Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
{speedbar}

Юрий Пахомов. На экстремумах культурного поля

  • Закладки: 
  • Просмотров: 252
  •  
    • 0

Однажды я крепко поспорил с Валерой Олешкевичем. Валера – единственный из известных мне авторов, который в доступной и артикулированной форме на деле реализует культурно-исторический подход, применяя его как к анализу жизни и деятельности исторических фигур, так и к рассмотрению путей и способов воспитания человека в разных культурных средах и эпохах. Для меня было важно привлечь Валерия к размышлениям о жизни и наследии Коли Цзена, поскольку культурно-историческая значимость того, что делал мой друг, сомнений не вызывала. А предметом нашего спора стала статья Владимира Кудрявцева «Культура как самоотношение», в которой я увидел плотный сгусток философских смыслов, а Валера – одну лишь абракадабру. Примечательно, что именно эту статью я сразу же и как бы случайно втянул в наш разговор о Льве Выготском с его идеей свободы и о Коле Цзене с его психотехникой свободы.

Полагаю, в своих попытках артикулировать смыслы статьи Владимира Кудрявцева и перевести их с языка поэзии на язык жестких конструкций - я впервые смог соорудить некую «систему», которой не стыдно теперь козырнуть в любом философском сообществе. Назову ее концепцией культурного поля.

Итак, сущность, которую мы привыкли называть словом «культура», можно представить в виде неоднородного пространства, которое организуют две перпендикулярные оси. Одна связывает полюса определенности и неопределенности, другая – орудийно-операционный и ценностно-смысловой аспекты. Соответственно, четыре крайних точки можно пометить такими метафорами как «Арсенал», «Программируемое существо», «Необитаемый остров» и «Экзистенциальная личность».

В своей статье В.Кудрявцев раскрывает ту область культуры, которая связана с экзистенциальными мотивами. Остановлюсь на ней более подробно и я. Речь идет о культуре как пространстве свободного выбора человеком самого себя, которое Владимир ухватывает двумя метафорами. С одной стороны – некие «опорные точки», «культурные эталоны» - ориентиры и маячки посреди хаоса и турбулентности реального мира. С другой стороны – полилог голосов, у каждого из которых своя правда. В обоих случаях культура открывается как пространство самоопределения: где ты, с кем ты, кто ты, в чем твоя собственная реплика и твой собственный путь сквозь хаос?

Какой тип личности соответствует этому культурному ареалу? Если говорить об активных проявлениях в социуме, то это – тип авантюриста, от Че Гевары до Маты Хари и от Остапа Бендера до Владимира Ленина. Здесь же и фигуры помельче: оригиналы всех мастей, любители эпатажа, поклонники экстремальных видов спорта. Если же доминанта свободного выбора направлена не вовне, а вовнутрь, то мы имеем муки поиска себя, проявленные у таких художников и мыслителей как Кьеркегор, Достоевский и их последователи.

Содержание «технических» полюсов культуры - «Арсенал» как склад инструментов и всевозможного оружия и «Необитаемый остров», то бишь пустой склад – более-менее очевидно. Для «программируемого существа» - характерна внешняя детерминация поведения, склонность жить чужим умом и слепо подчиняться внушению, моде, культурному образцу, общественному мнению. Это – область культуры, характеризуемая невозможностью собственного выбора и поступка. Как метко сформулировал Пушкин, «пружина чести – наш кумир, и вот на чем вертится мир».

Считается, что преобладание механизмов социокультурного программирования было характерно для советского общества с его мощной идеологической машиной. А также для нацистской Германии. «Не надо думать - с нами тот, кто все за нас решит» поется в одной песне. «А если что не так – не наше дело, как говорится, Родина велела» - вторит ей другая. Идея социального программирования действительно четко выражена в советской педагогике и психологии, где широкое распространение получило понимание культуры исключительно как системы подлежащих усвоению правил и норм. До парадокса и нелепицы доведен программистский пафос в идее Петра Гальперина о планомерном формировании действий с заранее заданными свойствами. Действие в этом контексте перестает быть действием по понятию, его смысл и цель – уже не цель и смысл субъекта действия, да и сам субъект здесь исчезает. Остается лишь нечто сформированное извне, вложенная в человека программа. А тут уж одно из двух. Либо безликая культура «штампует» людей сообразно своим лекалам, либо – класс «хозяев жизни» и «субъектов истории» в массовом порядке лепит и формует нужный им тип личности, вернее – не-личности. Я думаю, однако, что преобладание программируемого типа личности наиболее характерно для современного потребительского капитализма с его вездесущей рекламой, маркетинговыми и политическими технологиями, сращиванием восприятия и сознания с продукцией СМИ, с разнообразными и успешно применяемыми инструментами работы с целевыми аудиториями и электоратами. Мне не близки конспирологические идеи о том, что всем в мире заправляют некие «хозяева жизни». Я полагаю, что в мире победившего материализма, в котором для большинства людей культура сплющилась до единственного идеала успеха, причем успеха выраженного в денежной форме – сами программисты запрограммированы ничуть не меньше, чем программируемые. Так что речь не о хозяевах жизни: дай нам Бог оставаться хозяевами самих себя.

А теперь вернемся от исторических иллюстраций к концепции и представим себе, что модель культурного поля нарисована на листе бумаги. И что бумагу эту можно сворачивать в трубочку – так, чтобы крайние точки культурного поля соприкасались. Если свернем по горизонтали, то в одной точке соприкосновения всплывут фигуры Диогена в бочке, святого Тихона в дубовом дупле, отшельника в пустыне. А в другой точке – увидим людей в роли придатков машины. Сначала это рабы в составе мегамашин для возведения египетских пирамид. Затем – рабочие, усилиями рук и ног приводящие в движение кузнечные меха и ткацкие станки на фабриках. И, наконец, - нажиматели на нужные кнопки при автоматизированных производствах. История про то, как человек, подчиняя себе природу, создал вторую природу, которая затем поработила его самого. Машины и инструменты зажили своей жизнью. Не мы говорим, используя язык, а язык говорит нами, через нас и используя нас. Фильм «Матрица», серия первая.

Свернув лист бумаги по вертикали ничего интересного мы не получим, а вот совмещая точки на диагоналях, соединяя поиск себя с орудийным оснащением – выходим на феномен потока безудержного творчества, направленного на преодоление наличного, на утверждение своего Я через создание нового. Стихия изобретательства от Леонардо да Винчи до Томаса Эдисона, Фредерика Тейлора и Генриха Альтшуллера. Изобретательство в сфере научных идей, где отметились Альберт Эйнштейн и создатели квантовой механики. Изобретательство в искусстве, когда акцент делается не на глубинном смысле произведения, а на экспериментировании с формой, создании новых техник и приемов, будь то поэзия, живопись или архитектура.

Но вернемся к началу. Все-таки конструкция культурного поля создавалась, чтобы помыслить мир, в котором был бы возможен Николай Цзен. Суть его устремлений и дел раскрывается, вроде бы, на той же диагонали, но как-то по-особенному. Я не знаю другого такого человека ни среди знакомых, ни из литературы, ни из фольклора. Будучи необычайно одаренным в изобретении новых вещей, идей и орудий, он делал это лишь от случая к случаю, по мере надобности. Но не искал в подобном занятии счастья и никогда не был одержим духом изобретательства. Он также удивлял всех, кто знал его, фантастической быстротой и легкостью в освоении новых идей и инструментов. Но, опять же, не делал на это ставку и не гнался за славой вечного вундеркинда. Николай все время шел путем экзистенциального поиска, и лишь походя, в качестве отброшенных проб, оставлял за собой удивительные мысли и оригинальные изобретения. В романе «Вечность» Милан Кундера выводит такой тип личности: романтический бабник. Мужчина, который, бесконечно заводя романы, лишь ищет и не находит во все новых подругах свою судьбу, половинку, одну-единственную женщину. Так же и Николай, романтический первооткрыватель, всю жизнь искал соразмерный себе способ жить, соразмерную себе реальность. Среди психологов и педагогов модно козырять понятием «личностное развитие». Но глубоко ли продумана эта идея? В достаточной ли мере осознана трагедия развивающейся личности - когда знаешь, от чего отказываешься, но не знаешь, к чему придешь?

Источник


Автор: Юрий Пахомов, ИТ-эксперт, журналист, философ, свободный исследователь




  • Опубликовал: vtkud
  • Календарь
  • Архив
«    Август 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Июль 2021 (26)
Июнь 2021 (40)
Май 2021 (23)
Апрель 2021 (29)
Март 2021 (38)
Февраль 2021 (25)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх