Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

 
» » » Не(о)классическая психология игры

Не(о)классическая психология игры

  • Закладки: 
  • Просмотров: 1 325
  • печатать
  •  
    • 0

Не(о)классическая психология игры


(вступительное слово ответственного редактора)



Игра в неклассической психологии: Материалы YIII Международных чтений памяти Л.С. Выготского (15-17 ноября 2007 г.) // Отв. ред. проф. В.Т. Кудрявцев. М.: Фонд Л.С. Выготского, 2007.


Выготский

Более 40 лет назад, в октябре1964 г. в Москве состоялся Симпозиум по психологии и педагогике детской игры, организованный Институтом дошкольного воспитания АПН РСФСР [1]. Это симпозиум стал уникальным событием в истории наук о детстве не только потому, что в его работе приняли участие ведущие советские психологи и педагоги – А.В. Запорожец, Д.Б. Эльконин, А.П. Усова, Ф.И. Фрадкина, Р.И. Жуковская и др., а тексты выступлений некоторых из них затем вошли в хрестоматии. Просто с тех пор попыток комплексного обсуждения природы и путей развития детской (дошкольной) игры в нашей стране не предпринималось.


Не станем проводить прямых исторических аналогий. Тем не менее, сегодня, в ноябре 2007 г. на YIII Международных чтениях памяти Л.С. Выготского мы ставим перед собой задачу подступиться к осмыслению феномена человеческой игры (не только – детской) как целого, причем, с позиций различных научных дисциплин – психологии, педагогики, философии, социологии. Возможной базой для их консолидации являются теоретические представления об этом феномене, выработанные в русле «неклассической», по выражению Д.Б. Эльконина, психологии Льва Семеновича Выготского. Впрочем, психологию Выготского, точнее было бы назвать не(о)классической. Ведь Даниил Борисович противопоставил ее традиционной («старой» - в терминологии Выготского) психологии, которая в своих развитых, завершенных, классических формах – от «психологии сознания» до бихевиоризма – выработала свой объяснительный ресурс. Выготский в этом смысле, конечно, – не классик-выразитель типичного духа науки первой трети XX столетия, а неоклассик, классик современной психологии.


Вернемся к октябрьскому симпозиуму 1963 г. На его заседаниях развернулась примечательная дискуссия, отголоски которой звучат и поныне. Одни ее участники настаивали на том, что «игра является чисто педагогической формой, ...созданием педагогики и педагогов. Она исторически сложилась и развивалась для управления формированием детей» (Г.П. Щедровицкий) [2]. Другие участники дискуссии, критикуя эту позицию, указывали на неправомерность игнорирования специфики игры как формы детской самодеятельности и собственных законов ее развития (А.В.Запорожец, Ф.И. Фрадкина) [3].


Думается, за этой дискуссией стоит реальное противоречие игры, одновременно понимаемой и как культурное творение и как «факт личной биографии» развивающегося человека. Это - противоречие между жизненной необходимостью «врастания» ребенка в человеческий мир с его исторически заданным порядком и не менее жизненным стремлением ребенка к свободе, которую он может обрести лишь в этом же мире. Ни осознать, ни познать подобную необходимость (во всяком случае, в рациональном плане), получив взамен желанную свободу, ребенок пока не способен. И тут на помощь к нему приходит игра… Это противоречие всегда находилось в поле внимания Л.С. Выготского – даже тогда, когда игра выступала для него не «фигурой», а «фоном» в ходе анализа других проблем детской психологии. И именно Выготский наметил общее направление его разрешения в русле своей не(о)классической психологии.


Но разве сказанное справедливо только в отношении ребенка? Разве не самой трудной творческой задачей для художника является свободное и продуктивное самоопределение в художественном каноне? Решение этой задачи протекает в форме своеобразных «игр с каноном», которые иногда превращаются в самобытный авторский стиль, как это было у Сальвадора Дали. Разве не итогом грандиозных «игр ума» (‘mind games’) оказывается постижение универсальных законов мироздания, содержание которого свободно вбирает в себя научная мысль, как свидетельствует о том хотя бы биография Эйнштейна? Разве не «игры возможностями» позволяют обычному человеку прийти к началу того необходимого жизненного пути, на котором он встретит свою действительную свободу?


А действительная, адекватная объективной необходимости свобода, по Выготскому (с «подачи» Аристотеля и Спинозы), непременно предполагает свободу владения собой, своим субъективным миром, свободу от сиюминутных импульсов внешнего или внутреннего происхождения. Это - свобода «создания новых форм поведения», как определял Выготский на психологическом языке своего времени понятие творчества. И такую свободу дарует человеку уже игра, которая потому и становится источником развития творческих способностей, прежде всего – способности к личностному росту.


Как писал Й. Хейзинга, игровое начало атрибутивно культуре [4]. Это обстоятельство в значительной степени затрудняет решение задачи идентификации субъекта игры. Видимо, «всеохватность» культуры игрой заставила Х.-Г. Гадамера (в соответствующих местах он прямо ссылается на Хейзингу [5]) увидеть этого субъекта в… самой игре, которая «воплощается» в играющих, заставляет их жить и действовать в своем собственном ритме (не правда ли, очень похоже на знаменитую формулу В. фон Гумбольдта «не люди овладевают языком, а язык овладевает людьми»?). Конечно, здесь сказались и герменевтические установки автора, которые позднее были переняты и «ужесточены» создателями постмодернистских концепций игры.


Об этом приходится вспомнить, т.к. в современных, преимущественно западных источниках Выготского стали неожиданно причислять к предтечам постмодернизма. Даже если это мотивировано стремлением «вписать» концепцию Выготского в «мейнстрим» гуманитарного знания, то – ценой очевидного прегрешения перед истиной. Ведь в противовес постмодернизму, который провозглашает «смерть субъекта», лейтмотив «не(о)классической» психологии Л.С. Выготского - тема порождения человеком в содействии с другими людьми своей субъектности, фундаментальной инстанции человеческой личности. Культурным средством, а отчасти и механизмом ее порождения служит игра.


Развитие этого лейтмотива читатель найдет в настоящем сборнике.



В.Т. Кудрявцев,


Москва, ноябрь 2007 г.


[1] См.: Психология и педагогика игры дошкольника / Под ред. А.В. Запорожца и А.П. Усовой. М., 1966.


[2] Там же. С. 97.


[3] Там же. С. 4, 191.


[4] Хейзинга Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. М., 1992.


[5] См.: Гадамер Х.-Г. Истина и метод. М., 1988. С. 150 и след.


  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
#2 - Игра в неклассической психологии
21-04-2014
#2 - Игра в

Содержание Слово главного редактора Слово Гиты
Е.Е.Кравцова. Игра в классической и неклассической психологии. Тезисы доклада (26.05.05)
25-05-2005
Е.Е.Кравцова. Игра

В.Т.Кудрявцев. Игра и воображение ребенка с позиций культурно-исторической психологии
04-07-2012
В.Т.Кудрявцев. Игра

Резолюция VIII Международных Чтений памяти Л.С.Выготского «Игра в неклассической психологии»
22-11-2007
Резолюция VIII

В.Т.Кудрявцев. Не(о)классическая теория игры
15-11-2007
В.Т.Кудрявцев.

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Октябрь 2017 (35)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Июнь 2017 (60)
Май 2017 (45)
У нас
  • Популярное
  • Мимо главной
Облако тегов
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх