Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
{speedbar}

Владимир Кудрявцев. Свободу учителю!

  • Закладки: 
  • Просмотров: 306
  •  
    • 0

Иллюстрация: dzen.ru


3.04. 2023

Депутат Госдумы, первый зампред Комитета по науке и высшему образованию Олег Смолин опубликовал на своём сайте статью о законопроекте о защите учителя. Профессор МГПУ и МГППУ, колумнист «Вестей образования» Владимир Кудрявцев написал колонку-отклик на неё.

Если не ошибаюсь, во второй половине «нулевых» в СМИ прошел сюжет, заставивший негодовать всю страну. Учительница из северного городка била своего ученика головой об стенку. Со временем информация о подобных случаях стала поступать все чаще и чаще. В СМИ начали обсуждать тему «учителей-садистов», якобы наводнивших нашу школу. Учитель стал превращаться в «козла отпущения», хотя, как владимирский тяжеловоз, тянет систему образования, которую другие взрослые не устают нагружать проблемами.

А собственные проблемы учителя? Давайте скажем честно: много ли нам – я имею в виду специалистов – известно о тех психологических проблемах, с которыми повседневно сталкивается и которые переживает сам учитель?


Студент педвуза просто не подозревает об их существовании, не готов к встрече с ними за порогом альма-матер, и уже тем более никто не учит его их разрешать. У школьных психологов, штат которых к тому же в России с тех пор сильно урезан, нет возможности оказывать помощь в решении личных проблем учителей – они не успевают справиться с детскими, которые растут вместе с требованиями руководства заниматься делами, не входящими в их компетенцию. Да и психологов, в свою очередь, к этому не готовили.

Один из основных внутренних, психологических конфликтов современного учителя является следствием объективного противоречия. С одной стороны, учитель наделен широкой «педагогической властью», отнюдь не ограниченной временем пребывания детей в школе. Учительский контроль незримо присутствует не только при подготовке домашних заданий, но и в «неучебной» жизни. Сегодня придется лечь спать пораньше, пожертвовав любимым сериалом, – завтра на первом уроке строгая Мария Ивановна обещала контрольную; Мария Ивановна может пригласить родителей на беседу со всеми вытекающими отсюда последствиями и так далее, и тому подобное.

С другой стороны, статус учителя в обществе критически низок. Об этом ему постоянно «напоминает» и оплата его труда, и давление со стороны органов управления образованием, школьной администрации, тех же родителей (теперь нередко и их детей; о школьном буллинге, где жертва – учитель, мы узнаем все чаще), профессиональная зависимость от порой не очень качественных программ и учебников и, как правило, невозможность устроиться на другую, более высокооплачиваемую и престижную работу, и многое другое. Учитель в той или иной форме испытывает напряжение этого противоречия – назревает внутренний конфликт, который в итоге прорывается наружу, в том числе в форме внешней агрессии. Чему тут удивляться? «Управлять конфликтом» он не умеет.

Разумеется, корни психологического неблагополучия российского учительства во многом уходят в социальные и экономические проблемы. Во многом, но не только. В исследовании психолога Е.С. Воли (Малашкиной), которое проводилось под моим руководством, было показано, что у современного учителя уже в 30 лет наступает «эмоциональное выгорание», период которого продолжается 10–11 лет. Нетрудно заметить, что он совпадает с так называемым «кризисом среднего возраста». Если учесть, что у профессии в основном «женское лицо», к этому нужно добавить специфические гендерные кризисы, которые обостряют его. Хотя не очень ясно, какие острее и болезненнее? Ведь женские кризисы связаны с самым чувствительным – семья, дети… После этого учитель либо заново обретает смысл в профессии, либо окончательно утрачивает его, реагируя на эту утрату обострением целого комплекса личностных проблем, не всегда непосредственно относящихся к профессии – иногда в невротической форме. Как установлено в исследовании, связь этих метаморфоз с социальным статусом и характером профессиональной деятельности учителей, несомненно, есть, но она не является прямой и непосредственной.

Кстати, с психологической точки зрения далеко не беспроблемной является жизнь учителей в странах, где статус педагогической профессии достаточно высок и выражается в достойном материальном эквиваленте. При помощи специальных тестов психологи выявили, что уровень агрессивности британских учителей соответствует уровню агрессивности летчиков военно-воздушных сил Ее Величества.


Ни рост материального благосостояния учителей, ни рост престижа (а откуда этот престиж? – вопрос открытый) учительской профессии не разрубит проблемных клубков, нитями которых опутан учитель, покуда школа, образование в целом не станут «территорией свободы». А значит – «территорией», на которой пересекается состоявшаяся и только складывающаяся взрослость. И в этом пересечении узнают друг о друге и о себе то, чего, не пересекаясь, никогда бы не узнали. Из деятельности учителя должно быть исключено все то, что препятствует осуществлению и осознанию им собственной профессиональной миссии. В чем же она?

Неуч, недоучка – это вовсе не недостаток знаний. Любые знания, тем более сегодня, легко дополучить. А вот то, что намного труднее, порой невозможно, наверстать, – это опыт ученичества. Когда ты не знаешь Учителя или «не узнаешь» его (как у Бродского). Неучи и недоучки берутся именно отсюда. Это – те же сироты. Потому что только Учитель может адресовать знание, которое принадлежит всем, лично ученику. Чтобы ученик смог найти в нем сокровенный исток самоизменения. А потом – находил эти истоки сам. По большому счету, не столь важно, в чем – в логарифмических уравнениях и неравенствах, моделях кристаллических решеток или письме Татьяны Онегину.

А жизнь сама по себе учит лишь постольку, поскольку ее уроки преподносят те же учителя. Увы, современный мир все больше становится «сиротским»: правила в нем устанавливают неучи и недоучки. Заложниками их «сиротства» становятся остальные. Диада «Учитель – Ученик» – клеточка и основа человеческого сообщества, без которой оно рушится.

Учение – это свободное занятие для свободных людей. Потому что только свободный человек может не просто – хотя бы и «с пониманием» – заучить теорему Ферма, периодический закон или отрывок из «Евгения Онегина» (для этого не нужно идти в школу), а разглядеть за выученным самого себя. Пусть на шажок, но изменившегося в учении. Ты – до теоремы Ферма, до периодического закона, до «Евгения Онегина» и – после. Если в сознании нет маленького рубежа, нет и учения. Помочь зафиксировать его может только учитель. Если ты не можешь ответить на вопрос, зачем лично тебе все эти законы, формулы, модели, их конкретизации, большую часть которых впрямую «не пришьешь» к своим будущим делам, – считай, что не ходил в школу (в колледж, в университет – куда угодно).

Ведь школа – это место встречи не со знаниями, учителями, товарищами. Это – место встречи с собой и своими возможностями, о которых ты мог не подозревать, пока не приоткрыл двери класса или аудитории. Тут учитель и ученик в равном положении. Оба не подозревают, а потом, если постараться и повезет, находят эти возможности – друг в друге и в самих себе. Это то, что в принципе нельзя сделать «в соответствии с планом урока».

И все-таки учитель входит в класс первым, чтобы подготовить место встречи… Со свободой, с Учителем
.

Это – сакральное место в открытом институте образования. И не место для реализации внешних амбиций – бюрократических, политических, тешения родительской гордыни. Мы не знаем, какими будут через полгода мир, страна, а выкладываем горизонты «компетенций» школьников, не имея возможности составить, как говорил Воланд, «какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу», не в состоянии «ручаться даже за свой собственный завтрашний день». И называем это «управлением образованием», а то и «образовательной политикой». Не зная, не ведая, где на рельсах истории Аннушка разольет свое коварное масло.

Школа сейчас заново прикрывается всевозможными государственными «охранами» и «охранниками», но остается при этом незащищенной. В ней слышен гул социального и психологического «проходного двора», в котором к образованию далеко не все имеет дело. Поэтому школа и бежит от себя, ударяется в «расшколивание», находя в мире иные источники и даже целые россыпи образовательных ценностей. А иногда и их суррогаты (хуже, когда воспроизводством суррогатов занимается сама школа). Это нормально, но от этого не легче. Особенно, если учителя давит не-свобода «по основному месту работы».

Колонка Владимира Кудрявцева в электронной газете "Вести образования"




На развитие сайта

  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Учительское насилие: инциденты, тенденция и причины
10-12-2013
Учительское насилие: инциденты, тенденция и

Иркутскую учительницу подозревают в истязании первоклассника (комментарий В.К.)
18-01-2012
Иркутскую учительницу подозревают в истязании

Поддержит ли школу и учителя подушевое финансирование?
19-12-2009
Поддержит ли школу и учителя подушевое

  • Календарь
  • Архив
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Май 2024 (24)
Апрель 2024 (35)
Март 2024 (61)
Февраль 2024 (49)
Январь 2024 (32)
Декабрь 2023 (60)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх