Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
{speedbar}

Владимир Кудрявцев. Зачем человеку нужна «короткая память»?

  • Закладки: 
  • Просмотров: 210
  •  
    • 0

Опубликовано в кн.: PR и СМИ в Казахстане: сост. и гл. ред. Л.С. Ахметова. Вып. 17. Алматы: Қазақ университеті, 2019.

Эволюционисты и, вообще, биологи мыслят глобально. Для них человеческий организм обладает «памятью» о всех своих предшествующих «реинкарнациях» в материале живого: от приматов – до бактерий. Эта длинная (не путать с долговременной) «память» по-своему воссоздает единство живого, но особой избирательностью не отличается. А избирательная человеческая память становится памятью обо всем мире.

Ключевые слова: эволюционизм, память, смысл.


Вначале мы все на обезьяну грешили. Дескать, расплачиваемся своим человеческим существованием за грехи ее обезьяньи. Но наука не стояла на месте. Неунывющие эволюционисты человеку новых родственников. И находили - то лемуров, то позднемеловых грызунов.

Принимайте родственников!


В Мертвом море был обнаружен микроорганизм, который по своему белковому составу идентичен человеческому глазу. Днем это одноклеточное око всплывает из глубин к поверхности воды - но не для того, чтобы полюбоваться щедрым ближневосточным солнцем. А для того, чтобы заполучить от светила необходимую для жизни дозу энергии, которую к ночи эта бактерия отправляется перерабатывать обратно в глубины. Совершать там таинство хемосинтеза. Генетика тут ни при чем – просто так «причудливо тасуется колода».

Зато развитие генетики вооружило эволюционистов более совершенными методами идентификации родственников. И нанесло удар по некоторым эволюционным представлениям, школьного, правда, свойства. Так, выявилась некоторая несостыковка с высшими приматами. Оказалось, что в структуре ДНК обезьян и человека при всей их близости имеется около полусотни отличий, в том числе, достаточно принципиальных. Т.е. Бог создал человека не совсем по образу и подобию обезьяны. Простите, сэр Чарльз, хотя вы никогда и не называли нашим отцом обезьяну, а лишь осторожно намекали на то, что у нас имеется общий с ней предок. Так что, мы – скорее, братья.

Гусь – свинье не товарищ, зато нам свинья (видимо, в порядке компенсации) – генетический собрат. ДНК свиней позволяет использовать их в качестве идеального поставщика донорских органов. Впрочем, если верить журналу ‘Science’, весь домашний скот генетически совместим с людьми почти на 80%.

«Кошки – это кошки, кошки не похожи на людей?» - поэт Уильям Джей Смит (в переводе Бориса Заходера) мог позволить себе такую поэтическую вольность. На 90% генный набор кошек абиссинцев не отличишь от человеческого. Если взирать на него «одноклеточным» подводным глазом.

Лет 12 назад снова в морских глубинах выловили червя, генетический код которого, разве что, не воссоздает один в один генетический код человека.

Я ничего не хочу сказать. Против генетики не пойдешь. Свинья - так свинья, червь - так червь. Родственники – так родственники. Принимаю и не стесняюсь. Потому что с детства люблю Самуила Яковлевича Маршака, который написал замечательные строчки:

Человек - хоть будь он трижды гением -
Остается мыслящим растением.
С ним в родстве деревья и трава.
Не стыдитесь этого родства.
Вам даны до вашего рождения
Сила, стойкость, жизненность растения.


Правда, невольно приходит на память и Цветаева:

Это ты - тростник-то Мыслящий -
Биллиардный кий!


Я понимаю, что все живое - едино внутри себя. И не только живое - все сущее. Даже Божий дар и яичница. А для кого-то яичница - и вовсе Божий дар.

Но давайте поймем и другое. Мой учитель психолог Василий Васильевич Давыдов как-то сказал: «Может, кто-то и произошел от обезьяны, но я – точно от человека. Я своих родителей помню».

Эволюционизм без границ


Эволюционисты и, вообще, биологи мыслят глобально. Для них человеческий организм обладает «памятью» о всех своих предшествующих «реинкарнациях» в материале живого: от приматов – до бактерий. Эта длинная (не путать с долговременной) «память» по-своему воссоздает единство живого, но особой избирательностью, увы, не отличается. Слепо доверяясь ее показаниям, можно придти к выводу о том, что между амебой и Эйнштейном никакой существенной разницы нет. О чем и сказал философ Карл Поппер. Правда, его язвительный коллега Бертран Рассел заметил по сему поводу: плохо, что это сказал философ, а не амеба.

Память, которую имели в виду психологи, намного короче (не путать с кратковременной памятью). Но именно она позволяет человеку связать мир в себе в некое целое. Именно благодаря ей человек становится по-настоящему родственен всему живому и неживому.

Расставаясь раз и навсегда с материнским лоном, он не попадает в абстрактную внешнюю среду, состоящую из ничего не значащих вещей и явлений. Эту среду с заботой и любовью создают для него мамы и папы, бабушка и дедушки в пространстве детской. Потом – всего дома. А позже приходят другие люди, через которых он открывает куда более широкий и далекий мир. Что человеку до птиц? Ничего – если они не напоминают ему об эмоциональной связи со значимым человеком. С другими людьми, в пределе – всем человечеством. Из детства мы выносим не только воспоминания о веселых попугайчиках, но и о том, как в погожий весенний день выбирали их с мамой в зоомагазине, а вечером дома учили с папой разговаривать. Это было так замечательно! Как и соловьиная трель в парке, которая так волновала мое сердце, потому что рядом сидела Она. Как и полет чайки Джонатан Ливинстон, в котором я узрел образ собственной свободы… Что человеку – птица? Гекуба? Мир? Самые далекие, да еще и гипотетические «черные дыры»? Что я потерял в это дыре?

«Степень родства» во всех случаях подсказывает не длинная, но лишенная осмысленности, «природная», эволюционно-генетическая память, а та самая короткая – истинно человеческая. Которая может стать память обо всем мире.

Как тут не вспомнить Экзюпери:

Скучная у меня жизнь. Я охочусь за курами, а люди охотятся за мной. Все куры одинаковы, и люди все одинаковы. И живется мне скучновато. Но если ты меня приручишь, моя жизнь точно солнцем озарится. Твои шаги я стану различать среди тысяч других. Заслышав людские шаги, я всегда убегаю и прячусь. Но твоя походка позовет меня, точно музыка, и я выйду из своего убежища. И потом - смотри! Видишь, вон там в полях, зреет пшеница? Я не ем хлеба. Колосья мне не нужны. Пшеничные поля ни о чем мне не говорят, И это грустно! Но у тебя золотые волосы. И как чудесно будет, когда ты меня приручишь! Золотая пшеница станет напоминать мне тебя. И я полюблю шелест колосьев на ветру...


Человеческая память – проблема психологии личности, ее сознания и самосознания. И лишь постольку – проблема психологии познания. Впервые столкнулся с этим обстоятельством и зафиксировал его З. Фрейд. Сейчас, уже независимо от психоаналитической традиции, это стало трендом внутри различных психологических направлений. В культурно-исторической и деятельностной психологии посыл к этому мы обнаружим в работах Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, П.И. Зинченко, А.А. Смирнова, В.П. Зинченко, Т.П. Зинченко и др. Фундаментальным прорывом здесь стала концепция автобиографической памяти В.В. Нурковой.

В чем отличие этого подхода от психоанализа, который возделывает то же проблемное поле? Воспоминания психоанализа – это «воспоминания о прошлом», которые предзадают образ настоящего, заранее наполняя его смыслом. Психоаналитику остается лишь уловить его в потоке «свободных ассоциаций», а анализант может при этом испытать «шок из прошлого». У автора исследования автобиографические воспоминания – это «воспоминания для будущего». Цель – как осмысливаемая перспектива – не просто «притягивает» их из прошлого, но по-особому реорганизует содержания автобиографической памяти. Мы любим повторять тезис о том, что память, воспоминания человека – это гарант целостности его личности. Иногда условно вынося за скобки то не менее очевидное обстоятельство, что речь всегда идет о развивающейся в постоянном смыслообразовании личности. Автобиографические воспоминания – всегда развивающиеся и развивающие. Это – нескончаемое путешествие во времени жизни личности, цели которого могут меняться. Процитирую поэта Циприана Норвида:

…Мысль моя, плыви с ангелом,
Плыви, как когда-то я плыл:
За воспоминанием - плыви воспоминанием…


Вероятно, Платон был бы очень удивлен (не в его, «платоновском», смысле), что мы, изучившие еще на студенческой скамье его диалог «Менон», где развернута идея анамнезиса (припоминания как творчества) по-прежнему продолжаем рассматривать воображение и память (даже трактуя ее как «активную», «конструктивную», «деятельную) в качестве антонимов, если не антагонистов.

Человек человеку - человек


Еще одна иллюстрация о различии «природной» и «человеческой» памяти, и не только памяти.

Всем известна та ревностность, которую в материнстве проявляют лосихи. Не приведи встретить лосиху с детенышем в лесу. Любое неловкое телодвижение может быть расценено мамой как потенциальная угроза для детеныша. И тогда останется лишь уповать на судьбу или на умение лазить по деревьям. Но зоопсихолог и охотовед Ю.А. Курочкин провел опыты: лосенка подбрасывали лосихе не на ее территории. Так вот, в «чужом» месте лосиха не узнавала собственного детеныша, более того – пыталась забить его ногами. Так же и самая идеальная – заботливая, внимательная, самоотверженная - в животном царстве мама, мама-волчица, убегает, побросав волчат, если нору разбередил человек с ружьем.

К счастью, не только ружье делает человека человеком.

Многим знаком рассказ Рэя Бредбери «Голубая пирамидка» [1]. Напомню сюжет. В далеком будущем роды принимает специальная родильная машина. И вот, однажды машина дала осечку: отправила новорожденного в иное измерение. В итоге в «родном» измерении он принял вид голубой пирамидки. Родители впали в смятение: существо, имеющее такой образ, не может жить в нашем мире. Но специалисты сказали им, что в другом измерении голубая пирамидка имеет вид обычного человеческого ребенка. Они предложили родителям самим удостовериться в этом, перенесясь при помощи техники в то же измерение. Но предупредили, что вернуться оттуда будет уже невозможно. Там они навсегда останутся со своим ребенком. А в этом мире приобретут образ голубых пирамидок.

Рассказ завершается описанием того, как на лужайке около дома две большие голубые пирамидки заботливо выгуливают третью - маленькую…

Все мы – немножко голубые пирамидки. Потому что это и есть человеческое в нас, людях.

Брэдбери Р. Соч. в 2 тт. М.: Терра, 1997. Т. 1.




  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Муза мироздания
30-01-2011
Муза мироздания

Про память
04-03-2011
Про память

Владимир Кудрявцев. Муза мироздания
21-01-2011
Владимир Кудрявцев. Муза мироздания

  • Календарь
  • Архив
«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 
Февраль 2020 (26)
Январь 2020 (42)
Декабрь 2019 (73)
Ноябрь 2019 (60)
Октябрь 2019 (67)
Сентябрь 2019 (42)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх