каких итогах идет речь? Какими итогами мы так дорожим? Взятием Берлина советскими войсками? Но это не итог. Это ход войны, это ее факт.

Важнейшим итогом войны, в свою очередь, стал раздел Европы на сферы влияния. Если угодно, этот итог был пересмотрен на рубеже 80-х и 90-х. И когда Россия сегодня заявляет о недопустимости «пересмотра», неудивительно, что в европейских столицах это вызывает настороженность. Потому что затруднительно понять, что Россия имеет в виду. Чего ей не хватает? Возможности диктовать свою политику Варшаве, Праге, не говоря уже о Риге или Киеве? Никто этого в Москве не утверждает. На словах все наоборот. Тогда о чем Москва грустит и тоскует?

Нам важно, чтобы нас считали равными. Поэтому «Черчилль и Рузвельт были умнее», как сообщили нам плакаты на митинге в честь годовщины возвращения Крыма. Они-то нас равными считали.

Нам важно, чтобы за нами признавали право на территорию. На ту самую сферу влияния. В этом, в общем, нет ничего преступного. Просто страны сейчас добиваются влияния несколько иначе, чем сто или двести лет назад. Наши же методы топорны и неадекватны амбициям. У нас есть вентиль, зеленые человечки и презрение ко всем, кто в пределах видимости с нашей колокольни смеет заявлять о самодостаточности.

www.ng.ru

Комментарий В.К.: История переписывается, а мифы - нет: всемирная проблема. Но можно делать выбор между мифом и историей - и личный, и общественный, и (что сложнее) государственный. Не знаю ни одного государства, полностью свободного от мифов об истории (а мифы - только о ней). Об "энергийной силе" мифа пишут уже давно. Этот "энергоресурс" для российского государства не менее важен, чем нефть и газ. Но едва ли их вкупе хватило бы для взятия Берлина при всем гипермифологизме советского строя. Просто победители реально "переписывали" историю - не по мифологическим сценариям. И не ради отстаивания первобытной исключительности "своих". Банально - но ради мира, ради жизни, ради нас, ради детишек и внуков наших. Ради того, чтобы и у нас, и у них была история, а не нефтегазовый миф, который рано или поздно лопнет.

"Мы им покажем!" - это по-русски. По-американски - "Мы их сделаем!". Наши победили и "показали", и "сделали". "Война - дело молодых", а они были молоды и не чужды куража. Но не это было главным. А некий Хирург решил "показать" и прокатиться вместе с такими же "эксгибиционистами" силы по дорогам победы, которую они не одерживал. Полякам, через чью территорию они пролегают, это не понравилось. (подробности). Просто пошло, жалко и недостойно повода. Слабая вера в то, что по гоп-клоунаде плохо воспитанных байкеров-переростков не будут судить об истории и победителях, остается. Как и в то, что поляки найдут силы воздержаться от соблазна довоспитать...

Очень плохо, что на Западе не различают мотоциклистов, обвешанных тотемными скрепами, и героев, которые изменили мир Я понимаю, что в мировом сознании это давно перемешалось и к анализу с абстракцией подвигает только экономический интерес, да и нас на поводы несет. Но не может быть политика только и настолько "концентрированной" экономикой. "Политической рефлексии" (не бытового великодушия, а именно "политической рефлексии" - в смысле А.М.Пятигорского) должно было хватить на то, чтобы разделить и приехать на 70-летие. Значения Победы не перевешивает никакой крымнаш с любыми довесками. Непонимание этого исторически опасно.


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Снизит ли единый учебник истории риск «идеологического замусоривания»?
16-01-2014
Снизит ли единый

Путин объяснил, зачем нужен единый учебник по
Новые книги друзей. Ярость сорок первого: уроки памяти и понимания
09-07-2011
Новые книги друзей.

Мир станет просто жизнью (к Дню Победы)
09-05-2007
Мир станет просто

Профессиональное самоопределение старшеклассников: как разрабатывать эту тему?
17-03-2007
Профессиональное

С Праздником Победы!
08-05-2005
С Праздником Победы!

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Октябрь 2017 (30)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Июнь 2017 (60)
Май 2017 (45)
У нас
Облако тегов
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх