Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

 
» » Акад. Вяч. Вс. Иванов. О Льве Семеновиче Выготском

Акад. Вяч. Вс. Иванов. О Льве Семеновиче Выготском

  • Закладки: 
  • Просмотров: 585
  • печатать
  •  
    • 0
Вяч. Вс. Ивановым


Текст обращения к участникам Международного сетевого конгресса «Разум в обществе: культурно-деятельностный поворот. К 120-летию Л.С.Выготского», специально подготовленный Вяч. Вс. Ивановым. Опубликован в журн. "Вестник РГГУ. Серия "Психология. Педагогика. Образование" (2017. № 1).

Вячеслав Всеволодович Иванов,
академик РАН, профессор Калифорнийского университета,
директор Института «Русская антропологическая школа» РГГУ,
председатель Оргкомитета Международного сетевого конгресса «Разум в
обществе: культурно-деятельностный поворот. К 120-летию Л.С.Выготского»


О ЛЬВЕ СЕМЕНОВИЧЕ ВЫГОТСКОМ



За короткую жизнь, несмотря на тяжелую болезнь (скоротечный туберкулез, от которого медицина первой половины XX века еще не умела защититься) и преследование псевдоученых, с ним враждовавших и имевших официальную поддержку, Л.С. Выготский выдвинул и развил несколько основных направлений, которые стали в центре современной науки о человеке.

Еще школьником он начал проводить исследования общего характера на материале детально изученного им английского текста «Гамлета» Шекспира. Эта работа продолжалась на протяжении последующих лет. Ее выводы, свидетельствовавшие о необычайной одаренности автора, были изложены в особом сочинении (рукопись вместе с другими многочисленными неиздававшимися сочинениями Выготского сохранила вдова Выготского Роза Ноевна, передавшая ее ученикам психолога, которым удалось опубликовать ее спустя много десятилетий в 1968 г.) и в главе монографии «Психология искусства», которую Выготский закончил в 1925 г. Работа оставалась в рукописи (хотя и была известна таким людям нового искусства – друзьям Выготского, как великий советский кинорежиссер Эйзенштейн). Впервые, несмотря на сопротивление отдельных психологов (в том числе и считавшихся продолжателями Выготского), рукопись удалось напечатать через сорок лет после ее написания. Из существенных гипотез, высказанных Выготским, в ней привлекает внимание и сохраняет интерес, в частности, физиологическая интерпретация в духе «воронки» Шеррингтона аристотелевской традиции понимания катарсиса. В этой книге содержится много конкретных наблюдений (скажем, о структуре и изображении времени в «Легком дыхании» Бунина) и смелых гипотез, касающихся искусства в целом и отдельных его видов. Часть этих выводов, важных для искусствоведения и теории литературы, была продолжена и в последующих работах, включая последнюю часть книги «Мышление и речь», посмертно изданной в 1934 г. (с цензурными изъятиями, коснувшимися и близкого друга Выготского великого поэта Мандельштама, арестованного именно в это время за эпиграмму на уже получившего неограниченную власть Сталина).

В конце 1920-х годов Выготский пишет программную статью о кризисе в мировой психологии, где вводит различение двух видов этой науки и оценивает возможности их объединения.

Основной этап развития общего учения Выготского наметился в конце 1920-х годов, когда он пришел к концепции знакового характера высших психических функций. Главная идея и ее приложения к изучению ребенка и его высших психических функций были изложены впервые устно и в письменном резюме в докладе Выготского 28 апреля 1928 г. За последовавший период (1928?1934) Выготский успел разработать общую теорию, не только явившуюся исходной для многих последующих работ по семиотике (московско-тартуская семиотическая школа), но и подхваченную и развитую великим русским ученым Романом Якобсоном, значительную часть жизни проработавшим в эмиграции, но не терявшим связи с Лурия и другими учениками Выготского, научные достижения которых он пропагандировал в Чехословакии, на Западе Европы и в США.

Когда Выготский начал писать свою книгу об истории высших психических функций, он отчасти следовал образцу книги Фрейда, где проблема памяти подробно исследована в связи с важной для психоанализа характеристикой памяти о раннем детстве. Известное сходство с этой книгой можно усмотреть в том, как Выготский стремился описать екоторые способы использования слов и других знаков, которые могут восходить к самым древним достижениям человека в управлении собственным поведением.

В конце 1920-х годов Выготский находит новый подход к соотношению разных хронологических слоев в психике и поведении. В подходе к соотношению диахронической (исторической) эволюции ранних форм поведения и синхронного описания, начиная с первых лет жизни ребенка, Выготский демонстрирует потенциал такого панхронического исследования, которое преобразовало наше понимание психики в целом.

Для того чтобы понимать значение идей Выготского и вырабатывавшейся им и его группой ученых методологии и техники воплощения этих идей, необходимо обратиться к результатам реконструкции некоторых эпизодов обсуждения этих проблем на занятиях кружка по проблемам архаического мышления и его роли для языка и киноязыка. Кружок был задуман великим кинорежиссером и исследователем психологии выразительности – близким другом Выготского С.М. Эйзенштейном – во время его работы в конце 1920 – начале 1930-х годов над фильмом «Да здравствует Мексика!» создан сразу после его возвращения из Мексики в Москву. Трое главных участников кружка – сам Эйзенштейн и его ближайшие друзья – Л.С. Выготский и А.Р. Лурия – заинтересовались невероятными успехами мнемотехничеслой системы, использовавшейся С.В. Шерешевским. Они исследовали его, стараясь понять, как системы знаков, им использованные, могли способствовать достижению столь удивительных результатов.

Шерешевский запоминал длинные списки больших чисел, хранившиеся в определенном порядке в его памяти на протяжении многих лет, когда он демонстрировал эти свои достижения. Эйзенштейн в своих лекциях (частично сохранившихся в его собственных заметках и в записях студентов) упоминал об этих поразительных результатах. Несколько десятилетий спустя Лурия написал об этом научно-популярную книгу.

Выготского исключительные достижения Шерешевского занимали в связи с его общими мыслями о развитии человеческой памяти как высшей психической функции, создающей особые знаки (в данном случае – окрашенные в разные цвета образы, различающиеся некоторыми зрительно воспринимаемыми признаками – «длинный», «круглый» и т. п.). В недавно найденных предсмертных записях Выготского память Шерешевского отмечена как один из четырех главных пунктов, которые он намеревался обсудить согласно новому плану изучения высших психических функций.

С этой точки зрения Выготский рассмотрел проблему использования необходимых регрессивных архаических черт воздействия форм, унаследованных от древних эпох, и современного прогрессивного логического понимания (сходная постановка проблемы прогресса и регресса в искусстве была в те же годы сформулирована Томасом Манном в «Докторе Фаустусе», описывающем судьбу замечательного композитора в гитлеровской Германии). Из недавно опубликованных текстов Эйзенштейна видно, что после прихода к полной власти Сталина он был готов к окончательному переходу от искусства, которое он собирался совсем забросить, к науке. Он изменил решение под влиянием своего друга Выготского, который считал необходимым находить выход из любой ситуации, соединяя верность профессиональным задачам и человеческую честность. В этом плане для Выготского путеводной звездой оставалась жизнь его любимого философа Спинозы, который продолжал повлиявшие на нашего психолога философские труды, зарабатывая на жизнь выточкой линз, и имел поэтому заработок, не зависевший от властей и чуждой среды. Выготский вместе с Лурия в начале сталинского периода приняли решение о медицинской профессионализации, что было ими начато в Харькове. В это время Выготский публикует несколько пионерских работ по зарождающейся в этих трудах нейролингвистике и нейропсихологии.

В частности, он исследует нормальное и патологическое развитие личности в связи с проблематикой мозга и его частей. Специально к совмещению физиологических факторов с социальными Выготский обращается в недавно впервые изданной монографии об аффекте и интеллекте, согласно Декарту и Спинозе. Аналогичное сопоставление двух философов сделает знаменитыми две написанные независимо от Выготского и около полувека после него книги с соответствующими названиями Дамасио – крупнейшего американского современного специалиста по нейропсихологии и, в частности, по эмоциональной стороне работы мозга. Таким образом, Выготский остается в центре всей науки о человеке, личности и обществе.

Лурия в автобиографии, изданной еще при его жизни, утверждал, что все основное, им за долгие годы сделанное, представляет собой продолжение и развитие идей Выготского.

В последний период работы Выготский занят проблемой развития, созревания и распада мозга в норме и патологии на материале разных высших психических функций. Для психиатрии основополагающее значение сохраняет предложенный им способ понимания речи и мышления при шизофрении, рассматриваемых с точки зрения преобладания выявленных в его работах комплексных значений слов, отличных от нормальных логических. Еще более широкий круг приложений в медицине раскрывает его работа, показывающая, как начинающиеся дефекты мозга ведут к трансформации всей личности.

Исследование, принадлежавшее к числу сразу же запрещенных или не обсуждавшихся официальной психиатрией, знаменовало начало широкого подхода к новой науке – нейролингвистике. Выготский формулирует открытый им закон соотношения развития и распада. Через три года после смерти Выготского завершена книга великого русского физиолога Николая Александровича Берштейна, принявшего этот закон Выготского. Программа, заложенная в поздних статьях и заметках Выготского, развивается в последние годы в рамках современной нейропсихологии.

Выготский был подлинным ученым-гуманистом. Все его теоретические работы при всей их глубине были направлены на решение практических вопросов детского развития, помощь страдающим от дефектов и других наследственных и приобретенных осложнений – этими проблемами занимаются педология, современная дефектология и др., которые – благодаря Выготскому – были обращены к лечению и изучению болезней и жизненных трудностей самых несчастных и ранимых членов общества, которых берут под защиту создававшиеся Выготским и его школой науки о развитии и распаде высших психических функций.

Вяч. Вс. Иванов также записал для Конгресса свое видео-приветствие и видео-лекцию «Знаковый характер высших психических функций по Выготскому – был ли Выготский одним из предшественников современной семиотики?»





Источник видео: канал "Живое ТВ" на YouTube


  • Опубликовал: vtkud
Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Октябрь 2017 (33)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Июнь 2017 (60)
Май 2017 (45)
У нас
  • Популярное
  • Мимо главной
Облако тегов
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх