Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
{speedbar}

Марина Степанова. Просветитель. Василий Васильевич Давыдов (1930–1998)

  • Закладки: 
  • Просмотров: 435
  •  
    • 0
Василий Васильевич Давыдов
В.В. Давыдов

Отечественным психологам, а особенно занятым в сфере образования, нет необходимости подробно рассказывать, кто такой В.В. Давыдов и чем он занимался. О системе развивающего обучения сегодня наслышаны не только психологи и педагоги, но и родители, озабоченные выбором школы для первоклассника. В.В. Давыдов известен как создатель теории учебной деятельности и нового направления изучения психического развития ребенка в ходе обучения и одновременно как автор учебных и методических пособий для начальной школы. Именно поэтому в профессиональной среде его называют Просветителем в высшем смысле этого слова.

Однако получившая признание в научном психологическом сообществе система развивающего обучения Эльконина–Давыдова в последнее время встречает противоречивое отношение со стороны педагогов. Наверняка и школьным психологам, знакомым с ней не по учебникам, есть что сказать по этому поводу. Да и сам В.В. Давыдов сознавал, что разработанная им система обучения уязвима для критики, и в качестве первостепенной выдвигал задачу ее усовершенствования на основе обратной связи между учеными и практиками. В частности, в одном из последних выступлений он сказал: Нами не разработана… система портативных методик, которые можно было бы дать простому школьному психологу или завучу по выявлению развивающего эффекта в нашей работе. Эти слова могут быть расценены по-разному: либо как оправдание собственного бездействия, либо как призыв к развитию идей Давыдова; и то и другое имеет определенные последствия.

Давыдов прожил недолгую по современным меркам жизнь. Многие идеи остались нереализованными. Как сказано в некрологе, «полный планов и замыслов, Василий Васильевич уехал в город Когалым Тюменской области, чтобы встретиться с учителями одной из тысяч школ, обучающих детей по его системе, и не вернулся…». Пока еще живы психологи и педагоги, вместе с которыми Давыдов начинал работать, мы имеем возможность восстановить вехи его научной биографии. Наверное, прав был В.П. Зинченко, когда писал: «Плохо мы его берегли. Возможно, слабой компенсацией этого будет наша долгая и благодарная память…» — память о его научных открытиях и помыслах. В этой связи интересно проследить, как складывалась профессиональная жизнь Давыдова, какие события и встречи способствовали его становлению как психолога — теоретика и практика, до самого последнего дня преданного школе, учителям и детям.

Учителя и университеты

В.В. Давыдов родился в 1930 году в Москве в рабочей семье: его отец был металлургом, а мать — работницей текстильного комбината. По окончании с золотой медалью школы рабочей молодежи в 1948 году он поступил на отделение психологии философского факультета Московского университета, хотя все могло сложиться иначе. В.В. Давыдов по рекомендации академика И.П.Бардина собирался, как и его отец, стать металлургом и получать высшее образование в Московском институте стали и сплавов, но случайная встреча заставила его принципиально изменить планы. Учебу в университете Давыдов совмещал с работой преподавателем психологии и логики в средних школах Москвы.

По воспоминаниям однокурсника В.В. Давыдова, ныне известного психолога В.П. Зинченко, Давыдов пришел в университет сложившимся субъектом учебной деятельности, для которого учение было естественным состоянием. Наверное, именно поэтому он демонстрировал поразительные успехи: не было учебного предмета, не освоенного им в полной мере.


Рассуждая о причинах столь успешного ученичества Давыдова, сторонник культурно-исторической психологии В.П.Зинченко соглашался с Давыдовым, что все психические способности формируются в деятельности, но при этом обращал внимание на его «неуемную энергию и богатый творческий потенциал», составлявшие ядро его личности.

Становление профессионального мировоззрения будущего психолога проходило в весьма благоприятных условиях. В то время на философском факультете работали С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия, П.Я.Гальперин… Курс общей психологии читал А.Н.Леонтьев, а П.Я.Гальперин вел по его курсу семинарские занятия, а также рассказывал об истории становления психологии. Впоследствии Давыдов стал аспирантом Гальперина. Начало 50-х годов — период, когда П.Я.Гальперин заявил публично о своем понимании психического и предмета психологии. Первый аспирант Гальперина Давыдов выполнил под его руководством исследование о формировании умственных действий на примере овладения дошкольником счета и понятия числа.

Зинченко вспоминает, какие трогательные отношения установились между Гальпериным и Давыдовым: они не только вместе работали, но и отдыхали. Правда, отдых не исключал продолжительных разговоров на психологические темы. Впоследствии, однако, их профессиональные пути разошлись, но это не означало, что кто-то из них изменил своим убеждениям.


Трудно однозначно сказать, кто из ближайшего окружения Давыдова оказал на него наибольшее влияние. По мнению Зинченко, лекции А.Н. Леонтьева, школа П.Я. Гальперина, дружба с философом Э.В. Ильенковым и его окружением наложили печать не только на научную, но и на личную судьбу Давыдова. Знакомство с трудами Давыдова позволяет предположить, что многие выдающиеся психологи и философы того времени, равно как и великие мыслители прошлого, повлияли на Давыдова в плане определения направления будущих теоретических и практических исследований. Созданная Давыдовым система развивающего обучения не имеет аналогов, этой системе, как заметил Зинченко, не выдвинуто никакой разумной альтернативы.

Автором надо «выделаться»

После окончания аспирантуры Давыдов некоторое время занимался не столько созданием собственных трудов, сколько редактированием чужих. А.Р. Лурия пригласил Давыдова в организованный им журнал «Доклады АПН РСФСР» на должность редактора. Этот журнал публиковал короткие сообщения по вопросам теории и истории педагогики, дефектологии, а также по психологии. В состав редколлегии входили психологи Б.Г. Ананьев, А.Р. Лурия, Б.М. Теплов, а среди авторов были такие ныне широко известные ученые, как П.И. и В.П. Зинченко, Д.Б. Эльконин, П.Я. Гальперин, С.Я. Рубинштейн, А.В. Запорожец и др. Редактором Давыдов проработал недолго: с конца 1956-го по 1959-й. Интересно, что после Давыдова «Доклады…» редактировал А.М. Матюшкин — также впоследствии ставший психологом-исследователем.

Не исключено, что именно эта работа подготовила Давыдова к последующей публикации своих статей и монографий и, в частности, способствовала формированию умения обоснованно и последовательно излагать собственную точку зрения.


Те, кому приходилось читать работы Давыдова, наверняка обратили внимание на его стремление найти общепсихологическое и даже более того — методологическое основание конкретно-психологических выводов. Не исключено, что именно это обстоятельство порой отпугивает молодых психологов от чтения основных научных трудов теоретика развивающего обучения.

В нескольких номерах «Докладов АПН РСФСР» Давыдов публиковал и свои материалы, в частности в 1960 году появилась статья о природе мыслительного акта.

Психологическая педагогика

Научная встреча Давыдова с Элькониным (ранее Давыдов слушал его лекции по детской психологии) состоялась в 1958 году, когда Давыдов в качестве редактора готовил к изданию книгу Эльконина «Развитие речи в дошкольном возрасте». Эльконин пригласил Давыдова в свою лабораторию. С 1959 года начинается период работы Давыдова в лаборатории психологии детей младшего школьного возраста Института общей и педагогической психологии АПН РСФСР, который в 1970 году вошел в структуру Академии педагогических наук СССР, а с 1992 года преобразовался в Психологический институт РАО.

Это — начало творческого взаимодействия молодого психолога В.В. Давыдова и сформировавшегося ученого, ученика и последователя Л.С. Выготского Д.Б. Эльконина. Им удалось создать особое образовательное учреждение, на базе которого проводилось исследование возрастных возможностей усвоения знаний младшими школьниками: в 1959/60 учебном году в московской 91-й школе (впоследствии получившей статус экспериментальной) началось обучение по новым программам. В 1961 году Эльконин передал Давыдову лабораторию, которую тот и возглавлял до конца жизни. По мнению современных психологов, именно в этот период начала складываться научная школа Давыдова.

В результате исследований удалось установить существование значительно больших, чем это считалось ранее, познавательных возможностей детей младшего школьного возраста. Эти первые результаты были положены в основу принципиально иного подхода к пониманию содержания и методов обучения, получившего название развивающего обучения.

Постепенно все большее число школ включалось в исследование особенностей учебной деятельности: под руководством Давыдова и Эльконина были разработаны психолого-педагогические основы развивающего обучения. В последних работах Давыдов говорил о развивающем образовании, так как развивающей функцией обладает не только обучение, но и воспитание. Впоследствии Зинченко назвал систему Эльконина–Давыдова психологической педагогикой.

Оглядываясь назад, в начало 60-х годов прошлого века, можно предположить, что возникновение системы развивающего обучения было вызвано не только логикой развития самой психологической науки, но и потребностями повседневной жизни. Вступающий в жизнь молодой человек оказывался перед необходимостью решать большое число разнообразных задач, требующих действия не по готовой инструкции, а в соответствии со спецификой конкретных условий. В этой связи повышалась потребность человека в теоретическом мышлении, которое — в идеале! — формируется лишь в средней и старшей школе за счет включения в содержание образования научных представлений. При этом оказывалось, что многие дети не готовы к восприятию научной информации по причине отсутствия у них соответствующих мыслительных операций.

При традиционном обучении основное внимание в начальной школе уделяется овладению навыками чтения, письма, счета, получившими сегодня название техник. Например, в течение первых лет обучения дети должны научиться читать с определенной скоростью. Таким образом, показателем усвоения чтения выступает не столько понимание текста, сколько число прочитанных за минуту слов. Конечно, для усвоения программы средней школы умение читать абсолютно необходимо, но вряд ли этого достаточно для проникновения в причины физических явлений или логику исторического процесса. Поэтому сторонники развивающего обучения в качестве приоритетной задачи выдвинули формирование у школьников именно теоретического мышления.

[quoteО том, что такое мышление формировалось уже в начальной школе, говорит интересный факт, ]приводимый Зинченко. Пятиклассники, обучавшиеся в классах развивающего обучения, отказывались воспринимать готовые знания и требовали доказательств декларируемого положения вещей.[/quote]

В малоизвестной статье 1974 года «Принципы обучения в школе будущего» Давыдов писал о задачах образования. В течение столетий главной задачей массового обучения выступала передача общекультурных знаний и умений. Это обучение формировало ориентацию человека в системе уже накопленных сведений о внешних особенностях… предметов и явлений… Такая ориентация необходима… при выполнении стереотипных трудовых действий, но она совершенно недостаточна как для овладения подлинным духом современной науки, так и началами творческого отношения к действительности (подобное отношение предполагает понимание внутренних противоречий вещей)…

Еще слишком мало прошло времени, чтобы мы могли оценить сделанное Давыдовым для научной психологии и педагогической практики. Перед нами альтернатива: либо считать сделанное Давыдовым перевернутой страницей отечественного образования, либо постараться вникнуть в его представления о содержании и методах обучения, с тем чтобы максимально точно реализовать задуманное автором. Второе, конечно, значительно сложнее, и не случайно большинство современных психологов и педагогов склоняется в пользу первого. Однако вспомним день похорон Давыдова: в мартовский день 1998 года (как раз начались школьные каникулы) попрощаться с ним в президиум Академии образования на Погодинскую улицу пришли тысячи людей — педагоги и психологи, теоретики и практики, друзья и последователи. Их чувства были искренними. Что изменилось с тех пор в созданной Давыдовым теории? Он с того времени не написал ни строчки. А что сделали мы, чтобы в ней разобраться?

Соотношение теоретического и эмпирического

Полученные Давыдовым результаты теоретико-экспериментального исследования учебной деятельности нашли отражение в его докторской диссертации «Виды обобщения в обучении» (1970), которая спустя два года увидела свет в качестве книги с аналогичным названием. Автор монографии получил за нее в 1973 году премию им. К.Д. Ушинского.

Давыдов не был штатным преподавателем Московского университета, но студенты, специализирующиеся в области педагогической психологии, слушали его курс «Возрастные закономерности развития мышления».

Давыдов выделил два типа мышления: рассудочно-эмпирическое и разумно-теоретическое, в основании которых лежат различные обобщения. Если эмпирическое обобщение фиксирует нечто внешне одинаковое и сходное в группе предметов (формальное обобщение), то теоретическое обобщение представляет собой обобщение содержательное.

Эмпирические обобщения и возникающие на их основе эмпирические представления играют в жизни ребенка большую роль, так как позволяют упорядочить окружающий мир и потому хорошо в нем ориентироваться. Содержательные обобщения помогают человеку проникнуть в генетическое основание системы. Давыдов показал, что традиционная система начального обучения формирует у ребенка лишь эмпирическое мышление, которое начало развиваться еще в дошкольном возрасте. А это значит, что такое обучение не создает необходимых зон ближайшего развития. Лишь полноценная учебная деятельность, по его мнению, связанная с построением содержательных абстракций и обобщений, приводит к образованию теоретических знаний.

При этом Давыдов подчеркивал, что любое разумно построенное обучение способствует развитию мышления и личности. Однако тип развивающего обучения, предложенный Давыдовым и Элькониным, нацелен прежде всего на развитие основ теоретического мышления и творчества как основы личности. Именно этот тип развивающего обучения Давыдов противопоставляет традиционному.


Следует признать, что понимание соотношения теоретического и эмпирического мышления требует специальной философско-методологической подготовки. Здесь проявил себя философский гений Давыдова, воспитанного в традициях диалектической логики, философии и теории познания. На трудность восприятия положения о соотношении эмпирического и теоретического мышления указывали многие читатели и слушатели Давыдова. В то же время для самого Давыдова это положение имело решающее значение. Не в этом ли заключается одна из причин отказа многих российских школ от работы по системе Эльконина–Давыдова? Очевидно, что педагоги не в состоянии вести обучение грамотно, если не понимают лежащих в его основании представлений философского и общепсихологического характера. Интересно, что сам Давыдов возлагал большие надежды на учителей, надеясь, что они помогут сформулировать приемы организации учебного материала в разных предметных областях.

Земные основания науки психологии

Не так давно в связи с 75-летним юбилеем Давыдова на страницах «Вопросов психологии» было опубликовано данное им в начале 80-х годов интервью. Ответы Давыдова позволяют увидеть его понимание не только состояния современной психологии обучения, но и психологической науки в целом. Причем трудно поверить, что все это было сказано четверть века назад.

Особое внимание Давыдов обращает на необходимость разработки фундаментальных вопросов психологии — общей теории о психике человека, которая создает принципиальную основу для всех психологических дисциплин.

Если раньше достижения психологических лабораторий, по мнению Давыдова, существовали как бы сами по себе, то в последние годы появилась возможность реального усовершенствования различных форм человеческой деятельности. Образование выступает для Давыдова той конкретной областью, в которой данное обстоятельство чувствуется особенно остро.


На прямой вопрос о том, не представляют ли вопросы философского характера лишь относительный интерес для практической психологии, Давыдов ответил категоричным «нет»: потребность в точном понимании того, что есть психика, диктуется самыми земными причинами.

С целью иллюстрации этого положения Давыдов обращается к развивающему обучению и наглядно показывает, чем отличается развивающее обучение от традиционного. Создаются новые учебные программы, которые предполагают передачу ученикам большого числа сведений, но эта сумма фактов не формирует способности мыслить: многознание уму не научает! По мысли Давыдова, действовать надо противоположным образом и сначала привить школьникам способ теоретического мышления, позволяющий идти от общей картины к деталям.

Вверх и вниз по административной лестнице

Говоря о научных достижениях Давыдова, нельзя не упомянуть и о его административной деятельности. В течение многих лет (1973–1983; 1991–1992) он возглавлял Институт общей и педагогической психологии АПН СССР, а с 1989 года и до конца жизни был вице-президентом РАО (с 1974 года — член-корреспондент, с 1978-го — действительный член АПН СССР). В то же время известно, что в 1983 году Давыдов был освобожден от должности директора института за идеализм, который проявлялся в преданности своим идеям и идеалам. Подобные события не проходят бесследно, но Давыдов нашел в себе силы продолжать исследования учебной деятельности.

В 1994 году была создана Международная ассоциация «Развивающее обучение», которая объединяет ученых, учителей, методистов, руководителей школ. Давыдов стал главным редактором «Вестника» — печатного органа ассоциации. В пилотном номере «Вестника» сказано, что основной целью деятельности ассоциации является совершенствование и практическое освоение системы развивающего обучения.

Кроме того, в течение многих лет Давыдов был главным редактором Российской педагогической энциклопедии, выпущенной издательством «Большая Российская энциклопедия» в 1993 (том 1) и в 1999 (том 2) годах.

В 1996 году Давыдов стал лауреатом премии Президента Российской Федерации в области образования за создание учебно-методического комплекса «Система развивающего обучения» (по Д.Б. Эльконину и В.В. Давыдову) для общеобразовательных учреждений (постановление подписано Б.Н. Ельциным в сентябре 1997 года).

Это далеко не полный перечень титулов и заслуг одного из ведущих отечественных психологов ушедшего века. Однако вряд ли будет большим преувеличением сказать, что главным делом его жизни стала созданная им совместно с Элькониным Школа развивающего обучения. В марте 1998 года Давыдов поехал на встречу с учителями-единомышленниками: они оказались последними, услышавшими его выступление.

О смысле человеческой жизни

Как всякий настоящий Учитель, Давыдов задумывался не только о конкретных проблемах обучения предметным знаниям. В немалой степени его волновали и вопросы становления человеческой личности.

Свое понимание личности Давыдов выразил короткой формулой: для меня личность — это человек со значительным творческим потенциалом. В основе творчества, по мнению Давыдова, лежит воображение, которое развивается в процессе художественной деятельности. Давыдов специально подчеркивал, что лишь приобщение человека к миру искусства создает базу творческих проявлений во всех сферах жизни. Занятие науками может быть успешным при развитом воображении, которое является основой свободной творческой личности.


Название одной из хрестоматийных статей Давыдова «Личности надо «выделаться» давно стало крылатым выражением в психологии. Он писал:

Наверное, смысл человеческой жизни и заключается в том, что смерть наступает лишь как печальный итог развития организма, а личность, воплощенная в результатах ее деятельности, может жить еще многие годы, а иногда и вечно… Не секрет, что и сегодня мудрость человеческих рук живет в мире современной культуры в виде всевозможных предметов, способов действий с вещами, в самой форме общения наших современников… Личность тем и отличается от прозябающего «частичного индивида»… что, выразив себя в мире, продолжает жить в своем творении и после биологической смерти человека.

Догадывался ли автор этих строк об их автобиографичности?

Школьный психолог. №15 (397), 2007-08-07

12-13 сентября 2022 г. в формате онлайн на базе МГППУ пройдет II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения».




На развитие сайта

  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Новые книги
15-06-2004
Новые книги

II том сборника "Развивающее образование"
17-05-2004
II том сборника "Развивающее образование"

Выпущена в свет новая книга ...
22-12-2003
Выпущена в свет новая книга ...

  • Календарь
  • Архив
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Июль 2024 (14)
Июнь 2024 (42)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (35)
Март 2024 (61)
Февраль 2024 (48)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх