Авторизация

Сайт Владимира Кудрявцева

Возьми себя в руки и сотвори чудо!
 
{speedbar}

Т.Ю.Базаров. Галина Михайловна Андреева – основатель отечественной школы социальной психологии

  • Закладки: 
  • Просмотров: 251
  •  
    • 0


Источник: Базаров Т.Ю. Галина Михайловна Андреева – основатель отечественной школы социальной психологии // Российский военно-психологический журнал. 2024. № 2 (4). С. 12-18.

Аннотация. В статье описывается жизненный путь, профессиональное становление, идеи, подходы и научное наследие доктора философских наук, профессора, академика РАО Галины Михайловны Андреевой. Именно ей принадлежит создание и развитие в нашей стране особого научного и практического направления в области психологии, а именно – социальной психологии. Первый университетский учебник по социальной психологии стал основой для структурирования знаний в этой области: группы и межгрупповые отношения, общение как коммуникация, перцепция и интеракция, социальная психология личности: установки, роли и социализация. Предложенная с самого начала перспектива социально-психологических исследований позволила обозначить границы новой дисциплины и, одновременно, дала возможность чутко реагировать на социальные условия современной жизни. Исследования социального познания и социальных изменений до сегодняшнего дня остаются актуальными и практически востребо- ванными. Научная школа Г. М. Андреевой продолжается в работах сотрудников кафедры социальной психологии МГУ имени М. В. Ломоносова и многочисленных выпускников. Задана широкая тематическая рамка: социокультурные детерминанты групповых и познавательных процессов, исследование социально-психологических феноменов в реальном контексте жизни личности и общества.

Ключевые слова: Г. М. Андреева, московская школа социальной психологии, социальный контекст, совместно- творческая деятельность, активность и целостность личности, общение и коммуникацияэ

Введение

В этом году Галине Михайловне Андреевой (13 июня 1924, Казань – 31 мая 2014, Москва), доктору философских наук, профессору, действительному члену (академику) Российской академии образования исполняется 100 лет.

Г.М. Андреева окончила философский факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Преподавала в МГУ с 1953 г. Основатель кафедры методики конкретных социальных исследований на философском факультете МГУ (в 1969 г.). Основатель (в 1972 г.) и первая заведующая (1972– 1989 гг.) кафедрой социальной психологии факультета психологии МГУ, профессор кафедры с 1989 г. Под ее руководством были подготовлены и защищены 100 дипломных работ, 51 кандидатская диссертация, 13 ее учеников стали докторами наук. «Заслуженный деятель науки» (1974), «Заслуженный профессор Московского университета» (1996), «Почетный доктор университета Хельсинки» (2000), лауреат премии им. М. В. Ломоносова за научную работу (1984), лауреат премии им. М. В. Ломоносова за педагогическую работу (2001). Награждена Серебряной медалью имени Питирима Сорокина РАН «За вклад в науку» (2008) и медалью «За вклад в развитие военной психологии» Обществом психологов силовых структур (2008). Награждена боевыми наградами – орденами Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые за слуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Кавалер российского Ордена Дружбы народов (1994) и Ордена Почёта (2004).

Г. М. Андреева автор самого известного в нашей стране классического университетского учебника по социальной психологии. Учебник переведен на многие языки мира (английский, арабский, болгарский, венгерский, испанский, киргизский, китайский, литовский, французский и чешский). Широко известен и цикл из 15 ее видеолекций по социальной психологии, которые были прочитаны в МГУ имени М.В. Ломоносова. Другие книги и статьи Г. М. Андреевой до сих пор вызывают огромный интерес у российских и зарубежных исследователей. Научные заслуги Г. М. Андреевой отмечены званием лауреата XIV Национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2012 года в номинации «Патриарх российской психологии».

Все годы своего существования кафедра социальной психологии, благодаря прежде всего усилиям и позиции Галины Михайловны, была интегрирована в мировое научное сообщество. Продукты международного научного сотрудничества – книги под редакцией Г. М. Андреевой и Я. Яноушека «Общение и деятельность» (на чешском языке, Прага, 1981) и «Общение и оптимизация совместной деятельности» (М., 1987), подготовленные коллективами кафедр социальной психологии МГУ и Карлова университета в Праге. Совместные исследовательские проекты и публикации с канадскими психологами (1970-е годы), немецкими психологами (1970-е – 1990-е годы), финскими психологами (с 1990-х годов по 2000-е годы) осуществлялись под руководством и при лидирующем личном участии Галины Михайловны. Профессор Андреева читала лекции в университетах Англии, Швеции, Германии, Чехии, Венгрии, Финляндии, США и Италии.

Вклад Г. М. Андреевой в развитие отечественной социальной психологии невозможно переоценить. Среди основных направлений исследований, которые она инициировала, вела и определяла как перспективные, отметим следующие:

1. Социальный контекст: социокультурные детерминанты групповых и познавательных процессов, необходимость исследования социально-психологических феноменов в реальном контексте жизни личности и общества, признание единства социального познания и деятельности.

2. Совместно-творческая деятельность: группа как коллективный субъект, коллективные переживания, коллективная память и образ жизненного пространства.

3. Активность и целостность личности: конструирование образа мира, личностная и социальная идентичность, обыденное сознание и повседневность.

4. Общение и Коммуникация: медиатизация социальной реальности, трансдисциплинарное и межкультурное взаимодействие, осознание и принятие нарративов.

Семья и фронтовая юность

Галина Михайловна родилась 13 июня 1924 года в Казани в семье врачей, ее отец был профессором и заведующим кафедрой психиатрии Казанского медицинского института, а мать врачом-невропатологом городской больницы.

В 1941 году Галина Андреева окончила с золотой медалью школу. Аттестат получила за четыре дня до начала войны. Отправила документы в Ленинградский университет, на отделение гидрологии северных морей факультета физики. Однако начавшаяся война изменила планы. В 17 лет Галина Андреева ушла добровольцем на фронт. И затем до июня 1945 года находилась в действующей армии в составе Брянского, II Прибалтийского и Ленинградского фронтов. В годы войны она прошла путь от радиста до начальника радиостанции и дежурной фронтового узла связи. На формирование ее личности огромное влияние оказал фронт, фронтовая жизнь, в которой смешалось и опасности, и непривычный быт, и братство по оружию. За высокие заслуги в войне Галина Михайловна была награждена боевыми наградами – орденами Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Галина Михайловна была единственным ребенком в семье. И, несмотря на это, с самого начала войны она покинула родной дом и ушла на фронт добровольцем. А, чтобы было понятно нашему читателю, надо открыть одну тайну. Даже в те сложные времена все-таки была лазейка, чтобы, как сегодня бы сказали, «откосить» от верной смерти. Но это возможно и легально лишь в том случае, если у тебя есть справка от особенного доктора, а именно – от психиатра. Такими полномочиями в полной мере был наделен профессор Андреев М.П. И, как вы думаете, мог ли он за подводу с картошкой и мукой это сделать, если его единственная дочь сражалась на фронте? Думаю, что ответ очевиден. А, что он действительно мог, так это организовать военно-санитарный поезд, чтобы, возглавив его попытаться найти свою дочь на необъятных просторах разразившейся катастрофы. Понятно, что военврач 1 ранга Андреев М.П. спас огромное число раненных бойцов и офицеров. Но главная цель его усилий была достигнута в районе Курской дуги, где он, таки, нашел свою дочь и у них был целый час на то, чтобы… И вот я, слушая Галину Михайловну думал, чтобы что? Она тогда не сильно откровенничала, но было понятно, что есть особая тайна во встрече отца и дочери, в диалоге дочери с отцом. Трудно себе представить – всюду огонь и смерть, и вдруг эта встреча. Невероятная и долгожданная, необыкновенно чудесная и реальная. Честно говоря, мне почудилось тогда, когда я об этом узнал, что нам не дано понять истинную причину и основу героизма некоторых людей, если не окунутся в личную подоплеку подвига, в абсолютно бытовую и человеческую природу намерений и поступков людей. Мне даже подумалось тогда, что весь героизм и ратный подвиг Михаила Петровича основывался на надежде встретить дочь. Почему бы и нет. А все остальное – только путь к заветной цели под бомбежками, кровью и небольшой вероятностью выжить.

Галина Михайловна знала, откуда я приехал в Москву. Она даже помнила меня ташкентским студентом, который на ее лекциях в 1973 году задавал ей много вопросов. Однажды, много лет спустя после ее поездки в Ташкент, уже в Москве на очередное 9 Мая она вдруг вспомнила один из эпизодов ее фронтовой жизни. К тому моменту она руководила связью крупного подразделения, которому были приданы солдаты тылового обеспечения. В основном, это были пожилые уроженцы Средней Азии. Выходя вечером в расположении части, она заметила, что эти солдаты собирались в круг и занимались каким-то мистическим обрядом. Суть ритуала состояла в том, что каждый, кто получил «треуголку» – письмо из родных мест, прикладывал это письмо к своему лбу и все вместе начинали издавать звуки, похожие на причитание. Галине

Михайловне стало интересно, что бы это значило? Ей ответили, что все они неграмотные и таким образом пытаются вместе «прочитать», что же написано в этом письме. Удивившись такому странному способу понять написанное, она попросила дать ей письмо. Раскрыв поданyую ей «треуголку», она увидела непонятный текст, написанный на латинице, и стала его читать. А, стоит сказать, что Галина Михайловна была очень восприимчива к языкам (она читала лекции на английском, немецком, французском и немного – финском). И, кроме того, она знала татарский. С этого дня она стала читать письма, написанные на узбекском языке этим солдатам, оказавшимся в одно время и в одном месте с частью, где служила Галина Михайловна. У этих пожилых людей, по ее рассказам, была настолько полная уверенность в том, что она знает их язык, что они старались при каждой встрече заговорить с ней на родном языке.



Однажды именно в день Победы, именно 9 Мая мы оказались на кафедре. Не помню, почему так получилось. Мы поздравили Галину Михайловну, она в свойственной ей манере сделала вид, что достаточно почестей и пыталась перевести разговор на другие темы. Неожиданно мне захотелось спросить: «А где Вы встретили 9 мая 1945 года, как это было, при каких обстоятельствах?». «Меня об этом никто никогда не спрашивал» – ответила она. Интересно, подумал я, почему? Она сказала, что сама не понимает, почему.

Но готова вспомнить этот эпизод конца войны. Дело было в Прибалтике. Ощущение, что война закончилась, было странным. Поскольку мирным это время тоже нельзя было назвать. Начиналась демобилизация, предполагалось, что все разъедутся по домам. Это тоже звучало странно. Но как-то предполагалось все завершить. Галину Михайловну вызывают в штаб армии и объявляют, что еще рано покидать расположение армии, поскольку возникло важное задание. Оказалось, что захваченная нашими войсками секретная радиолокационная станция фашистов, будучи в полном порядке (или, как было сказано, «в масле»), не может быть использована, поскольку вся документация была уничтожена врагом. Вот же напасть: станция есть, как объект, а воспользоваться ею нет никакой возможности. И Галина Михайловна, как человек, владеющий немецким языком, стала посредником между немецким и советским инженерами. Им удалось «оживить» станцию, но это стоило двух месяцев. Для нее война закончилась в июле 1945 года.

Тем, кому посчастливилось прикоснуться к эпизодам военных лет Галины Михайловны, никогда не приходилось слышать от нее о подвигах, бесстрашии и героизме. Все ее рассказы были, скорее, будничны и неэмоциональны, рассудительны и человечны. Теперь понятно, что истинные фронтовики, как и настоящие профессионалы, демонстрировали свою гордость, честь и величие в терминах исключительной скромности и сегодня, думая о них, мы полны воспоминательности, которая оживляет их подвиг и делает его доступным нашему пониманию и чувству.

Взгляды Г. М. Андреевой на контекст социальной психологии

Для Г. М. Андреевой специфическое место социальной психологии на стыке социологии и психологии всегда являлось отправной точкой понимания предмета данной дисциплины. Совершенно очевидно, что существует класс феноменов, которые могут быть изучены только усилиями этих двух наук. С одной стороны, любое общественное явление реализуется через людей. С другой, – ситуации взаимодействия между людьми носят надиндивидуальный характер и влияют на поведение людей. Удивительным образом социальная психология оказалась именно той научной дисциплиной, которая могла ответить на запросы практики из самых разных сфер общественной жизни.

Специфику социальной психологии Г. М. Андреева определяет как «изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных включением их в социальные группы, а также психологических характеристик самих этих групп» [1, с. 12]. Систематическое изложение основных проблем социальной психологии позволило Г. М. Андреевой выстроить логичный и фундаментальный «каркас» научной дисциплины, который включал три «ядерных» области:

1. Закономерности общения и взаимодействия (раскрытие связи между межличностными и общественными отношениями). Предложенная идея сторон (структуры) общения как коммуникации, перцепции и интеракции стала классической и является актуальной до сегодняшнего дня.

2. Социальная психология групп (групповая динамика и межгрупповые отношения).

3. Социальная психология личности (влияние внешней среды на личность и личности на среду).

Общественно-политические и экономические процессы постсоветского периода («Эпоха перемен») с особой остротой поставили вопрос о социально-психологическом взгляде на происходящее. Г. М. Андреева зафиксировала те процессы, с которыми столкнулось массовое со- знание. Прежде всего это «глобальная ломка устоявшихся социальных стереотипов, распространенных в обществе в предшествующий период». Во-вторых, это изменение системы ценностей, ведущей к непредсказуемым последствиям. «Утрата ориентиров относительно иерархии ценностей оплачивается дорогой ценой, она порождает порою нравственный беспредел» - пишет Г. М. Андреева [1, с.347]. В-третьих, кризис идентичности. Изменяющийся мир выступает как препятствие процессу «отнесения» индивидом себя к определенной социальной группе.

Одной из ключевых причин того, что Г. М. Андреевой удалось предложить комплексный взгляд на социальную психологию, безусловно, является ее позиция как методолога науки. Отметим лишь стройную конструкцию, охватывающую три уровня анализа. Во-первых, это общая методология научного исследования, понимаемая как общий принцип или подход к явлениям действительности. Во-вторых, частная (или специальная) методология, как совокупность методологических принципов, применяемых в данной области знания. Сюда можно отнести деятельностный подход, а также известные теоретические ориентации в социальной психологии такие, как психоанализ, бихевиоризм, когнитивизм или символический интеракционизм. В-третьих, совокупность методических приемов исследования, методов, процедур и приемов.

В качестве примера Г. М. Андреева рассматривает принцип деятельности. В самом широком смысле слова философский принцип деятельности означает признание деятельности сущностью способа бытия человека. Деятельность и производит, и изменяет конкретные условия существования индивидов, а также общества в целом. Категория деятельности, таким образом, «открывается теперь в своей действительной полноте в качестве объемлющей оба полюса – и полюс объекта, и полюс субъекта» [5, c. 159]. Социальная психология, принимая принцип деятельности как один из принципов своей специальной методологии, адаптирует его к основ- ному предмету своего исследования – группе. Поэтому в социальной психологии важнейшее содержание принципа деятельности раскрывается в следующих положениях: а) понимание деятельности как совместной социальной деятельности людей, в ходе которой возникают совершенно особые связи, например коммуникативные; б) понимание в качестве субъекта деятельности не только индивида, но и группы, общества, т.е. введение идеи коллективного субъекта деятельности; это позволяет исследовать реальные социальные группы как определенные системы деятельности; в) при условии понимания группы как субъекта деятельности открывается возможность изучить все соответствующие атрибуты субъекта деятельности – потребности, мотивы, цели группы и т.д.; г) в качестве вывода следует недопустимость сведения любого исследования лишь к эмпирическому описанию, к простой констатации актов индивидуальной деятельности вне определенного «социального контекста» – данной системы общественных отношений. Принцип деятельности превращается, таким образом, в своего рода норматив социально-gсихологического исследования, определяет исследовательскую стратегию. А это и есть функция специальной методологии [5, с. 48-49].

Особо стоит отметить вклад Г. М. Андреевой в такую область социальной психологии, как психология социального познания. По сути, эта область была ею построена и институционализирована в отечественной науке. Интерес автора к данной области был обусловлен кардинальными социальными изменениями и выяснением места отдельного индивида в происходящих процессах. И главное – в возможностях и способах понимания своего окружения. Дело в том, что традиционно научное познание социального мира фокусировалось на том, как надо этот мир познавать. Теперь же обнажилась иная задача: как обычный человек познает окружающий его социальный мир? И как он практически справляется с трудностями этого мира?

Вопросы, поставленные Г. М. Андреевой, исследования ее учеников и последователей свидетельствуют о том, что психология социального познания позволяет ответить на главные вопросы, беспокоящие современного человека: как познать этот мир, как правильно пережить трудные ситуации и как в этих условиях эффективно действовать?

Заключение

Как считают знатоки современной молодежи, сегодня наступили другие времена, нас окружают другие люди, да и представления об окружающих нас событиях наполнены другим смыслом. Технически и информационно защита Отечества приобретает особые формы. Но остаются неизменными человеческие чувства: мужество и трусость, страх и отвага, взаимоподдержка и измена. Отмечая столетие академика РАО Г. М. Андреевой - выдающегося ученого, учителя и гражданина, мы отдаем дань памяти и ее ратному подвигу. Думается, что ее жизнь, те непростые выборы, которая она делала, могут послужить достойным примером для моло- дых героев нашего времени.

В одном из интервью на вопрос: «Было ли трудно учиться после такого значительного пе- рерыва?» «Нет, – говорит Галина Михайловна. – Была абсолютная одержимость. Причем и во все годы войны. Меня как-то раз контузило, я некоторое время была без сознания, еще на меня наехала машина, в нее же меня втащили, я говорю: «Позовите Толю Наумова». Он был ради-том из нашего круга, закончил первый курс Энергетического института. Мы с этим Толей, когда проходили мимо разрушенных школ, всегда подбирали учебники по математике, чтобы проверить, забыли все или нет. «Зачем тебе Толя?» – спрашивают. «Он мне даст квадратное уравнение, и я проверю себя – решу его или совсем с головой плохо». Толя дал мне уравнение, я его решила, а народ вокруг стоит простой, думают, что мы сходим с ума. Так что очень сильная была мотивация. На курсе – половина фронтовиков, некоторым было очень трудно, а некоторые как-то очень сильно взялись».

Библиография

1. Андреева Г. М. Социальная психология: учебник для высших учебных заведений. – 5-е изд., испр. И доп. М. : Аспект Пресс, 2002. 364 с.
2. Андреева Г. М. Психология социального познания: учебное пособие для студентов выс- ших учебных заведений. Издание второе, перераб. и доп. М.: Аспект Пресс, 2000, - 288 с.
3. Андреева Г. М. На фронте была абсолютная одержимость. https://psy.su/feed/8204/ (дата обращения: 20.05.2024).
4. Базаров Т. Ю. Поделюсь легендами о Галине Михайловне Андреевой https://psy.su/feed/8223/ (дата обращения: 21.05.2024).
5. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М. : Политиздат, 1975.

GALINA MIKHAILOVNA ANDREEVA – FOUNDER OF THE RUSSIAN SCHOOL OF SOCIAL PSYCHOLOGY

Bazarov T.Yu.
Lomonosov Moscow State University

Abstract. The article describes the life path, professional development, ideas, approaches and scientific her- itage of Galina Mikhailovna Andreeva, Doctor of Philosophy, Professor, Academician of Russian Academy of Sciences. It is to her belongs the creation and development in our country of a special scientific and practical direction in the field of psychology, namely social psychology. The first uni- versity textbook on social psychology became the basis for structuring knowledge in this field: groups and intergroup relations, communication as communication, perception and interaction, social psy- chology of personality: attitudes, roles and socialization. The perspective of social-psychological re- search proposed from the very beginning made it possible to outline the boundaries of the new disci- pline and, at the same time, made it possible to respond sensitively to the social conditions of modern life. Studies of social cognition and social change remain relevant and practically in demand to this day. The scientific school of G. M. Andreeva continues in the works of the staff of the Department of Social Psychology at Lomonosov Moscow State University and numerous alumni. A broad thematic framework has been set: sociocultural determinants of group and cognitive processes, the study of socio-psychological phenomena in the real context of individual and social life.

Keywords: Г. M. Andreeva, Moscow School of Social Psychology, social context, joint creative activity, ac- tivity and integrity of personality, communication and communication.

Об авторе

Базаров Тахир Юсупович, доктор психологических наук, профессор кафедры социальной психологии МГУ имени М. В. Ломоносова, заслуженный профессор Московского университета




На развитие сайта

  • Опубликовал: vtkud
Читайте другие статьи:
Учимся у Г.М.Андреевой и добавляем в Избранное
17-06-2024
Учимся у Г.М.Андреевой и добавляем в Избранное

Мы все ученики Галины Михайловны Андреевой – независимо от степени близости к миру социальной психологии.
Культурно-историческая психология: истоки и развитие школы в отечественной психологии
18-02-2024
Культурно-историческая психология: истоки и

Культурно-историческая психология - одна из самых крупных и признанных школ в отечественной психологии. Она была создана Львом
Памяти Галины Михайловны Андреевой
31-05-2014
Памяти Галины Михайловны Андреевой

Как сообщила в своем
  • Календарь
  • Архив
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Июль 2024 (14)
Июнь 2024 (42)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (35)
Март 2024 (61)
Февраль 2024 (48)
Наши колумнисты
Андрей Дьяченко Ольга Меркулова Илья Раскин Светлана Седун Александр Суворов
У нас
Облако тегов
  • Реклама
  • Статистика
  • Яндекс.Метрика
Блогосфера
вверх