Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
» » » Дебют колонки Андрея Дьяченко. Чарльз Ренни Макинтош: между искусством и техникой

Дебют колонки Андрея Дьяченко. Чарльз Ренни Макинтош: между искусством и техникой

  • Закладки: 
  • Просмотров: 2 094
  • печатать
  •  
    • 0
Дебют колонки Андрея Дьяченко. Чарльз Ренни Макинтош: между искусством и техникой


Рад, что славная компания колумнистов сайта пополнилась еще одним талантливым человеком - моим добрым другом, питерским искусствоведом Андреем Дьяченко. С Чарльзом Макинтошем у него прослеживается некоторое портретное сходство, что позволяет сэкономить Мб фототографий...;)

Владимир Кудрявцев



Творчество выдающегося шотландского архитектора Чарльза Ренни Макинтоша (1868 – 1928) хорошо известно любителям искусства. Сегодня его знают далеко за пределами Великобритании, о нём существует научная литература на многих языках. Макинтош гениально предвидел многие интересные явления в промышленной архитектуре. Его творчество балансирует между английским эстетизмом и рационалистическим модерном, между искусством и техникой.

На рубеже XIX и XX веков в искусство Великобритании пришел стиль Ар нуво, называемый по-русски модерн. Он был почти что революционным направлением по сравнению с эклектикой. Для модерна характерны декоративно-плоскостная моделировка форм (в изобразительном искусстве), культ извивающихся линий (в декоративно-прикладном искусстве), свободная компоновка объемов в архитектуре.

Макинтош привнёс в искусство модерна рационалистическую ноту. Он отказался от пышных орнаментальных построений в декоративном убранстве и смело вывел на фасады металлоконструкции. Он добился особого “звучания” арматуры, не скрывая её функции пышным растительным орнаментом. Символом творчества Макинтоша и визитной карточкой его индивидуального стиля стало здание Художественной школы Глазго.

Чарльз Ренни Макинтош родился в 1868 году в Глазго. Он был сыном полицейского инспектора. Страдая от врождённой травмы ноги, юноша вёл сидячий образ жизни и подолгу наблюдал за цветами и овощами, которые выращивал его отец на огороде. Он рано начал рисовать эти растения и это способствовало развитию у юного художника чувства формы.

Получив художественное образование, Макинтошсвязал свою жизнь с архитектурно-строительным бюро “Ханимун энд Кеппи”. Ему принадлежит знаменитое здание Хилл Хаус, здание редакции газеты “Глазго Хералд” и уже упомянутое здание Художественной школы. Подлинную славу снискал зодчему интерьер “Ивовой чайной” – элитарного кафе в стиле модерн, которое заказала зодчему знаменитая общественная деятельница Кэтрин Крэнстон. В 1920-е годы этот уникальный интерьер, будучи элитарным по своему происхождению, тем не менее, повлиял на оформление заводских столовых и клубов в СССР.

Пожар в Художественной школе Глазго, случившийся в мае 2014 года и нанёсший непоправимый урон культуре Великобритании, вызвал в жизни новую волну публикаций и о здании школы, и о творчестве её создателя. Наследие Макинтоша всегда тщательно сохранялось и оберегалось, поэтому трагедия оказалась более чем неожиданной. Для поклонников Макинтоша она стала настоящим шоком. Остро встал вопрос о реставрации здания и реконструкции уникального помещения библиотеки Школы.

В Великобритании принято делить модерн на “островной” (собственно английский) и “континентальный”. Континентальный модерн очень многое взял у искусства Великобритании, достаточно вспомнить поистине всемирное влияние О.Бердслея. А в области архитектуры островное влияние связывают прежде всего с именем Ч.Макинтоша. И это справедливо.

При анализе истоков рационалистического модерна и раннего функционализма-конструктивизма рядом с Макинтошем обычно называют австрийского архитектора Йозефа Хоффманна. Творчество этого талантливого зодчего оказало огромное воздействие на промышленную архитектуру во многих странах мира. Его оригинальное творчество имело под собой прочную методическую основу – Хоффманн был одним из создателей и убежденным сторонником функционализма-конструктивизма и его последовательная приверженность к упрощенным геометрическим формам не раз вызывала бурные дискуссии между сторонниками и противниками конструктивизма.

Хоффманн родился в 1870 году в Пирнице. Он учился в Венской академии Искусств у Карла фон Хазенауэра и Отто Вагнера – крупнейшего венского архитектора, в мастерскую которого мечтали попасть все начинающие зодчие. Позднее он подпал под влияние эстетики макинтошизма.

На рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий в Европе появились первые здания, несущие печать функционализма-конструктивизма. Простота форм, подчеркнутый геометризм объемов понравились не всем. Художники нередко слышали упреки в упрощении форм, отказе от декоративных элементов. Сказалась и своеобразная инерция – австрийские любители искусства были очарованы творчеством Ганса Макарта (1840 – 1884) – художника, любившего различные декоративные “красоты”, и им было непривычно видеть в произведениях архитектуры и в оформлении жилого интерьера упрощенные геометрические орнаменты.

Обыватели отвергали рационалистический модерн и конструктивизм. В этой ситуации большую помощь художникам оказывал выдающийся архитектор и теоретик искусства Адольф Лоос. Он был наставником молодых художников и архитекторов и ему поклонялись как божеству. Некоторые историки культуры считают культ Лооса преувеличенным, но совершенно очевидно, что он был одним из талантливейших людей своего времени. В своей смелой новаторской работе “Орнамент и преступление” он дал оценку процессу отказа от лишнего украшательства. Но противники функционализма продолжал активно обвинять молодых архитекторов.

Чарльз Ренни Макинтош оказал большое влияние на Хоффманна. Для обоих зодчих характерно упрощение объемов и свободная компоновка форм. Макинтош однажды обратился за помощью к основателю Венского сецессиона Густаву Климту и не только получил эту помощь, но и внедрился в Венский Сецессион как полноправный экспонент. Отсюда и влияние Макинтоша на новаторское художественное объединение “Венские мастерские”. В книгах по искусству модерна работы Хоффмана и Макинтоша (будь то графические произведения или работы в области декоративно- прикладного искусства) часто помещают рядом и общность стилей двух зодчих ощущается очень отчетливо.

Макинтош сотрудничал с известным изобретателем и производителем технических игрушек Дж. Бассеттом-Лоуке (1877 – 1953). Этот талантливый инженер внёс существенный вклад в разработку новейших в то время технических игрушек. Для Бэссетта –Лоуке Макинтош создал фирменную личную поздравительную открытку для выдающегося изобретателя, а также его книжный знак и тем самым заложил основы коммерческого сотрудничества между состоятельными людьми и дизайнерами высочайшего класса. Макинтош использовал для фирменной открытки характерный для эпохи геометрический орнамент.

Заказчику работа очень понравилась. Получалось, что в почтовую открытку проникал фирменный стиль с элементами функционализма-конструктивизма. Вновь вспоминаются “Венские мастерские”, ведь даже почтовые открытки Хоффмана имеют что-то общее с архитектурными зданиями – для них характерна особая архитектоника построения.

Макинтош мог бы сделать такую же успешную карьеру дизайнера графически оформленной открытки, как и Хоффманн, но судьба распорядилась иначе и для современного исследователя искусства рубежа веков Макинтош прежде всего – зодчий. Его самыми известными постройками считаются “Ивовая чайная” и здание художественной школы Глазго. К сожалению, Макинтош скончался в 1928 году почти забытым, и интерес к его творчеству возобновился только лишь на рубеже 1950-х и 1960-х годов. К счастью, к этому времени большинство его построек были в хорошем состоянии.

Известно, что макинтошизм пустил глубокие корни в России. Его последователями считают Ф.Шехтеля, Н.Васильева, А.Бубыря. Позволим себе высказать мысль, что при реставрации зданий (в том числе объектов промышленной архитектуры), построенных в стиле Макинтоша, могут быть использованы те приёмы, которые освоены английскими реставраторами. К ним относятся, например, способы консервации металлической арматуры, без которых макинтошистские ансамбли потеряли бы свою художественную выразительность.

В нашей стране есть требующие музеефикации здания, построенные в стиле Макинтоша. Среди них есть не только особняки и банки, но и промышленный объекты. Музеефикация отечественных заводов (или их отдельных элементов) могла бы осуществляться с учётом стилистических веяний времени. Так, например, в Санкт-петербургском музее печати экскурсантам показывают здание типографии архитектора Макарова, которое является примером рационалистического модерна. При этом посетители получают краткие сведения о зарождении модерна в России и его отражении в архитектуре промышленных зданий.

Приведём пример хорошо сохранившегося здания в макинтошистском стиле, расположенного в Петербурге. Талантливый зодчий Борис Иович Гиршович создал запоминающееся здание типографии Березина на Ивановской улице. Это пример хорошо сохранившегося и умело модернизированного здания. Рельефы на фасаде, которые напоминают эстетику архитектурной школы Глазго, прекрасно сохранены и являются свидетельством хорошей сохранности.






  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Вроде бы, и бесспорно: прачеченая - не место для архива...
15-11-2013
Вроде бы, и

Напавший на детсад во Франции мужчина отпустил последнего заложника
10-07-2012
Напавший на детсад

Джеймс Джойс: эксперименты с «потоком сознания»
03-02-2012
Джеймс Джойс:

Поселок Беляевка: завуч не пережила школьной трагедии, а стены держались на окнах
02-10-2008
Поселок Беляевка:

Новая книга
30-04-2004
Новая книга

Обсудим на сайте
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Календарь
  • Архив
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Декабрь 2017 (27)
Ноябрь 2017 (48)
Октябрь 2017 (54)
Сентябрь 2017 (38)
Август 2017 (49)
Июль 2017 (77)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика


  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх